Кто будет новым министром обороны

0
17

В беседе с автором этих строк высокопоставленный представитель военного ведомства опроверг появившиеся в СМИ слухи о том, что в МО РФ отсутствует конкретная программа реформирования Российской армии. Он сообщил, что в МО РФ имеется несколько вариантов программы. Они были скорректированы с учетом предложений по дальнейшему военному строительству, высказанных 12 июля на Коллегии Минобороны РФ и на встрече 16 июля руководства Минобороны и Генштаба с Верховным главнокомандующим в президентской резиденции «Бочаров ручей». На этой встрече Владимир Путин предложил «свести к минимуму» имеющиеся варианты реформирования войск. Как сообщили в военном ведомстве, принципиальных разногласий по этому поводу между Минобороны РФ и Генштабом ВС РФ уже нет: «ситуацию тенденциозно подают некоторые СМИ».

Было отмечено, что сейчас комплекс предложений по реформированию Вооруженных Сил на период до 2005-2011 гг. находится на рассмотрении в Совете безопасности России. В основу документов положен анализ развития военно-политической ситуации в мире, финансово-экономические возможности государства, реальные угрозы и опасности, а также другие факторы, в том числе обязательства России по международным договорам и соглашениям. Предложен «оптимальный вариант баланса между силами ядерного сдерживания и силами общего назначения (СОН), в котором также затронут вопрос об оптимизации внутренней структуры РВСН РФ и других компонентов стратегических ядерных сил».

В Минобороне сообщили, что решение вопроса останется ли РВСН как вид войск в составе ВС РФ возможно только на президентском уровне. При этом детали основных вариантов реформирования войск, которые предложены в Совбез, не уточнялись. Между тем, источник в Кремле также подтвердил, что разногласия по реформированию армии в предложенных вариантах сведены к минимуму. Их два. Они зафиксированы в одном из пунктов предложений и завизированы как министром обороны, так и начальником Генштаба. Согласованный вариант предлагает следующие шаги:

1. Увеличить выделение средств на нужды обороны на 40% (в объеме не меньше, чем 3,5 % от ВВП).

2. Создать правовую базу и изыскать средства на развитие как СЯС, так и СОН. При этом Сергеев предлагает оставить 4-видовую структуру ВС РФ и усовершенствовать управление СЯС, в то время как Квашнин предлагает оставить старую схему управления СЯС, упразднить ракетные войска стратегического назначения как самостоятельный вид и преобразовать их в род войск, который, возможно, войдет в состав ВВС, развивать морскую составляющую СЯС.

3. Сократить количество ядерных боеголовок до 1500 единиц (это количество предлагается зафиксировать в Договоре СНВ-3)

4. Увеличить к 2003 году Сухопутные войска на 50 тыс. военнослужащих (они будут размещены на южном и юго-восточном направлении) и довести их численность до 380 тыс. человек.

Источники в МО РФ отказались комментировать слухи о возможном смещении руководителей Минобороны и Генштаба со своих постов. Между тем поездка вместе с президентом в Балтийск вице-премьера Ильи Клебанова, начальника Генштаба ВС Анатолия Квашнина и главкома ВМФ адмирала флота Владимира Куроедова может косвенно подтверждать, что «верховный» склоняется к варианту военной реформы, предложенной Генштабом (И Клебанов, и Куроедов поддерживают Квашнина), а значит министр обороны в немилости. По крайне мере президент публично дважды «одергивал и отчитывал» за прошедший месяц Игоря Сергеева. Первый раз в Моздоке, после того как прогремели взрывы близ административных зданий в Чечне и погибло более 80 военнослужащих, а второй раз в Нижнем Тагиле, когда министр обороны Игорь Сергеев сказал, что «попытка разрушить РВСН — преступление против России, просто безумие». Сергеев тогда заявил, что если эта «психическая атака» на РВСН увенчается успехом, то разрушение этих войск будет «уже без него».

Президент на слова министра обороны отреагировал моментально. Там же в Нижнем Тагиле он заявил, что решение о реформировании войск «нельзя принимать келейно, но и нельзя выносить на всенародное обсуждение». Чуть позже Игорь Сергеев в интервью СМИ сказал, что он оговорился и его «неправильно поняли». После этого открытая публичная полемика между военными структурами РФ прекратилась. Сергеев ушел в тень.

Источники в Кремле пока не подтверждают и не опровергают прошедшую в СМИ информацию о том, что на пост министра обороны может быть назначен или главком РВСН Владимир Яковлев или главком ВМФ Владимир Куроедов. В Генштабе же считают, что наиболее реальный кандидат на пост министра — нынешний начальник Генштаба ВС РФ генерал армии Анатолий Квашнин, на его же место прочат начальника Главного оперативного управления ГШ ВС РФ генерал-полковника Юрия Балуевского или кого-то из командовавших военным округом ( Балуевский не командовал военным округом).

Между тем имеются и другие версии относительно того, кто может быть назначен новым министром обороны. Вадим Соловьев в «Независимой газете» 1 августа написал о том, что военным министром может быть гражданский человек. Один из реальных претендентов по его мнению — заместитель Секретаря Совбеза Алексей Московский. Это кадровый генерал по сведениям «НГ» разбирается в проблемах реформирования армии. Он был заместителем начальника Вооружения ВС РФ, затем входил в состав Главной военной инспекции при администрации президента.

«НГ» также не исключает вариант назначения на должность министра обороны вице-премьера Ильи Клебанова, заместителя секретаря Совбеза Михаила Фрадкова (до этого он работал в Минторге), бывшего секретаря Совета обороны Юрия Батурина, экс-секретаря СБ Андрея Кокошина и т.п.

Однако версию о возможном назначении гражданского министра обороны, опубликованную в «НГ», можно считать неудачной по нескольким причинам.

Во-первых, в одном из своих интервью еще будучи исполняющим обязанности президента страны, Владимир Путин заявил, что, хотя для демократического общества назначение гражданского министра и предпочтительнее, в настоящее время в РФ демократическое общество еще только строится, существуют реальные угрозы терроризма и этнополитических конфликтов. В этих условиях назначать военным министром гражданское лицо было бы ошибкой. Войска ведут на Северном Кавказе боевые действия. Министр должен владеть обстановкой, хорошо знать организацию, службу и быт войск, уметь планировать и руководить процессом боевой подготовки. Все это сможет только человек, прослуживший не один год в армии и знающий о проблемах войск не по наслышке.

Во-вторых, армию ждут реформы. Направления этих реформ разработаны Генштабом. Чтобы руководить реформированием опять же необходимы не только глубокие военные знания, но и умение руководить таким специфическим органом как военная организация. Такие знания и опыт имеют только люди, прошедшие армейскую школу.

В-третьих, сейчас просто нет таких людей в гражданской сфере, которые бы смогли возглавить военное ведомство (перечисленные «НГ» кандидаты — мелковаты для должности военного министра, а Илья Клебанов и так имеет гораздо больше функций, чем любой министр — отвечает за работу ВПК, военные поставки и т.п. и его назначение в военное ведомство — явное понижение). К тому же гражданские люди будут просто отвергнуты офицерским корпусом страны.

В-четвертых, в стране идут радикальные преобразования ветвей власти. Радикально же реформировать Минороны РФ, то есть превращать его в действительно гражданский орган, как положено в демократических государствах — дело рискованное, поскольку при смене органа управления всегда «лихорадит» объект управления. А это в нынешних условиях для России недопустимо.

Таким образом наиболее вероятно назначение новым министром обороны человека из военной среды. По всей видимости им должен быть представитель войск общего назначения, обладающий оперативно-стратегическим мышлением. В этих условиях на первый план выходит кандидатура нынешнего начальника Генштаба Анатолия Квашнина.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ