Новые приметы праздника Победы

0
13

В минувшую среду страна отпраздновала 62-ю годовщину Великой Победы над немецко-фашистскими захватчиками. Как рассказал WPS командующий войсками Московского военного округа генерал армии Владимир Бакин, в параде Победы на Красной площади приняли участие около 7000 военнослужащих, в том числе военнослужащие, одетые в форму времен Великой отечественной войны и несущие штандарты 10 фронтов ВОВ. Вечером был праздничный салют в Москве и других городах РФ. Ветераны были в центре внимания. Парад и торжества символизировали, что в России помнят самую кровавую войну и отдают дань памяти погибшим. Но посмотрим, насколько действительно у россиян сформировано бережное и уважительное отношение к памяти о фронтовиках?

Накануне дня Победы страна негодовала по поводу сноса памятника Бронзовому солдату и могил фронтовиков в Таллине. Действительно, произошло надругательство над святынями, которые эстонские власти перенесли в другое место. У человечества есть негласное правило — могилы не трогать. Записано это и в Женевской конвенции. Но в Талине к этому отнеслись по-другому. Российский МИД и российское общество апеллируют к ООН, ОБСЕ. Но их почему-то не слышат. Зачерствела Европа? Или здесь что-то другое?

Не секрет, что с годами память о войне угасает. У людей как-то улетучивается то святое чувство к памяти героическому прошлому, к фронтовикам, которое должно быть у каждого нормального человека. Вот, скажем, по праву в Москве хулили Эстонию. А почти аналогичные действия совершили накануне дня Победы власти в подмосковных Химках. Памятник и останки 6 летчиков покоились недалеко от Ленинградского шоссе. Останки летчиков почему-то перенесли на кладбище, а памятник оставили. Сначала чиновники химкинской администрации намеревались памятник демонтировать. Они утверждали, что на месте памятника пройдет дорога-дублер для выезда из Химок на Ленинградское шоссе. Однако, сейчас, видимо, испугавшись общественного мнения, глава администрации Химок утверждает, что «памятник останется на месте». Зачем тогда было трогать останки погибших летчиков? Этот вопрос сейчас задают леворадикальные молодежные организации, которые 22 апреля выступили против перезахоронения фронтовиков и сноса памятника. Их митинг признали незаконным, ОМОН жестоко расправился с его участниками, есть пострадавшие. Чем же эти действия российского ОМОНА лучше тех издевательств, которые устроила эстонская полиция в Таллине, разгоняя демонстрантов, защищавших Бронзового солдата от сноса?

Известно, что культура нации, ее ценности начинаются с уважения ее народа к своему прошлому. А здесь у нас не все гладко Начальник Военно-мемориального центра (ВМЦ) Вооруженных сил РФ генерал-майор Александр Кирилин сообщил WPS, что «в России и за рубежом в 52 тыс. установленных воинских захоронений покоится прах около 9 млн. человек. Установлены имена лишь около 25% из них». На территории РФ осталось много мест, где еще просто лежат вне могил останки незахороненных людей. Не случайно, Минобороны создала для решения этой проблемы целый поисковый батальон.

Между тем прошли две чеченские войны. Вновь появились без вести пропавшие воины. И сейчас так складывается, что их поиском некому заниматься.

20 февраля 2003 года, члены комиссии при президенте России по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести заявили, что в розыске после двух чеченских кампаний на тот момент находилось 832 военнослужащих. 590 из них — из частей Минобороны, 236 — из подразделений МВД и 6 человек — из других силовых структур.

Согласно президентскому указу № 480 от 30 апреля 2005 года, вся забота о погибших защитниках Отечества в государстве полностью передается Министерству обороны России. Именно этим документом вновь образована Межведомственная комиссия (МВК) по военнопленным, интернированным и без вести пропавшим (старая президентская — упраздняется), и возглавить ее президент поручил помощнику министра обороны РФ генерал-лейтенанту Владимиру Шаманову. Однако Шаманов заявил, что работа по поиску военнослужащих, погибших в Чечне, в его обязанности не входит. Мол, возглавляемая им комиссия даже не приступала к своей работе. Даже «пока не утвержден состав комиссии и положения о работе». Генерал-майор Кирилин на днях уточнил WPS, что «в рамках Южного федерального округа все проблемы по розыску пропавших без вести солдат и офицеров в ходе контртеррористической операции на Северном Кавказе координирует представитель президента Дмитрий Козак».

Однако, по мнению председателя Союза комитетов солдатских матерей (СКСМ) Валентины Мельниковой, «никаких работ по поиску пропавших в Чечне воинов в РФ на сегодняшний день не ведется».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ