Федеральный центр меняет тактику действий в Чечне

0
25

Военные действия в Чечне переходят в новую стадию. Кремль и руководство Минобороны отказываются от активных боевых действий. Войсковая группировка в ЧР в будущем сконцентрирует внимание на охране и обеспечении безопасности мирных жителей. Лишь спецподразделения будут продолжать охоту на боевиков (преимущественно это будет в горной местности). До конца января 2001 года Объединенная группировка войск (ОГВ) в Чечне должна иметь новое оперативное построение. В более чем двухстах населенных пунктах (а их в ЧР около 350) в настоящий момент создаются военные гарнизоны, численность каждого из которых будет составлять 100-120 военнослужащих.

В состав гарнизонов будут входить представители местных правоохранительных органов, подразделения внутренних войск МВД РФ, а также сотрудники милиции из других регионов России. Это сделано потому, что боевики перешли к борьбе не только с военными, но и мирными жителями. Об этом 15 декабря в интервью «Красной звезде» заявил начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Анатолий Квашнин. То же самое подтвердил 26 декабря «Независимой газете» президент России Владимир Путин.

Верховный главнокомандующий сказал, что новый план действий федерального центра в Чечне «подлежит проработке в практическом сценарии». То есть детали действий войск в связи с новым оперативным построением будут уточняться.

Между тем уже появилась критика подобных планов. Вот что сказал по этому поводу глава Чечни Ахмад Кадыров в интервью интернетовской Газете.Ru:

«После совещания (имеется в виду совещание по поводу создания в селениях местных военных гарнизонов) в Ханкале мы долго обсуждали этот вопрос с Квашниным, Барановым, комендантом Чечни, полномочным представителем президента. Я свое видение сказал — из этого мы можем получить два варианта, можем и проиграть и выиграть. Если мы сделаем гарнизоны в населенных пунктах, — а их численность будет колебаться от 50 до 100 человек — мы можем подставить этих военных, тем же боевикам, которые так же располагаются в селах, городах, поселках. Возможна и другая ситуация — в случае нападения на гарнизон, по окрестностям вызывается огонь артиллерии, авиации. В этом случае под удар попадает население. Это одна проблема.

Второй момент, которого я остерегаюсь, — как бы не допустить, чтобы эти гарнизоны не начали творить произвол. Не все же мы хорошие и законопослушные. Поэтому, чтобы избегать таких моментов, я предложил следующее. Если в населенном пункте размещается гарнизон, то там должны быть люди из этого селения, на тех же правах. Есть несколько моментов выигрышных в том, чтобы сделать гарнизоны совместными. Во-первых, благодаря местному населению мы будем знать о проникновении в город или селение боевиков. Кроме того военные будут вести себя как положено. Я это предложил, Квашнин согласился, сказал «мы это рассматриваем».

Что же предлагает Генштаб? По словам его начальника основная роль в обеспечении населения Чечни будет принадлежать комендантам районов, которые станут выполнять роль руководителей оперативных штабов. В эти органы управления будут входить командиры воинских частей, дислоцированных в районе, начальники временных и постоянных РОВД и командиры подразделений ВВ МВД РФ. Все они будут принимать решения по защите населения на основе консенсуса. Это настораживающий момент. В руководстве войсками должно быть единоначалие. Видимо, коллегиальное решение на те или иные действия будут оформляться в виде приказа коменданта гарнизона. Здесь пока не ясно, какую роль будет играть командование ОГВ. Вряд ли федеральный центр примет решение на окончательную децентрализацию военного управления в республике. Тем более там будут представлены значительные силы.

Из подразделений Минобороны РФ в ЧР будет на постоянной основе размещена 42-я мотострелковая дивизия (общая численность 18 тыс. военнослужащих). Командиры частей МО РФ, размещенных в населенных пунктах Калиновская, Ханкала, Борзой, Шали и т.п. будут оперативно подчинены комендантам районов.

Помимо частей Минобороны РФ поддерживать мелкие гарнизоны должны будут и расположенные в Червленой, Гудермесе, Курчалое, Урус-Мартане, Ведено и т.д. батальоны ВВ МВД России численностью до 500 военнослужащих каждый.

Таким образом, общая численность ОГВ в ближайшее время составит 50-60 тыс. военнослужащих Российской армии, внутренних войск и милиции. Половина из них будет находиться в Чечне на постоянной основе (календарный срок службы офицеров, прапорщиков и контрактников не менее 2 года). Для размещения этого контингента развернуто большое строительство. Уже в 2000 году в гарнизоне Калиновская построены почти все объекты инфраструктуры для размещенного здесь мотострелкового полка, а также дома для офицеров и их семей. В Ханкале, где размещены штаб 42-й мотострелковой дивизии и подразделения обеспечения соединения, заканчивается строительство офицерских общежитий и казарм. Военные строители работают и по обустройству военной инфраструктуры мотострелкового полка в Шали. Здесь пока военнослужащие

живут в палатках. В других гарнизонах развернуто строительство более 40 объектов казарменно-жилищного фонда из сборных быстровозводимых конструкций типа «Модуль».

На обустройство военных городков в бюджете страны выделено около 2 млрд рублей. Предполагается, что в состав воинских контингентов войдут не только представители федеральных структур, но и местные военизированные формирования. Это сделано для того, чтобы у гарнизонов была тесная связь с населением и был канал о предупреждении налета боевиков.

Сейчас трудно определить, насколько эффективно будет новое оперативное построение ОГВ в ЧР. Но, по признанию представителей Генштаба, это наиболее оптимальный вариант в условиях, когда бандиты перешли к открытому террору по отношении мирного населения. Не исключено, что военные гарнизоны могут сами стать объектами нападения боевиков. С этой целью вокруг воинских расположений в населенных пунктах сейчас оборудуются инженерные заграждения (в том числе и минно-взрывные). Кроме этого оттачиваются планы взаимодействия с гарнизонами МО РФ, авиацией, артиллерийскими и другими подразделениями, силами которых, по замыслу ГШ ВС РФ, и должен быть организован отпор боевикам.

Таким образом, переход от активных боевых действий в Чечне к мирной жизни связан с большими рисками как для населения Чечни, так и для военнослужащих, которые могут в любой момент быть подвергнуты нападению со стороны боевиков. Хватит ли им сил устоять? Может рассредоточение войск в ЧР по гарнизонам — это самая большая ошибка, которую совершает Федеральный центр? Ответ на этот вопрос покажет время.

А пока федеральный центр прислушался к предложениям чеченских лидеров, лояльных Москве. Принципиально решено, что главой Чечни должен быть представитель этой республики. Сейчас это Ахмад Кадыров. Видимо, по его просьбе, в республике сократится количество блок-постов, большую хозяйственную деятельность будет осуществлять чеченское правительство.

Между тем были и другие предложения о переходе к мирной жизни в Чечне. Их, например, высказывал избранный губернатором Ульяновской области генерал Владимир Шаманов. Для решения чеченской проблемы, по словам генерала, подход должен быть комплексным. По его мнению, во-первых, необходимо создать в лице командующего объединенной группировкой войск сильную власть, как это было в прошлом веке, когда во главе Кавказа стоял военный человек — генерал-губернатор. Во-вторых, Шаманов считает, что каждое ведомство в Чечне должно выполнять конкретные задачи. В том числе и задачи, связанные, с обеспечением мирной жизни населения, поимкой бандитов и т.п. Генерал также полагает, что необходимо ограничить финансово-экономическую деятельность чеченской диаспоры в России и направить ее «в нужное русло». К генералу не прислушались. Может это сделано зря? Может не стоило отвергать исторический опыт управления непокорной республикой? Это вопросы, на которые пока нет ответа.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ