Защита Квашнина — нападение

0
17

В понедельник бы понижен в должности вице-премьер Илья Клебанов. Есть разные версии этого события. Заслуживает внимания и та, которая связана с проблемами финансирования оборонного заказа. В минувшую пятницу парламентарии озаботились судьбой денег, полученных в 1997-2001 гг. на развитие Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Поднимался также вопрос о необходимости проверки сделок тогдашнего командования РВСН по коммерческим запускам спутников.

Все эти вопросы поднимали депутаты, представляющие проправительственные фракции. Скажем, вице-спикеры ГД Любовь Слиска («Единство») и Георгий Боос (ОВР) представили данные Лиги оборонных предприятий, которые подтверждают, что оборонный заказ в 1997-2001 гг. был профинансирован не полностью. Госдума поддержала их предложение направить депутатский запрос Председателю правительства с тем, чтобы проверить и понять, почему и как это произошло. Мол, США выходят из Договора по ПРО, не хотят ратифицировать договор СНВ-2, а НИОКР по развитию межконтинентальных баллистических ракет при профицитном бюджете в 2001 году профинансированы всего на 2%. Серийные поставки для производства ракет «Тополь-М» профинансированы на 18%. При этом еще в 1997-1999 гг. на развитие РВСН шло почти 40 % оборонзаказа. Почему такой разброс цифр? Кто в этом виноват? Вот вопросы, ответы на которые ждут депутаты от руководства страны.

В довесок к этим проблемам народные избранники хотят разобраться, куда РВСН дели деньги от произведенных в 1997-2001 гг. коммерческих запусков спутников. С такой инициативой выступил депутат ГД Александр Венидиктов (фракция «Регионы России»). До избрания в парламент страны он возглавлял Государственный испытательный космодром в г. Свободном и был одним из технических исполнителей по выполнению коммерческих проектов РВСН. Подчиненными ему расчетами с использованием бывших советских межконтинентальных баллистических ракет (МБР) в 1997-2001 гг. были произведены три коммерческих запуска спутников. Как заявил депутат Венидиктов, «войска за это не получили ни копейки. Хотя каждый пуск МБР стоил минимум 1 млн долларов. При этом издержки составили не более 10%. Надо разобраться, куда делись деньги от прибыли», — заявил депутат.

Столь неожиданная активность депутатов вызывает вопросы. Итоги выполнения оборонзаказа за 2001 год подведены в Правительстве более месяца назад (тогда вопросов не было), о проблемах коммерческих запусков спутников военными ракетами говорят в России и за рубежом как минимум 5 лет. Почему именно сейчас Госдума озаботилась проблемами РВСН и оборонзаказа?

Источники близкие к министерству обороны и из окружения бывшего главы военного ведомства РФ Игоря Сергеева считают реанимацию Госдумой вопроса о ракетном бизнесе РВСН «комариными укусами». По их мнению, это лишь продукты информационной и иной борьбы, которая развертывается сегодня в политических (в том числе и в Госдуме), военных и военно-промышленных кругах РФ по поводу выработки принципов дальнейшей ядерной политики России в связи с выходом США из Договора по ПРО и нереализацией ими договора СНВ-2. По сути, сейчас вновь, как 3-4 года назад, сталкиваются две команды: нынешнего начальника Генштаба Анатолия Квашнина, сумевшего убедить руководство страны в необходимости преимущественного развития Сил общего назначения, и Игоря Сергеева. Последний предлагал и по-прежнему предлагает пересмотреть «навязанную Квашниным» Программу развития стратегических ядерных сил (СЯС) и создать интегрированное объединенное командование Стратегических сил сдерживания (ОК ССС), не снимать и не уничтожать МБР, которые не выслужили свой боевой срок, ставить не 6, а 10 новых ракет «Тополь-М» на боевое дежурство и активизировать НИОКР по ракетным программам, с тем, чтобы парировать возможные угрозы от США. Квашин, которого, кстати, поддерживает Илья Клебанов, предлагает на развитие СЯС тратить не более 16% от оборонзаказа. Именно такая цифра заложена в подписанной 20 января президентом Государственной программе вооружения до 2010.

С этим сторонники Сергеева не согласны. Как известно, все они сейчас выведены за штат МО РФ или уволены из военного ведомства. Однако от своих идей они не отказались и пытаются довести их до руководства страны, в том числе и через депутатские запросы правительству. У Генштаба тоже есть здесь свои заготовки в виде «комариных укусов». Мол, надо спросить у экс-министра обороны Сергеева и экс-главкома РВСН Яковлева о том, куда они дели деньги от организованных ими в 1997-2001 гг. коммерческих запусков спутников и т.п.

Трудно сказать, поддерживают ли Боос и Слиска нынешние идеи Генштаба и лично Анатолия Квашнина и Илью Клебанова, но инициированный ими вопрос проверки исполнения оборонзаказа говорит о том, что они, во-первых, хотят сами разобраться, во-вторых, привлечь к этой проблеме правительство и президента страны. Хотя понятно, что использование депутатской трибуны при рассмотрении вопросов ядерной стратегии и дальнейших направлений развития обороны страны (это компетенция президента) — угроза поворота к чрезмерной милитаризации сознания не только наших депутатов, но и всего российского общества.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ