Возможна ли реальная востребованность Договора о коллективной безопасности СНГ?

0
19

24-25 мая в Минске состоялась Сессия Совета коллективной безопасности государств — участников Договора о коллективной безопасности (ДКБ) СНГ, заключенного в Ташкенте 15 мая 1992.

Утвержден подготовленный рабочей группой экспертов Меморандум о повышении эффективности Договора о коллективной безопасности и его адаптации к современной геополитической ситуации. Рассмотрены и утверждены Положение о Совете министров обороны и Комитете секретарей Советов безопасности государств — участников ДКБ, Положение о порядке принятия и реализации коллективных решений на применение сил и средств системы коллективной безопасности. Обсуждены вопросы, связанные с основными принципами военно-технического сотрудничества между государствами — участниками Договора о коллективной безопасности.

Иными словами, определены меры по координации усилий государств -участниц ДКБ с целью противодействия на коллективной основе новым вызовам и угрозам, прежде всего — международному терроризму. Именно это подчеркнул глава российского МИДа Игорь Иванов, комментируя по окончании саммита в Минске заявления российских политиков о возможности нанесения по базам террористов в Афганистане превентивных ударов.

Чуть позже он расширил свое заявление. «Россия будет вместе со своими партнерами разрабатывать меры, которые позволят ей в случае агрессивной вылазки из Афганистана иметь возможность ее ликвидировать», — сказал он 25 мая. На пресс-конференции по окончании переговоров с украинской коллегой Борисом Тарасюком Иванов подчеркнул, что «экстремистские силы в Афганистане становятся все более агрессивными, они открыто поддерживают террористические организации».

«Россия не была и не будет безучастной к этому», — отметил российский министр.

Таким образом, намерения стран — участниц ДКБ продемонстрированы и закреплены документально. Естественно, что подписанные документы обусловлены ситуацией, складывающейся в Центральной Азии и на Кавказе. Однако, будем справедливы — ситуация неоднозначна и разные страны ее оценивают по-разному. (Круг участников минского саммита, как известно, гораздо уже, чем страны, состоящие в СНГ). Туркменистан не видит опасности, исходящей от своего южного соседа. На туркменско-афганской границе существуют единственные в СНГ пограничные «окна», через которые налажено сообщение талибов с официальным Ашхабадом. Очень по-разному оценивают возможности чеченских боевиков и исламских террористов Грузия и Азербайджан, вышедшие в 1999 году из ДКБ.

Таким образом, нанесение коллективными силами СНГ превентивных ударов по Афганистану во-первых, может кому-то не понравиться в СНГ (и может быть в мире!). Во-вторых, это покажет не столько эффективность содружества государств, заключивших ДКБ, сколько создаст прецедент — способность этого Содружества от слов переходить к делу, то есть применять силу. А это уже будет новым фактом истории в развитии СНГ.

Здесь надо учитывать, что после распада СССР в конфронтационных отношениях находятся Армения и Азербайджан. По Договору и Меморандуму участники ДКБ обязуются оказывать друг-другу помощь. Как все это может работать в случае, скажем, возобновления военных действий в Нагорном Карабахе? Имеются определенные трения (пограничные претензии, вопросы транзита и т.п.) между Казахстаном и Узбекистаном, а также между Таджикистаном и Узбекистаном. В то же время и Казахстан и Таджикистан являются членами ДКБ, а Узбекистан вышел в 1999 году из Договора. Что если приграничные конфликты будут возобновлены и дойдут до военной фазы? Как поведут участники ДКБ в этой ситуации?

Ответы на эти вопросы непростые, поскольку носят вероятностный характер. Кстати, Ташкент поддерживает действия участников ДКБ и проводит активную военную и военно-политическую и дипломатическую работу в этом направлении. Между тем отрешенность Узбекистана от ДКБ уже не нравится кое-кому из участников Договора. Скажем, белорусский президент Александр Лукашенко по итогам состоявшегося на прошлой неделе в Минске заседания лидеров стран — участниц Договора о коллективной безопасности в рамках СНГ, в частности, заявил, что «Узбекистан хотел бы получить поддержку (военно-техническую) прежде всего от России, да и от остальных стран СНГ, но не вступая при этом в договор».

«Но главы государств на своем саммите в Минске приняли заявление о том, что приоритет в таких случаях отдается странам-участникам Договора, а уже потом всем остальным. Если хочешь поддержки — вступай в договор», — заявил тогда А.Лукашенко.

29 мая МИД Узбекистана подверг резкой критике это заявление президента Белоруссии. «Трудно комментировать столь необдуманное и грубое заявление главы государства Белоруссии. Еще труднее представить себе, что на заседании руководителей стран — участниц ДКБ занимались тем, как выстроить стену между теми, кто входит в договор, и остальными независимыми государствами СНГ, — заявили «Интерфаксу» в понедельник в МИД Узбекистана. — Думаем, что делать такое заявление А.Лукашенко никто не уполномочивал. По существу вопроса хотели бы еще раз подчеркнуть, что каждое суверенное государство, в том числе в составе СНГ, вправе само решать, в какой союз или военно-политический блок вступать или не вступать. Шантаж или иные методы давления здесь неуместны».

Что касается договора о военно-техническом сотрудничестве между Узбекистаном и Россией, то, как отметили в МИД, «неоднократно заявлялось со стороны и руководства и России, и Узбекистана, что это соглашение в одинаковой степени отвечает интересам обеих стран». Поэтому «негоже руководителю Белоруссии брать на себя неблагодарную миссию противопоставления одних стран СНГ другим», — подчеркнули в МИД Узбекистана.

Таким образом, сложность ситуации налицо.

Из всего этого можно сделать несколько выводов:

1. Постсоветские страны объединяются в вопросах безопасности, исходя из своих национальных и геополитических интересов.

Между республиками СНГ существуют реальные противоречия. Одни стремятся к двусторонней интеграции с Россией, другие предпочитают коллективные меры военного сотрудничества. Есть группа стран, которая бы хотела отдалиться от военно-интеграционных связей в масштабах СНГ и двусторонних отношений с Россией.

2. Применение военной силы против талибов вполне реально. Это подтвердили итоги визита российского президента Путина в Ташкент, а также последующие заявления российских и других лидеров СНГ о возможности бомбежек баз террористов в Афганистане. Однако это не говорит о том, что Узбекистан намерен присоединиться к Договору. У него свои принципы поведения в Содружестве.

3. Налицо ситуация, когда ДКБ действительно будет востребован. Однако это обстоятельство может привести к еще большей поляризации между группами постсовестких стран внутри Содружества.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ