ЧТо мешает урегулированию Грузино-Абхазского конфликта?

0
25

Грузино-абхазский конфликт вот уже несколько лет находится в фазе стагнации. После окончания в сентябре 1993 года кровопролитной войны и ввода в Абхазию Коллективных сил по поддержанию мира, представленных в основном военным контингентом России и военными наблюдателями ООН, обстановка в основном характеризуется как относительно спокойная, но нестабильная. Новая война пока не прогнозируется, однако стоящие по реке Ингури российские миротворцы постоянно сталкиваются с фактами насилия и бандитизма. Грузинская или абхазская официальные власти не имеют к этому никакого отношения и все эти происшествия имеют чисто криминальный характер. Разгул бандитизма в зоне конфликта объясняется как слабостью местной власти, так и тем, что КСПМ по своему мандату не выполняют полицейских функций.

Представители ООН и КСПМ отмечают желательность присутствия в зоне разъединения сторон международных полицейских сил, однако, понимают, что для этого не оснований, т.к. широкомасштабных нарушений прав человека и насилия в регионе не наблюдается, а покинувшие его в 1998 году несколько десятков тысяч грузинских беженцев (в основном мегрелов) вернулись к местам своего проживания в Гальский район Абхазии.

Между тем основные противоречия конфликта остаются. Во-первых, до сих пор не решен главный вопрос и первопричина конфликта — проблема статуса Абхазии. Вот уже 7 лет как Абхазия существует де-факто как самостоятельное государство, правда, пока не признанное ни одной страной мира. Во-вторых, в Абхазии за исключением ее западных районов (где компактно проживает около 60 тыс. мингрелов) почти полностью отсутствует грузинское население, которое до августа 1992 года ( то есть начала конфликта) составляло большинство населения республики Абхазия, автономно входящей в состав Грузинской ССР.

По данным Всесоюзной переписи населения 1992 года в Абхазии проживало около 240 тыс. грузин, что составляло около 45 % от численности всего населения автономной республики (самих же абхазов проживало всего 93267 человек, что составляло около 17 %). В настоящий момент за пределами Абхазии проживает около 180-190 тыс. грузинских беженцев. Регион по причине войны, низкого уровня жизни и нестабильности покинули представители и других национальностей. И по приблизительным данным население республики сейчас составляет около 300 тыс. человек (треть из них — абхазы).

В Абхазии действует собственное правительство, парламент и другие институты власти. Однако основная промышленность (горнодобывающая, строительная и т.п.), а также туристический бизнес и курорты в основном бездействуют. А именно они приносили основной доход республике во времена СССР. Сейчас этого нет. В стране — разруха. Разрушенные дома, предприятия, недостроенные помещения с замершими возле них кранами — типичная картина для Абхазии. Правда в последние годы в Гагрском районе республики открылись несколько санаториев и домов отдыхов. Из Абхазии сейчас интенсивно вывозится лес ценных пород, а в сезон — мандарины и хурма. За счет таможенных пошлин по провозу экзотических фруктов и продаж древесины и формируется бюджет страны.

Оновная часть бюджета Абхазии — около 25 % — идет на оборону. В стране имеются дееспособные войска, но их не много. Основной упор в отстаивании своей независимости абхазская армия делает на действия так называемых резервистов. В стране действует швейцарская модель обеспечения обороны и безопасности страны. Каждый мужчина призывного возраста как правило имеет стрелковое оружие с боекомплектом. В основном это оружие трофейное, полученное (или точнее сказать завоеванное) резервистами во время боевых действий на территории Абхазии в 1992-1993 гг. По команде из военкомата резервист должен явиться с оружием на пункт сбора, где комплектуются части и подразделения основных абхазских войск. Таким образом в считанные часы численность войск в Абхазии может быть доведена до 40-50 тыс. человек. Все эти люди, как правило, имеют боевой опыт. Независимые эксперты отмечают высокую дееспособность абхазских вооруженных формирований, которые, не имея численного превосходства и достаточного вооружения, одержали победу над грузинскими войсками, вторгнувшимися в републику в 1992 году.

Десспособность войск непризнанной республики объясняется в том числе и высоким бойцовским духом абхазов: в годы Великой Отечественной войны 20 абхазов стали Героями СССР. Это самый высокий относительный показатель среди народов бывшего Союза.

Официальный Тбилиси хорошо понимает невозможность разрешения грузино-абхазского конфликта военным путем. Поэтому режим Шеварднадзе апеллирует к помощи международных организаций, которые по его мнению могут обеспечить возврат беженцев-грузин в Абхазию. Однако ни ООН и КСПМ этого сделать не могут.

Командующий Коллективными силами по поддержанию мира в Абхазии генерал-лейтенант Сергей Коробко так характеризует сложившуюся ситуацию: «Грузинам очень хотелось бы, чтобы мы отвечали за возвращение беженцев, отвечали бы за их безопасность, выполняли бы полицейские функции. Сами они этого сделать не могут. И поэтому они хотят решить эту задачу чужими руками. Не получится… В свою очередь абхазская сторона хочет, чтобы мы были пограничниками и не допускали грузинских беженцев на территорию Гальского района. Им тоже объяснили, что мы не пограничники и, что если у человека, переходящего границу, документы в порядке, то он пройдет запросто».

Как заявил один из представителей Минобороны Абхазии, его руководство никогда не допустит, чтобы в республику возвратились все беженцы-грузины. Тогда их в стране будет большинство и «вся борьба за независимость Абхазии пройдет зря…»

Проблема возвращения в Абхазию грузинских беженцев существует, но следует заметить, что у большинства грузин, проживавших в Абхазии, отстутствуют глубинные исторические корни: в свое время Берия, родившийся в Мингрелии, которая входила в Абхазию, осуществил массовое переселение грузин в республику. Так, если в 1886 году грузин в Абхазии насчитывалось 4166 человек, то в 1926 году их было 67494 человека, а 1939 — около 100 тысяч. В 1970 в Абхазии проживало уже более 200 000 грузин.

Российское руководство не признает независимости Абхазии. Несколько лет назад граница с этой республикой была закрыта, чем Абхазии был нанесен колоссальнейший экономический и политический урон. Однако население адаптировалось к такому положению. Сейчас неформальные и неофициальные связи структур Абхазии и России возобновляются. Неофициальная дружба Москвы с Сухуми выгодна России. И не столько с точки зрения экономики, сколько с точки зрения решения геополитических проблем.

Грузия стремится дистанцироваться от России. Она за вывод всех российских военных баз из страны, в том числе и из Абхазии. России это невыгодно. Также невыгодно это и для Абхазии. И руководители в Сухуми заявляют, что не дадут вывезти из страны ни одной единицы российской военной техники. Здесь хорошо понимают, что именно присутствие российских войск позволяют сохранить мир в республике и исключить возможность насильственного возвращения беженцев-грузин в Абхазию.

Таким образом до полного разрешения грузино-абхазского конфликта пройдет еще не один год. И во многом, если не в основном, успех этого процесса будет зависеть от позиции России. Однако официальная Москва еще не до конца обозначила свои цели и принципы относительно этого региона. Хотя очевидно и то, что вскоре ей все-таки придется с ними определиться.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ