РОССИЯ ВОЗДЕРЖИВАЕТСЯ ОТ ПОДДЕРЖКИ АМЕРИКАНСКИХ ИНИЦИАТИВ ПО УЖЕСТОЧЕНИЮ РЕЖИМА НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ ОРУЖИЯ МАССОВОГО УНИЧТОЖЕНИЯ

0
29

3-4 февраля в Вашингтоне прошли российско-американские консультации по ужесточению режима нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ). Как известно, впервые Джордж Буш озвучил свои новые предложения в сфере нераспространения ОМУ 31 мая прошлого года в Кракове во время визита в Польшу, а через несколько дней официально представил их на саммите «восьмерки» в Эвиане (Франция). Американский президент, в частности, призывает сотрудничеству в рамках данной инициативы между военными структурами и разведками стран мира. Он также предлагает перехватывать суда и самолеты в международных водах и воздушном пространстве, если есть подозрение, что эти транспортные средства перевозят оружие массового уничтожения или его компоненты. Эту инициативу пока поддержали 10 стран, в том числе ведущие европейские, а также Австралия и Япония.

Между тем РФ от прямой поддержки таких инициатив воздерживается, ведя с американской стороной консультации. В минувшие вторник и среду такие консультации осуществлялись на уровне военных экспертов двух стран. Российскую сторону на встречах в Пентагоне представлял начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны генерал-полковник Анатолий Мазуркевич. Комментируя итоги состоявшихся контактов, первый заместитель начальника Генштаба ВС РФ генерал-полковник Юрий Балуевский заявил, что на встречах российская сторона пыталась «получить разъяснения по ряду специфических вопросов военно-прикладного значения инициативы президента Джорджа Буша по ужесточению режима нераспространения».

«Например, к специфическим вопросам я отношу понимание слова «перехват», которое предлагается американской стороной применять, в частности, к воздушным судам, которые подозреваются в транспортировке компонентов для ОМУ», — отметил генерал. «Если в прямом смысле перехват — значит, мы должны самолет, пролетающий над воздушным пространством, принудительно заставить сесть, а если он не выполняет команды, уничтожить», — сказал Ю. Балуевский. «Однако, — продолжил он, — порой под словом «перехват» понимается элементарный досмотр, который осуществляется на морских судах в соответствии с международным морским правом; на воздушных — в соответствии с международными правилами воздушных перевозок и перелетов. В этом и проявляется специфика. У нас есть внутреннее законодательство государства, в частности, закон об обороне, закон о госгранице, в которые не укладываются американские предложения», — сказал Ю. Балуевский. «Я не юрист, но в моем понимании сегодня российское законодательство наиболее жесткое в отношении вопросов, касающихся транспортировки компонентов или материалов, из которых террористы могут создать ОМУ», — сказал военачальник.

Как известно, российско-американские контакты по вопросам нераспространения ОМУ начались после соответствующего предложения Джорджа Буша и приезда в Москву старшего заместителя госсекретаря США Джона Болтона. В минувшую пятницу он встречался с российскими военными и дипломатами и вел дискуссии по инициативам американского президента. Комментируя американские инициативы, Балуевский 30 января заявил, что «два из четырех положений заявления президента Буша по ужесточению режима нераспространения российской стороной принимаются. Эти положения касаются необходимости более широкого обмена развединформацией и «решения вопросов оперативной совместимости войск России и государств, входящих в американскую инициативу». «Третье положение, касающееся ужесточения национального законодательства в области нераспространения, я, будучи военным, не комментирую. Четвертое, заключающееся в выработке совместных действий по задержанию воздушных и морских судов, которые подозреваются в транспортировке компонентов для ОМУ, нами может быть рассмотрено только после принятия политического решения о вхождении РФ в американскую инициативу», — заявил Ю. Балуевский.

«Мы, военные, будем готовы к выполнению этой инициативы после решения чисто специфических вопросов, касающихся конкретного применения военной силы для решения поставленных задач», — подчеркнул замначальника Генштаба. «Степень конкретного участия (в инициативе Дж. Буша — прим. авт.), по нашему мнению, зависит от проведения конкретных мероприятий и готовности самого участника к их выполнению. Полагаю, что каждое государство может принимать участие в американской инициативе в силу своих возможностей», — сказал Ю. Балуевский.

Представитель Генштаба выразил озабоченность решением государств, поддержавших американскую инициативу, определить список неблагонадежных стран. «На втором заседании представители государств инициативы определили список так называемых неблагонадежных государств, включив в него Северную Корею и Иран. Нам непонятно, можно ли после этих двух государств поставить точку, или запятую. Не попадет ли в этой список (неблагонадежных государств — прим. авт.) Россия?» — спрашивает Ю. Балуевский.

Таким образом, Россия по-прежнему в вопросах инициатив по борьбе с терроризмом и нераспространению оружия массового поражения занимает собственную позицию. С одной стороны, она поддерживает активные действия по уничтожению ОМУ и баз боевиков, скажем, в Афганистане или Чечне, однако совершенно не приемлет диктаторский тон США, которая под маркой борьбы с террористами готова нарушать международное право и единолично руководить этим процессом, когда на это существуют давно проверенные механизмы ООН и других международных организаций.

Комментируя данные проблемы, источник в российском МИД заявил, что интересы РФ и США «в сфере нераспространения полностью совпадают и мы можем работать над пресечением любых нелегальных поставок ОМУ как через международные механизмы, так и путем укрепления национальных механизмов нераспространения». По словам источника, американская сторона, в том числе Дж. Болтон, не раз подтверждала, что «никакие нелегитимные действия предприниматься не будут». «Мы, со своей стороны, надеемся, что действия в рамках этой инициативы не будут подсекать» другие режимы нераспространения», — отметил источник.

Свою озабоченность нерешенностью некоторых вопросов в российско-американских отношениях по проблемам сдерживания стратегических потенциалов высказал заместитель секретаря Совета безопасности РФ Олег Чернов. В частности, им был отмечен тот факт, что между Москвой и Вашингтоном остаются некоторые разногласия по поводу мандата Комиссии по контролю за реализацией российско-американского Договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП). «Есть небольшие расхождения по мандату, чем должна заниматься данная комиссия. Этот вопрос носит юридический характер», — сказал О. Чернов после встречи в Москве с Джоном Болтоном. Договор о СНП был ратифицирован обеими странами в прошлом году. Документом предусмотрено создание комиссии по контролю за его реализацией. Однако до сих пор такая структура не создана. Он также заявил, что российская сторона рассчитывает на более активную совместную работу по уничтожению химического оружия в рамках программы Глобальное партнерства, принятой на саммите восьмерки и предусматривающей выделение в общей сложности $20 млрд на ликвидацию ОМУ.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ