ПОДВЕДЕНЫ ИТОГИ ОБОРОННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

0
27

На этой неделе в Москве под руководством министра обороны России Сергея Иванова состоялся сбор руководящего состава Вооруженных Сил. Данное мероприятие, на котором подводятся итоги учебного года в войсках, уже много лет, как правило, проходит в ноябре. Стало уже традицией, что, начиная с 1999 года, на сборе перед генералами и офицерами выступает Верховный главнокомандующий, президент страны Владимир Путин. Вот и на этот раз он давал свои оценки ратному труду военнослужащих. В этом году закончился важный этап реформирования войск, принята Программа перевода армии и флота на профессиональную основу, увеличены ассигнования на боевую подготовку, почти на четверть возросли заложенные в бюджет-2004 абсолютные расходы на национальную оборону.

Отмечая эти аспекты, президент страны обратил внимание на необходимость дальнейшего наращивания в войсках уровня боевой и мобилизационной готовности объединений и соединений. При этом важное место глава государства отводит профессионалам. По его словам, уже через три года прослойка контрактников в войсках должна быть доведена до 50%, то есть увеличена более чем в два раза (сейчас удельный вес солдат-контрактников составляет около 20%), а срок службы солдат по призыву должен быть уменьшен до года.

Отрадно, что впервые за последние 3 года Владимир Путин дал позитивные оценки деятельности ВС РФ. Президент считает, что «личный состав армии и флота достойно справляется с решением стоящих непростых проблем, и в первую очередь — в части организации боевой подготовки войск».

«Тот факт, что число батальонных и полковых тактических учений выросло почти в два раза, считаю показателем реальных перемен в вопросах подготовки армии», — отметил глава государства. Он заявил, что на следующий год значительная часть военного бюджета будет выделена именно на боевую подготовку и «в перспективе этот показатель также может и должен вырасти».

Вместе с тем Владимир Путин обратил внимание на необходимость армии быть готовой к отражению «современных конфликтов, если угодно, к отражению угроз «завтрашнего дня», а не к войнам образца прошлого века. И поэтому боевые возможности армии, ее стратегия и тактика должны быть гибкими, восприимчивыми ко всему новому, передовому, должны быть способными к изменениям и саморазвитию», — подчеркивал он, выступая перед генералитетом.

Президент выразил мнение, что в этой связи «следует больше уделять внимания изучению самого характера и уже имеющегося опыта современных вооруженных конфликтов».

«Очевидно, что здесь есть задачи для отечественной военной науки, для аналитических служб Генерального штаба», — указал он.

Между тем понятно, что теоретическое изучение боевого опыта лишь отчасти решает проблемы обеспечения обороноспособности страны. Как видно из доклада министра обороны Сергея Иванова, сегодня обеспеченность войск исправными образцами основных видов вооружения и военной техники составляет 70-85%, при этом доля современных образцов ВВТ — всего 20%. Для того, чтобы вести войны будущего, этого, конечно, мало. Поэтому, по словам министра, перед оборонными предприятиями и войсками стоит важная задача, связанная с ее модернизацией, и бережной эксплуатацией.

Обращает на себя внимание критический и подчас жесткий тон выступления Сергея Иванова перед участниками сбора и президентом страны. Несколько раз Иванов прерывал свое выступление и обращался к сидящим в зале генералам.

Так, говоря о технических проблемах армии и флота, министр обороны признал, что «пока процесс старения парка вооружения и военной техники остановить не удалось». Он уточнил, что в ряде округов — Московском, Северо-Кавказском, Сибирском — не уделяется должного внимания проведению установленных видов технического обслуживания как основному средству поддержания вооружения и военной техники в боеготовом состоянии. В этой связи министр обратился к своему заместителю, начальнику вооружения Вооруженных Сил генерал-полковнику Алексею Московскому с требованием максимально жестко подходить к согласованию ведущихся научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок, «некоторые из которых тянутся годами без практической отдачи, и их надо просто закрывать».

Подводя итоги работы с личным составом, Иванов выразил серьезную озабоченность возросшим уровнем смертности в армии и на флоте. По его словам, в 2003 году погибли 337 российских военных. Основными причинами гибели людей были самоубийства — 35 процентов, нарушения требований безопасности — 23, нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств -10 процентов.

«Суицид, чем бы он не объяснялся, есть явная недоработка командира, — отметил министр. — Офицерам надо чаще бывать в казармах, говорить с людьми, знать подчиненных. Никто, кроме командира, эффективно действующий сержантский корпус не воспитает. Сегодня нужно сказать, что ситуация в казарме отдана на откуп солдату, назначенному на сержантскую должность, отсюда и «дедовщина», и суициды, и массовые побеги».

Впрочем, как отметил министр, за год удалось добиться снижения на 33 процента числа «самоволок», на 25 — хищений имущества и денежных средств в воинских частях, на 17 — правонарушений при несении службы в суточных нарядах, на 13 — преступлений в отношении гражданских лиц, на 4 процента — числа военнослужащих, погибших при исполнении обязанностей. Министр обратился к начальнику Главного управления воспитательной работы ВС генерал-полковнику Николаю Резнику с требованием создать и внедрить в войска систему воспитания военнослужащих, адекватную требованиям сегодняшнего дня.

«Досталось» на сборах и главкому ВВС Владимиру Михайлову. Министр подверг критике командование ВВС и уровень подготовки военных летчиков. Он отметил, что «из-за слабой обученности личного состава, а также низкого технического состояния авиационной техники ни один из авиационных полков ВВС не отвечает на все сто процентов требованиям, предъявленным к воинским частям постоянной готовности». С начала этого года в российских ВВС имело место 10 летных происшествий, в которых погибли люди, отметил Сергей Иванов.

«Проблема обеспечения требуемого уровня подготовленности летчиков продолжает оставаться наиболее острой, — заявил Иванов. — Позвольте спросить: как мы собираемся осваивать новую боевую технику, которая уже начинает поступать в войска, если аварийность на старой — причем, подчеркну, не по причине технических отказов, а в силу человеческой халатности, небрежности, порой просто преступного разгильдяйства и бравады — превышает все мыслимые пределы. Нужно не искать оправдания, а добиваться безусловного выполнения положений уставов и инструкций». Он обратился к главкому ВВС с требованием «приложить усилия для того, чтобы найти способы исправить ситуацию и использовать все имеющиеся возможности для обучения летного состава».

Явную уверенность продемонстрировал Иванов и в поднятом им вопросе о необходимости интеграции под эгидой Минобороны РФ Федеральной службы железнодорожных войск и Федеральной службы специального строительства. Это, конечно, был не экспромт, и то, что президент России согласился с министром, говорит об известном влиянии Сергея Иванова на главу государства.

Заметим, что весь доклад министра об итогах ратной учебы войск прозвучал, как и в прошлом году, открыто, в присутствии журналистов. Ранее такие мероприятия в военном ведомстве были секретными.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ