Определены новые рубежи российско-иранского сотрудничества

0
23

Несмотря на недовольство США, Россия развернула полноценное сотрудничество с Ираном. Это демонстрируют итоги визита в Россию президента Ирана Мохаммада Хатами. Во время контактов гостя с представителями российской власти было недвусмысленно заявлено, что Иран считает Россию стратегическим соседом. Москва также делала подобные заявления в отношении Тегерана. На союз двух стран это пока не похоже, однако после подписания между Тегераном и Москвой 12 марта Договора об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества страны становятся гораздо ближе и понятней друг другу.

В Договоре отмечается, что Россия и Иран строят отношения между собой на основе суверенного равенства, сотрудничества, взаимного доверия, уважения суверенитета, территориальной целостности и независимости, невмешательства во внутренние дела друг друга.

В Договоре говорится, что каждая из сторон обязуется не применять во взаимных отношениях силу, или угрозу силой, не использовать свою территорию для совершения агрессии, подрывных и сепаратистских действий против другой стороны. В

случае, если одна из сторон подвергнется агрессии со стороны какого-либо государства, другая сторона не должна оказывать никакой помощи агрессору и будет содействовать тому, чтобы возникшие разногласия были урегулированы на основе Устава ООН и норм международного права.

Таким образом, Москва и Тегеран сделали важный шаг к партнерству и оговорили основные постулаты, которые обеспечивают им взаимную безопасность и дают возможность без подозрений относиться к друг другу. Это тем более ценно в условиях, когда США определили Иран как «страну-изгой» и ввели против нее санкции. Россия же протянула Ирану руку сотрудничества, что лишний раз подчеркивает ее самостоятельность и независимость от Вашингтона.

Эта независимость наглядно продемонстрирована в общих заявлениях Москвы и Тегерана, касающихся многих международных проблем, в том числе в каспийском и среднеазиатском регионах. Так, Хатами заявил в Кремле во время встречи с российским президентом, что «любое иностранное присутствие в среднеазиатском и каспийском регионах может нарушить там баланс мира и стабильности». По его словам, чтобы достичь мира и стабильности в регионе, «мы не нуждаемся в каком-либо

иностранном присутствии». Путин был более сдержан, но не возразил Хатами, заметив, что российско-иранское сотрудничество стало заметным фактором, способствующим укреплению безопасности и стабильности как в регионе, так и в мире.

Наблюдателями отмечалось, что в ходе визита иранского президента в Россию не удалось достичь каких-либо договоренностей по каспийской проблеме. Между тем в Договоре России и Тегерана подтверждено и закреплено очень важное положение, касающееся того, что стороны до усовершенствования правового режима Каспия официально не признают никаких границ на этом море и расширяют сотрудничество на Каспийском море посредством разработки необходимых правовых механизмов в сфере рыболовства и рыбоводства, судоходства, прибрежной торговли, разработки минеральных ресурсов и охраны окружающей среды. При этом Москва и Тегеран подтвердили реальность и действие по настоящее время договора между РСФСР и Персией от 26 февраля 1921 года и договора о торговле и мореплавании между СССР и Ираном от 25 мая 1940 года. Это говорит о желании сторон решить каспийскую проблему с учетом взаимных интересов и доброй воли.

На официальном уровне очень мало говорилось по поводу военно-технического сотрудничества между Москвой и Тегераном. Между тем на встрече Владимира Путина и Мохаммада Хатами в Кремле российский лидер подтвердил, что Россия намерена продолжать военно-техническое сотрудничество с Ираном, «не выходя за рамки своих международных обязательств». По словам Путина, заявки иранской стороны российским производителям «сосредоточены на вооружениях оборонительного характера».

Уже спустя несколько часов после подписания российско-иранских документов официальный Вашингтон высказал, мягко говоря, недоумение по поводу возобновившихся российско-иранских контактов. Администрация Джорджа Буша считает «областью особого беспокойства для Соединенных Штатов» планы России по продаже Ирану «усовершенствованных обычных вооружений или опасных технологий, таких как технологии ядерных ракет». Такое заявление сделал 12 марта в Вашингтоне официальный представитель госдепартамента США

Ричард Баучер, назвавший Иран «государством-изгоем».

По его словам, намерение России является «контрпродуктивным», так как продажи вооружений и технологий будут осуществляться в страну и регион, из которого «может исходить угроза для нас всех». При этом Баучер признал, что США, выражая свою обеспокоенность, пока не располагают информацией о том, что же конкретно будет продавать Россия Ирану.

Вице-премьер правительства РФ Илья Клебанов, комментируя озабоченность США российско-иранскими военными контактами, заявил журналистам, что в ближайшее время должно быть принято решение о возможных поставках Россией Ирану только оборонительных вооружений, в том числе средств противовоздушной обороны (ПВО).

Вице-премьер заметил, что вопроса о поставках наступательных вооружений Иран перед Россией вообще не ставил, речь шла только о той технике, которая выполняет оборонительные функции. «Трудно назвать наступательными средствами вооружений средства ПВО даже при внимательном изучении через микроскоп», — сказал Клебанов.

Аналогичные заявления были сделаны во время визита секретаря Совбеза РФ Сергея Иванова в Вашингтон и его встреч с советником президента США по национальной безопасности Кондолизой Райс и госсекретарем Колином Пауэллом. Российским представителем еще раз было заявлено, что военное сотрудничество России и Ирана не направлено против третьих стран и не угрожает безопасности США.

В чем конкретно будет заключаться российско-иранское военное сотрудничество? Согласно разработанной в Иране Программе модернизации национальных вооруженных сил на период до 2010 года в стране составлен план производства и поставок современных видов вооружений и военной техники. В немалой степени этот план включает размещение военного производства и поставки из России.

Некоторые наблюдатели отмечают, что в ходе нынешнего визита иранского министра в Россию наблюдалась некоторая пассивность военно-технических контактов. Факт незаключения новых сделок с Тегераном по поставкам вооружений из России они оценивают как «осторожность Москвы, которая только оправляется от синдрома договоренностей «Гор — Черномырдин», запрещавших российско-иранское военное сотрудничество. Между

тем это далеко не так и правовая база, по которой могут развиваться оборонные контакты Москвы и Тегерана, имеется.

После распада СССР между Россией и Ираном было подписано четыре межправительственных договора о поставках обычных вооружений. Между нашими странами существует договор о сотрудничестве в гражданской ядерной сфере. Предполагалось, что Россия фактически полностью перевооружит вооруженные силы Ирана, наладит этому государству собственную оборонную и ядерную промышленность. По данным Интернет-сайта «Strana.ru», до вступления в силу меморандума «Гор — Черномырдин», заблокировавшего переговоры с Ираном в сфере ВТС, Москва успела поставить этой стране минимум два полка, укомплектованных истребителями МиГ-29 и бомбардировщиками Су-24, три дизельные подводные лодки проекта 877ЭКМ («Кило» по классификации НАТО), включая береговую инфраструктуру для их обслуживания, несколько дивизионов зенитно-ракетных комплексов С-200ВЭ.

В рамках российско-иранского соглашения осуществляется лицензионное производство в Иране 1000 танков Т-72С и 1500 боевых машин пехоты БМП-2 (уже собрано 226 танков и 192 БМП), противотанковых управляемых ракет «Корнет».

По некоторым данным, Тегеран готов закупить у России современные танки Т-90С (до 450 единиц), боевые машины пехоты БМП-3 и БТР-90 (250 единиц), вертолеты — КА-50 (более 60 машин), а также различные артиллерийские системы (РСЗО «Смерч» и «Ураган»), средства ПВО, с помощью которых Москва фактически может создать Ирану полноценную систему ПВО (С-300ПМУ-1, «Бук-М1», ПЗРК «Игла»), самолеты Су-24, Су-27, МиГ-29, дизельные подводные лодки. ВС Ирана необходимы также поставки запасных частей, аккумуляторов, новых типов радиостанций и т.п. Все это возможно быстро поставить в Иран только со складов Российской армии. Не исключено, что такие поставки уже осуществляются. И, видимо, именно об этом шла речь на встрече 14 марта министра обороны России Игоря Сергеева с главой военного ведомства Ирана вице-адмиралом Али Шамхани.

Встреча эта не афишировалась, на нее не были допущены журналисты. Но кое-какая информация о ней имеется. Источники из Минобороны РФ допускают, что «во время беседы, министры обсудили ход выполнения договоренностей о возобновлении и развитии военно-технического сотрудничества, достигнутых в

рамках официального визита Игоря Сергеева в Иран в декабре прошлого года». Москва и Тегеран, вероятно, договорились об обучении в РФ иранских специалистов, а также обсудили большой комплекс вопросов, касающихся проблем борьбы с терроризмом и сепаратизмом, имея в виду прежде всего угрозу для безопасности России, Ирана и других стран региона, исходящую из Афганистана. Министры также обменялись мнениями по вопросам, связанным с расширением НАТО на Восток, российскими предложениями о создании нестратегической ПРО, а также укреплению режима нераспространения оружия массового уничтожения и ракетных технологий.

Таким образом, российско-иранское сотрудничество вступило в новую фазу. Очевидно, что это принесет России определенные выгоды, несмотря даже на то, что против РФ могут быть введены санкции со стороны Вашингтона. Развивая отношения с Тегераном, Москва доказала свою самостоятельность и независимость от США. Тем самым это укрепляет не только ее позиции в регионе, но повышает авторитет в глазах мирового сообщества.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ