Постсовестское пространство как объект интересов НАТО

0
21

В то время как расширяются контакты НАТО с Россией, аналогичные процессы идут у альянса и с другими странами СНГ. Трудно сказать, с какой из стран Североатлантический блок контактирует больше, но понятно, что взаимоотношения с Россией у НАТО, во-первых, самые масштабные, во-вторых, судьбоносные, принципиальные, поскольку именно позиция России во многом пока определяет способность альянса утвердиться в той или иной стране Содружества. Скажем, не было бы доброй воли Москвы разрешить транзит войск альянса по России и странам-союзницам, операция НАТО в Афганистане была бы более затратной, и, возможно, еще менее эффективной. Москва не воспротивилась созданию авиабаз США и альянса в Киргизии, Узбекистане и Таджикистане, от ее позиции во многом зависит, будут ли присутствовать силы НАТО на Каспии и в Центральной Азии. Выводя базы из Грузии, Москва добилась официального заявления президента Михаила Саакашвили о том, что в его стране не будут размещаться военные объекты других государств мира, в том числе и НАТО.

Однако во взаимоотношениях России и НАТО в то же время проявляется какая-то двойственность, настороженность. С одной стороны, реально расширяется сотрудничество, проводятся военные маневры и другие мероприятия. С другой — во взаимоотношениях по-прежнему присутствует холодок недоверия. Россия очень ревностно относится к возможности расширения НАТО за счет стран СНГ и не разделяет многих подходов альянса к событиям на постсоветском пространстве. Наглядный пример тому — итоги состоявшегося недавно в Брюсселе планового заседания Совета Россия-НАТО (СРН) на уровне министров обороны.

На них, как известно, Сергей Иванов заявил, что Россия не поддерживает призыв НАТО к международному расследованию недавних событий в Узбекистане. Андижанскую трагедию альянс рассматривает как геноцид узбекского народа. Россия — как борьбу властей с террористами.

При этом Иванов блеснул статистикой: «По результатам расследования выяснилось, что среди убитых и задержанных в ходе событий в Узбекистане около 50 граждан иностранных государств. В основном это выходцы из азиатских стран, в том числе СНГ».

В настоящий момент, по данным официального представителя Пентагона, Узбекистан ограничил полеты американских военных самолетов с базы Ханабад, что близ Карши, административного центра Кашкадарьинской области страны. Запрещены все ночные полеты тяжелых транспортных самолетов, которые обеспечивают действия сил НАТО в Афганистане. Решение принято после того, как в адрес Узбекистана прозвучала критика со стороны официального Вашингтона. По мнению военных экспертов, не исключено, что в случае дальнейшего давления на Ташкент, последует решение узбекских властей о полном закрытии базы Ханабад. При этом экспертами рассматривается как весьма значительное явление предстоящее этим летом совместное военное учение ВС России и Узбекистана.

В то же время, вряд ли отношения России и НАТО можно назвать конфронтационными. Мы наблюдаем тенденцию увеличения контактов альянса и России, инициаторами здесь бывают и та, и другая сторона. Круг вопросов, которые обсуждают главы военных ведомств в рамках диалога «РФ-НАТО», по мнению министра обороны РФ Сергея Иванова, впечатляет. На недавнем саммите «НАТО-РФ» в Брюсселе были обсуждены проблемы в области оборонных реформ, обеспечения оперативной совместимости войск, противоракетной обороны театра военных действий, борьбы с терроризмом. Россия подписала соглашение о статусе сил стран НАТО и государств, участвующих в программе «Партнерство ради мира», на территории друг друга. С США проведены довольно масштабные учения «Торгау-2005». С этого года началась процедура оперативной совместимости подразделений специального назначения России и НАТО. А всего План сотрудничества России и НАТО на 2005 год предусматривает проведение более 200 различных мероприятий по военной линии, в том числе — около 50 по вопросам оперативной совместимости, а также участие в совместной военно-морской акции «Активные усилия» в Средиземноморье. Между тем Сергей Иванов недвусмысленно дает понять, что подобные военно-морские учения на Черном море нежелательны. В Брюсселе он заявил: «Мы не видим никакого смысла в расширении мандата на Черное море». По его словам, «на этом участке есть «Блэксифор», который в состоянии справляться с проблемами в этом регионе». Кроме того, по словам Иванова, «существуют российско-турецкие совместные учения, которые выполняют те же функции, что и «Активные усилия» — перехват нелегальных мигрантов, оружия».

Вопрос о расширении «Активных усилий» до масштабов Черного моря был поднят в Москве командующим Объединенными военно-морскими силами НАТО на Южно-Европейском театре военных действий итальянским вице-адмиралом Фердинандо Санфеличе ди Монтефорте во время его посещения Академии Генерального штаба ВС РФ. Это произошло почти одновременно с началом саммита РФ-НАТО. Вице-адмирал сообщил, что идею присутствия альянса на Черном море уже поддерживают некоторые страны СНГ. Какие он не сказал, но нетрудно догадаться, что это, скорее всего, Украина, глава военного ведомства которой тоже был на саммите министров обороны Североатлантического альянса. Но самое интересное, что Россия уже не может помешать таким планам. При этом становится возможной де факто интернационализация грузино-абхазского конфликта, поскольку «Активные усилия» направлены на поддержку стабильности и мира в регионах. А неурегулированность российско-украинских пограничных морских споров дает возможность рассматривать Азовское море как международные воды, куда могут заходить и суда НАТО.

Таким образом, цели России и Североатлантического альянса во многом по-прежнему не совпадают. В первую очередь, это касается постсоветского пространства. Россия недовольна, когда Молдавия хочет видеть натовских наблюдателей в Приднестровье, Азербайджан ждет от альянса военной помощи и защиты трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, Украина и Грузия просятся в НАТО и их принятие туда — вопрос времени. РФ не нравится возможное присутствие НАТО в Черном море, стремление США обосноваться на Каспии. С точки зрения интересов государства — это, видимо, оправдано. Но вот вопрос: зачем Москве так активно дружить с НАТО, если практической пользы, особенно на территории СНГ, от этого мало?

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ