Новые инициативы Москвы по созданию европейской ПРО усиливают противоречия между Вашингтоном и НАТО

0
26

Встречи российского и американского президентов и подписанные ими документы о приверженности Договору о ПРО от 1972 года, а также недавний визит президента России Владимира Путина в Италию и сделанные им там предложения о создании европейской системы контроля за пусками ракет продемонстрировали способность нового руководства в Кремле гибко и с опережением реагировать на вызовы безопасности страны.

Известно, что Москва отрицательно относилась и относится и к любым попыткам США «модернизировать» Договор по ПРО от 1972 года. Такая позиция России была вновь четко подтверждена в ходе состоявшейся 4 и 5 июня российско-американской встречи на высшем уровне.

Накануне встречи на некоторое время открылась возможность посомневаться в заявленной Москвой позиции по Договору по ПРО. Определенный повод для этого вызвали сказанные за день до прилета Клинтона в Москву слова Владимира Путина о том, что Соединенные Штаты и Россия могли бы совместно создавать противоракетный щит, с помощью которого можно было бы защититься от возможных нападений. «Такие механизмы возможны, если мы соединим наши усилия и направим их на нейтрализацию угроз против Соединенных Штатов, России, наших союзников в Европе в целом», — заявил глава российского государства в интервью телекомпании Эн-Би-Си. Он подчеркнул, что российская сторона намерена обсудить это предложение во время предстоящего визита в Россию президента США Билла Клинтона.

Слова российского президента можно было понять по-разному, в том числе и как согласие Москвы на модернизацию Договора по ПРО от 1972 года. Спустя несколько часов после такого «сенсационного» заявления, пошли комментарии, в том числе и официальных структур. Скажем, «Интерфакс» со ссылкой на российские военно-дипломатические источники дал пояснения, в котором отразил, что «предложение президента РФ о возможности создания совместного с США противоракетного щита касается только систем нестратегической ПРО, предназначенной для борьбы с нестратегическими ракетами».

Далее шло пояснение, что предложения российского президента «находятся в разрезе подписанных в Нью-Йорке в сентябре 1997 года протоколов о разграничении стратегической и нестратегической ПРО и позволяют снять некоторые проблемы, накопившиеся между двумя государствами в области стратегической стабильности». Военно-дипломатические источники полагали, что «принятие решения о создании совместной противоракетной обороны позволит снять обеспокоенность Вашингтона ракетными программами так называемых стран-изгоев (КНДР, Иран) и сохранить неизменным договор по ПРО от 1972 года — фундамент всей договорной системы в области сокращения стратегических наступательных вооружений».

Между тем, как известно, Бил Клинтон весьма осторожно откликнулся на предложения Москвы о создании совместной системы ПРО против «стран-изгоев». В подписанном президентами РФ и США совместном заявлении присутствует некая двусмысленность, дающая повод для каждой из сторон трактовать документ по-своему. При этом Россия, можно сказать, впервые конкретно согласилась, что «сообщество стоит перед лицом опасной и растущей угрозы распространения оружия массового поражения и средств его доставки… эта новая угроза представляет собой потенциально значительное изменение в стратегической ситуации и в области международной безопасности».

Какие страны представляют такую угрозу? Ни разу еще официальные лица в руководстве России не назвали их конкретно. Более того, комментируя стремление США нарушить Договор о ПРО от 1972 года, российские дипломаты и военные не раз акцентировали внимание на надуманности проблемы о ракетном нападении со стороны «стран-изгоев». Отмечалось, что они пока не обладают таким оружием, чтобы представлять реальную угрозу для США.

На российско-американском саммите Москва фактически согласилась с реальностью и возможностью угроз, идущих от ракетного терроризма со стороны третьих стран, о чем свидетельствует Меморандум о договоренности между РФ и США о создании совместного центра обмена данными (ЦОД) от систем раннего предупреждения и уведомления о пусках ракет. ЦОД будет находиться в России и должен вступить в действие через год со дня вступления меморандума в действие. Меморандум регламентирует порядок предоставления данных о пусках ракет двум сторонам, подписавшим его. При этом не раз подчеркивается необходимость конфиденциальности информации, которыми обмениваются стороны.

Таким образом, РФ пошла навстречу США в вопросах обеспечения безопасности от несанкционированных пусков ракет. Удовлетворяет ли такой компромисс США? Судя по итогам пресс-конференции Билла Клинтона на радиостанции «Эхо Москвы», США предложения Москвы удовлетворяют лишь отчасти. По словам американского президента, совместная система ПРО РФ и США потребует десятилетней разработки, в то время «как реальная ядерная угроза может возникнуть через пять лет».

Надуманность аргумента очевидна. Если уже сейчас США готовятся к противоракетной обороне от «стран-изгоев», то объединение с Россией усилий в этом вопросе не только ускорит, но и удешевит создание мощной системы ПРО театра военных действий.

Видимо, понимая и предвидя дальнейшие намерения США модифицировать свою национальную ПРО, Кремль в лице своего нового президента пошел дальше и предложил в Италии европейским странам и НАТО обсудить вопрос о создании европейской нестратегической противоракетной обороны.

Учитывая известную позицию ФРГ и Франции, которые выступают против нарушения Договора о ПРО и начала новой гонки вооружений, предложения Путина могут иметь успех. И не исключено, что ЦОД будет действовать в составе не только РФ и США, но и при участии специалистов из европейских стран.

Из всего этого можно сделать несколько выводов:

1. Российские инициативы о создании совместных с США и Европой ПРО ТВД показывают известную способность Москвы учитывать ситуацию и принимать нестандартные решения. Решения эти имеют под собой реальную основу. Как признают военные источники, у России, США и ряда европейских государств «имеются технологические заделы в создании региональных систем противоракетной обороны, способных эффективно вести борьбу с нестратегическими баллистическими ракетами».

2. Российские военные, комментируя идеи Путина о создании совместных нестратегических ПРО, показали что эти идеи в их умах созрели давно. По крайне мере, об этом уже ранее высказывался Главнокомандующий Ракетными войсками стратегического назначения России генерал-полковник Владимир Яковлев. Он полагает, что в случае принятия соответствующего политического решения вполне возможно объединить технических и интеллектуальный потенциал стран, занимающихся разработкой систем противоракетной обороны (ПРО).

Генерал подчеркнул, что переход от двусторонних договоренностей к многосторонним «исключительно важен». Вместе с тем В.Яковлев обратил внимание, что попытка модификации Договора по ПРО 1972 года уже привела к противоречиям между европейскими членами НАТО и США. «Попытка США создать национальную систему ПРО нарушает принцип равной безопасности», как между Россией и США, так и между странами НАТО, заявил главком РВСН.

Вторую опасность нарушения принципов Договора по ПРО 1972 года генерал видит в том, что в клуб ядерных держав автоматически попадают страны Ближнего Востока, Индия и Пакистан. По выражению В.Яковлева, появляется угроза «ядерной анархии», когда у стран, обладающих ядерным оружием, появляется стремление наращивать и модернизировать арсеналы, а у так называемых «пороговых стран» (заканчивающих разработку собственного ядерного оружия) — стремление интенсифицировать свои исследования.

3. Эксперты уже сделали вывод о том, что «если будет достигнуто согласие о создании нестратегической ПРО, то она будет иметь не двусторонний, а многосторонний характер с участием ведущих европейских государств». Как передал «Интерфакс», «само начало совместных работ по этой программе чисто политическим путем снимает ряд угроз, которыми США аргументируют необходимость модификации договора по ПРО». «У Москвы и Вашингтона сложились разные взаимоотношения с государствами, ракетные программы которых вызывают обеспокоенность у американцев», — сказал один из экспертов. Таким образом, налицо тенденция, связанная с интеграцией усилий по созданию международных систем безопасности.

4. Сближение позиций с США и Европой в отношении определения ракетных угроз и формирование совместной ПРО ТВД говорит о возможности похолодания отношений РФ с Китаем, Ираном, Южной Кореей и Индией — странами, обладающими ракетными технологиями.

5. Интеграция международных усилий в вопросах ПРО ТВД потребует от Москвы новых затрат на военные нужды. Между тем за время военной реформы 1997-1999 гг. система ПВО страны значительно сократилась. Так или иначе, на пути создания европейской системы ПРО от России потребуются значительные материальные средства и ресурсы, поскольку «страны-изгои» находятся в непосредственной близости от нее.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ