Армейский излом

0
36

Нынешние новогодние праздники омрачились чрезвычайным происшествием. 24 военнослужащих из части железнодорожных войск, дислоцированной в поселке Мга Ленинградской области, самовольно оставили воинскую часть. Как заявили в военной прокуратуре Ленинградского военного округа, это были рядовые и сержанты, отслужившие разные сроки, включая и тех, кто должен был демобилизоваться весной 2003 года. По информации военного прокурора ЛенВО полковника юстиции Игоря Лебедя, большинство беглецов — 20 человек — были оперативно задержаны и доставлены в расположение части командованием. Четверо военнослужащих еще скрываются в Петербурге. Лебедь также сообщил, что двое военнослужащих — рядовой и младший сержант — госпитализированы в гражданские больницы с предварительным диагнозом «ушиб мягких тканей».

По предварительным данным, сообщил военный прокурор, в новогоднюю ночь в воинской части произошел конфликт между рядовым и сержантским составом и младшими командирами, после чего рядовые и сержанты решились на побег.

Между тем есть и другая версия причин ухода солдат-железнодорожников из воинской части. Как заявил WPS начальник пресс-службы Федеральной службы железнодорожных войск (ФСЖД) РФ полковник Александр Комаров, мотивы оставления солдатами расположения военного городка до сих пор до конца не выяснены. Однако доподлинно известно, что в ночь с 3-го на 4-е января солдаты-железнодорожники распивали в казарме спиртные напитки. По версии офицера, их действия пытался предотвратить начальник штаба части. Однако солдаты оказали сопротивление и избили его. Впоследствии «должностное лицо части попыталось навести уставной порядок в казарме», после чего 24 солдата, в основном прослужившие 1,5-2 года, покинули воинскую часть и обратились в организацию «Солдатские матери Санкт-Петербурга», где пожаловались на нарушения уставных отношений со стороны офицеров.

По факту ЧП в ФСЖД РФ военной прокуратурой ЛенВО возбуждено уголовное дело по ст. 236 УК РФ (превышение должностных полномочий), а вместе с военными прокурорами работают и офицеры-воспитатели Федеральной службы железнодорожных войск. Инспекционную группу возглавляет заместитель командующего ФСЖД РФ по воспитательной работе генерал-лейтенант Вячеслав Бурый.

Такой симбиоз представителей военной юстиции и военных структур, как правило, всегда имеет место при расследовании ЧП, связанных с неуставными отношениями в войсках. Однако здесь настораживает другое: в СМИ поток негативной информации из войск нарастает, а военное руководство, этого как бы не замечает и делает радужные заявления. Скажем, подводя в конце ноября на сборах руководящего состава ВС РФ итоги года, министр обороны Сергей Иванов с оптимизмом подчеркнул, что количество правонарушений в армии и на флоте уменьшилось по сравнению с прошлым годом. По его данным, количество военнослужащих, самовольно оставивших место службы, снизилось на 21 %, правонарушений при несении службы в суточном наряде — на 26 %, преступлений на почве незаконного оборота наркотиков — на 34 %, хищений государственных средств — на 42 %, хищений боеприпасов — на 44 %. В эти цифры верится с трудом.

Комментируя последний побег солдат-железнодорожников из воинской части в поселке Мга, Сергей Иванов заявил, что, по его мнению, побеги военнослужащих вызваны, прежде всего, плохой работой командиров.

«Очень много зависит от конкретного командира. Еще один момент, который меня лично настораживает, — это побеги, иногда за многие сотни километров, в комитеты солдатских матерей. Когда военнослужащий обращается в военную прокуратуру, если обращение непосредственно к своим командирам не приносит результатов, — я считаю это вполне нормальным. А вот забеги на марафонские дистанции вызывают определенные вопросы», — заявил министр.

Между тем тому, что солдаты бегут к представителям общественности, есть вполне логичное объяснение. По доверию со стороны солдат органы военной прокуратуры (тем более в воинских гарнизонах) не сильно уступают командованию воинских частей. В 2002 году число жалоб на местных военных командиров и чиновников, направляемых непосредственно в Москву, в частности в Главную военную прокуратуру, увеличилось в два раза, в Комитет солдатских матерей — более чем в 2,5 раза. При этом военнослужащие просили и просят, чтобы правоохранительные и общественные структуры не переадресовывали их жалобы в органы военного управления. Уже сами военные прокуроры делают вывод о том, что «военнослужащие теряют веру в способность и желание командиров решать их насущные проблемы».

Таким образом, в России и ее вооруженных формированиях по-прежнему отсутствуют гражданские институты, способные действенно защищать интересы солдат, сержантов, да и офицеров. Несмотря на более, чем десятилетний опыт строительства гражданского общества, Россия так и не смогла создать эффективные институты гражданского контроля над войсками.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ