В Афганистане возможна новая война

0
21

Война в Афганистане заканчивается. Остались несколько городов на севере (Кундуз) и юге страны (Кандагар), где талибы пытаются удержаться. Между тем участь их, видимо, предрешена. При этом разрастаются противоречия внутри самой антиталибской коалиции, а также между афганскими руководителями, ООН и воинскими контингентами, введенными в Афганистан в качестве миротворцев.

По сообщению компетентных источников и западных СМИ, имеющих объективную информацию из Афганистана, на севере страны в районе Мазари-Шарифа власть между собой делят узбеки и хазарейцы. Узбекские генералы Рашид Дустум и Атта Мохамед, а также лидер хазарейцев Устада Мохаккика поделили город на три части. Таджикские войска традиционно находятся в северо-восточных провинциях, а также в Пандшерском ущелье, в том числе на выходе из него — на авиабазе Баграм и в Кабуле.

Другой боевой командир Альянса — ираноязычный Исмаил Хан — укрепился в Герате и установил контроль над тремя западными провинциями. Он поначалу предпринял наступление на Кандагар, но его вовремя остановили руководители Северного альянса, не пожелавшие межэтнических конфликтов, поскольку в Кандагаре большинство населения — пуштуны. В районе Джалалабада ситуацию контролирует лидер так называемой Восточной шуры пуштун Хаджи Абдул Кадыр, который стал губернатором города.

Между тем на власть в Афганистане претендует также лидер «Исламской партии Афганистана» Гульбеддин Хекматиар, находящийся в эмиграции в Иране. Сообщается, что он намерен взять под свой контроль базу Чарасиаб, расположенную в 25 км к юго-востоку от Кабула. Об этом сообщила во вторник газета «Ньюз». По ее данным, Гульбеддин приказал своим сторонникам, проживавшим в эмиграции в Пешаваре, вернуться в Афганистан и провести переговоры с находящимися в стране полевыми командирами, чтобы взять базу под свой контроль. Тем самым влиятельная в прошлом «Исламская партия Афганистана» намерена «поучаствовать» в разделе власти в стране в качестве реальной военной, а не только политической силы, отмечает «Ньюз».

Кроме этого, противоречия имеются в самой верхушке Северного альянса. Хазареец-шиит Юнос Кануни, занимающий пост главы МВД, не согласен с засильем таджиков в полиции и намерен создать собственные силы безопасности. Он очень ревностно относится к иностранному военному присутствию и на днях выступил с заявлением о неприемлемости присутствия иностранных войск в Афганистане. При этом он уточнил, что в стране могут присутствовать только силы специального назначения, участвующие в захвате Усамы бен Ладена на юге страны. Кануни претендует на роль лидера, ведя переговоры о формировании поствоенного правительства. Так, по сообщению японского агентства Киодо Цусин, он провел в Кабуле консультации с личным представителем генерального секретаря ООН Франсеском Ведреллом о путях создания нового правительства в Афганистане. Он согласился с тем, что консультации о правительстве надо проводить в одной из стран Европы. По словам Кануни, речь в Европе будет идти о формировании т.н. «Временного совета» с участием представителей различных политических сил, народностей и районов Афганистана. Им предстоит выработать схему создания правительства, пользующегося широкой поддержкой в стране. Министр отказался сообщить точное время начала консультаций в Бонне. По его словам, они «пройдут в ближайшее время».

Таким образом, противоречия налицо. Во-первых, лидеры антиталибской коалиции начали борьбу за власть. Во-вторых, они не хотят, чтобы в стране было иностранное военное присутствие, хотя ООН на этом настаивает, видимо, боясь, что гуманитарная помощь будет разворована. В-третьих, нет полного единства среди мирового сообщества. США и их союзники с одной стороны, и Россия, Иран, Таджикистан с другой, начали собственную борьбу за влияние на этнические и социальные афганские группировки.

Запад это намерен сделать путем военного присутствия в Афганистане. О своем желании ввести воинские контингенты на территорию Афганистана уже заявили не менее 10 стран мира. А США, Великобритания, Турция и Франция уже имеют на территории страны собственные воинские контингенты, которые намерены расширять.

Что будет в ближайшем будущем? Не станут ли натовские голубые каски в Афганистане своего рода оккупантами, как это случилось там с советскими войсками в 1979-1989 гг.? Этими вопросами сегодня озабочены многие страны, в том числе и Россия. Делая прогнозы относительно ближайшего будущего в Афганистане, министр обороны РФ Сергей Иванов заявил 17 ноября о том, что рано там праздновать победу. «Нынешняя эйфория на Западе ничем не обоснована. Талибы не исчезли, они, вероятно, перейдут к тактике партизанской войны, будут устраивать засады, подрывы», — сказал Иванов. Так что возможных миротворцев в этой стране ждут нелегкие времена. Враждебно к ним могут быть настроены не только талибы, но и другие народы.

Между тем анализ действий США и их союзников в Афганистане говорит об их желании надолго остаться в этой стране. И не только в Афганистане, но и других странах Центральной Азии, в первую очередь в Узбекистане. Американские и турецкие военные специалисты будут реконструировать бывший военный аэродром под Карши. Они также оборудуют военную базу в Мазари-Шарифе. К ним 17 ноября подключились французские специалисты. На очереди немцы. Военные аэродромы в Мазари-Шарифе и Баграме, по планам американцев, должны стать главными опорными пунктами войск НАТО в Афганистане. Какая юридическая база будет под это подведена, сказать трудно. Баграм — это место, где велико влияние Раббани и таджикских кланов. Вряд ли они допустят, чтобы Великобритания, или какие-либо другие страны Запада были хозяевами на аэродроме.

Однако, очевидно, что в Мазари-Шарифе, где живут узбеки, военная база НАТО может быть обустроена. По неофициальным данным поддерживаемый Вашингтоном и Ташкентом генерал Дустум, влияние которого в провинции Балх достаточно крепко, согласился с «миротворческими» планами НАТО модернизировать в Мазари-Шарифе военный аэродром.

Таким образом, еще не закончившиеся в стране боевые действия против талибов уже поставили на повестку дня вопросы, связанные с формированием в Афганистане коалиционного правительства и присутствием там международных воинских контингентов. Россия, Иран и другие страны-союзницы Москвы по внутрианфганскому диалогу (в первую очередь Таджикистан, Китай и Индия) очень осторожно относятся к этим проблемам, делая негласную ставку на поддержку Северного альянса, который вошел в Кабул и пока владеет политической инициативой, связанной с выработкой принципов послевоенного устройства страны. Однако не исключено, что против СА могут выступить крупные пуштунские племена, которые намерены восстановить свое влияние в центральных провинциях страны, и, в первую очередь, в Кабуле.

Пока трудно сказать, насколько смогут повлиять на пуштунов американцы. Хотя путем подкупа они, видимо, смогут завоевать симпатии некоторых пуштунских лидеров. Но о том, что США будут безраздельно господствовать в Афганистане, говорить рано. Пуштуны, которые больше всего пострадали от американских бомбежек, пока враждебно относятся к США и другим Западным странам. Они также настороженно относятся к лидерам Северного альянса. Не исключено, что после переговоров о разделе власти в Афганистане появятся недовольные и борьба за сферы влияния вновь встанет в Афганистане вооруженной. На этот раз уже между этническими кланами.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ