Россия — НАТО: шаг вперед, два шага назад

0
17

На состоявшемся заседании Совместного постоянного совета РФ — НАТО на уровне министров обороны, на первый взгляд, приняты важные решения. Во-первых, министр обороны РФ Сергей Иванов и генеральный секретарь Североатлантического альянса Джордж Робертсон в ходе заседания Совместного постоянного совета (СПС) РФ — НАТО обменялись документами об открытии в Москве военной миссии связи НАТО. Во-вторых, участники СПС РФ-НАТО приняли решение сформировать новый уровень отношений в формате «двадцатки» к маю 2002 года. По словам Сергея Иванова, среди тем, которые могут здесь обсуждаться, борьба с терроризмом, проблема нераспространения оружия массового уничтожения, миротворчество, предотвращение кризисов, в том числе гражданских, а также европейская ПРО. Причем, по мнению российской стороны, обсуждение этих вопросов должно проходить на равных, что подразумевает и право вето у России.

В-третьих, Сергей Иванов заявил, что в формате «двадцатки» Россия готовится обсуждать только политические вопросы. По словам первого заместителя начальника Генерального штаба генерал-полковника Юрия Балуевского, Москву не интересует статья 5 Устава НАТО (о принятии решения на участие в совместных боевых действиях), а также вопросы, связанные со стратегическим ядерным планированием.

Россия по-прежнему против расширения НАТО на Восток и не видит необходимости в альянсе как в военной организации. Между тем НАТО пока разрешения на свои действия у России не спрашивает. Изменится ли здесь обстановка после мая 2002 года, покажет время. А пока в итоговом коммюнике Североатлантического совета на уровне министров обороны было заявлено, что НАТО сохраняет за собой прерогативу самостоятельных действий и решений в формате «19» по всем вопросам, относящимся к его обязательствам и ответственности. Министры обороны стран альянса также подтвердили, что на саммите НАТО в Праге в ноябре 2002 года начнется новый цикл расширения блока и призвали девять стран-кандидатов «усилить их подготовку» к вступлению в альянс.

Из этого всего следует, что альянс и Россия видят по-разному возможность дальнейшего сотрудничества. И итоговое коммюнике Совета НАТО это зафиксировало. Вряд ли при таком подходе России будет предоставлено право вето при принятии вопросов, которые решено обсуждать совместно в рамках «двадцатки». Но тогда вопрос: чем «двадцатка» отличается от формата «19+1»?

Запад и США пока настороженно подходят к инициативам России. Между тем Москва понимает, что, говоря словами Владимира Путина, «корабль отчуждения» двигается в определенном направлении, но имеет инерцию движения и развернуть его достаточно сложно. «Поэтому, — считает российский президент, — нужно набраться терпения, действовать аккуратно, профессионально».

Хотя изменение характера отношений, которое, по словам Путина, в последнее время наблюдается между Россией и Западом, и «не зафиксировано так, как нам бы хотелось, сам этот процесс уже создает предпосылки для развития ситуации подобного рода в мире и для России, и для ее экономики». В последнем своем интервью «Файнэншл таймс» российский президент особо подчеркнул, что, проводя такую политику, Москва не ждет для себя каких-то поблажек и ни о чем не просит. «Мы просто обращаем внимание наших партнеров на то, что им выгодно относиться к России как к равному партнеру. И чем раньше наши партнеры это осознают и будут действовать в соответствии с такой логикой, тем лучше для всех — и для нас, и для наших партнеров», — заявил президент РФ. Проводя такую политику, Россия, подчеркнул ее президент, ни разу не поступилась своими национальными интересами, примером чего является ее позиция невыхода из Договора по ПРО. «Такая взвешенная позиция отстаивания, с одной стороны, национальных интересов, а с другой стороны, стремления к установлению добрососедских, нормальных отношений с нашими партнерами, пользуется поддержкой населения России», — сказал Владимир Путин.

Между тем доверительных отношений с НАТО, США и с Западом в целом у РФ пока не получается. НАТО будет расширяться на Восток, ее страны укрепляют свои позиции в Центральной Азии и теснят Россию там, США выходят из Договора по ПРО. Путин, конечно, все это видит, но сделать ничего не может. Слабая полуразваленная экономика, невозможность осуществить эффективную конверсию — все это ослабляет позиции Москвы. Кремль ищет выгоды даже в этой сложной ситуации. Первое и самое главное — Россия убедила США в необходимости дальнейшего сокращения стратегических наступательных вооружений и совместного контроля над этим процессом. Но будет ли подписан СНВ-3, если Договор СНВ-2 так и не вступил в силу? Хотя уже очевидно, что стремление ядерных держав к сокращению своих вооружений — это положительная тенденция. Ядерный потенциал РФ и США будет понижен до уровня 1500-1700 единиц.

При этом вложения в ВПК, по словам российского министра обороны, будут небольшими. Как он заявил, «бессмысленно тратить деньги на гонку вооружений». По его словам, «система НПРО — это миф». Комплекс российских ответных мер на возможный выход США из Договора по ПРО будет малозатратным, поскольку все имеющиеся на вооружении российской армии межконтинентальные баллистические ракеты способны преодолевать систему ПРО любой страны мира.

Таким образом, у России постепенно меняются отношения со своими западными партнерами. Эти отношения пока только складываются. Сам факт стремления Москвы к зарубежным контактам, демилитаризация внешнеполитического курса Кремля — все эти положительные тенденции с пониманием воспринимаются мировым сообществом.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ