Минобороны РФ прогнозирует: обстановка в Центральной Азии будет обостряться

0
29

Данные о прорывах боевиков ИДУ (Исламского движения Узбекистана) в Узбекистан и Киргизию свидетельствуют о том, что обстановка в Центральной Азии (ЦА) будет обостряться. Это подтверждает и министерство обороны России. Глава Минобороны РФ Игорь Сергеев, комментируя на днях события на юге СНГ, сказал, что общая численность боевиков Исламского движения Узбекистана, с отрядами которых сейчас ведут бои правительственные войска Узбекистана и Киргизии, по российским оценкам, составляет более пяти тысяч человек. Он подчеркнул, что ситуация «требует принятия дополнительных мер по совершенствованию системы управления на основе объединенного командования созданных антитеррористических структур».

Объединенные структуры командования ВС Киргизии и Узбекистана уже созданы. Они вместе с представителями Таджикистана реально руководят действиями по уничтожению боевиков, пытающихся вторгнуться в Ферганскую долину, Сурхандарьинскую и Ташкентскую области. Однако в них представителей военного ведомства РФ нет. Спрашивается, о каких дополнительных системах управления говорил Сергеев? Не видится ли в заявлении Сергеева о принятии «дополнительных мер» стремление Москвы взять все руководство борьбы в ЦА с религиозными террористами под свою опеку? Тем более что эти заявления были сделаны в Ашулуке после международных учений «Боевое Содружество-2000» и их поддержало большинство министров обороны стран СНГ, правда, без глав военных ведомств Киргизии и Узбекистана.

Стремление к лидерству в регионе у Москвы просматривается. Российские генералы и политики не скрывают, что Россия имеет в ЦА долгосрочные интересы. Таким образом, заявления Игоря Сергеева можно понять. Правда интересы российского министра не во всем стыкуются с тем, чего хотят страны ЦА. Экономически слаборазвитый и переживший гражданскую войну Таджикистан принимает и готов принять новую помощь от Москвы. Он заинтересован в размещении российских войск в стране. Почти так же действует Киргизия. Однако Узбекистан, заинтересованный в поставках в страну вооружений, пока не стремится к другим формам военной интеграции в рамках СНГ. На его территории нет иностранных войск. Он обособленно стоит от военных коллективных органов управления СНГ и намерен решать вопросы военного и военно-технического сотрудничества на двусторонней основе.

Ташкент, видимо, пока считает, что обстановка в республике контролируется и узбекская армия справится с террористами собственными силами. Именно такой вывод следует сделать после того как 29 августа официальное узбекское руководство опровергло прошедшее по каналам «Интерфакса» сообщение, что Узбекистан, якобы, официально обратился к Москве за оказанием военно-технической помощи в ликвидации бандформирований экстремистов, вторгшихся на территорию республики.

Данное сообщение прошло после известия о том, что в понедельник в Москве были проведены консультации заместителя министра иностранных дел Узбекистана Абдусамата Хайдарова с его коллегой из российского МИД Александром Лосюковым, а также с первым замглавы МИД Вячеславом Трубниковым, в прошлом руководителем Службы внешней разведки РФ. Именно эта встреча и могла послужить причиной появления в СМИ версии о том, что Узбекистан просит военной помощи у России. Однако эту версию отвергли как узбекские, так и российские источники.

Начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны России генерал-полковник Леонид Ивашов сообщил, что ни Киргизия, ни Узбекистан не обращались к России за экстренной военной помощью в связи с вторжением на территорию этих республик исламских боевиков.

Между тем военные наблюдатели отмечают, что дееспособность узбекской армии оставляет желать лучшего. «Независимая газета» 30 августа написала, что «после распада СССР российско-узбекские военные отношения были надолго заморожены. В узбекской армии проходила интенсивная боевая подготовка, пополнялись и ремонтировались боевые машины и вооружения за счет «неприкосновенных запасов». Но они, как известно, не бывают бездонными. К 1997-1998 гг. танки, самолеты и БТР ВС РУ стали выходить из строя ввиду отсутствия запчастей, аккумуляторов и другого военного имущества, без которого невозможно эффективное функционирование вооружения».

Таким образом, узбекская армия заинтересована в поставках в страну вооружений. Об этом свидетельствует и тот факт, что в Китай недавно летал узбекский министр обороны Юрий Агзамов. 25-26 августа он планировал быть на международных стрельбах на полигоне Ашулук, но не был. Его помощники объяснили отсутствие Агзамова на учениях сложной обстановкой, складывающейся в республике. Обстановка действительно сложная. Однако она не помешала узбекскому министру в это время слетать в Китай и договориться о поставках из этой страны вооружения в Узбекистан.

Как сказал 29 августа президент Узбекистана Ислам Каримов, в республику уже поставлены из Китая несколько сот снайперских винтовок, бронежилетов и других военно-технических средств. «Хотя помощь пока что небольшая, но для нас важен сам факт того, что Китай нам сочувствует, что он решил нам помогать, — подчеркнул Каримов.

Почему Узбекистан обратился за помощью к Китаю? Наблюдатели отмечают, что, во-первых, китайское вооружение дешевле российского. Прагматичные узбеки, видимо, подсчитали, что за счет дешевизны они выиграют и закупят больше. Во-вторых, не исключено, что оружие вообще не продавалось, а давалось Узбекистану как бы в долг. Тем более что Узбекистан и Китай с 1 сентября связывают и тесные транспортные узы, а значит возможно увеличение экономических контактов.

Накануне праздника Дня независимости республики завершился первый этап строительства дороги Ташкент (Узбекистан) — Ош (Киргизия) — Сары-Таш (Киргизия) — Кашгар (Китай), имеющей для региона огромное стратегическое значение. Как сказал Президент Республики Узбекистан Ислам Каримов, сооружение этого транспортного пути позволило найти выход на «международные автомобильные дороги и морские пути, дальнейшее укрепление торгово-экономических связей с зарубежными странами».

Таким образом, созданы предпосылки для того, чтобы Китай стал для Узбекистана крупным экономическим партнером, не исключено, что партнером и в оборонно-промышленном комплексе.

Однако все планы узбекского руководства могут остаться на бумаге, если Ташкент не покончит с террористами, ставящими цель свержения нынешних правителей Узбекистана. 1 сентября вступили в строй тоннели на перевалах «Камчик» и «Резак». Проходящая по ним дорога — это единственная трасса, проходящая по территории Узбекистана, которая ведет в Ферганскую долину. Боевики ИДУ уже пытались ее перерезать на перевале Камчик. Теперь с вводом там 11-километрового туннеля ситуация может обостриться. Террористы уже обещали взорвать туннель и перекрыть дорогу в Ферганскую долину.

Между тем ситуация может сложиться так, что действия диверсантов сильно обострят ситуацию в республике. В этих условиях Ташкент будет вынужден обратиться за экстренной военной помощью. К кому? К Китаю или России? Пока ближе Россия. Однако очевидно, что с развитием экономических отношений будет приближен к Ташкенту и Пекин. Предпосылки для этого уже созданы.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ