К вопросу о подписании договора об обычных вооруженных силах в Европе

0
19

19 ноября на проходящем в Стамбуле саммите ОБСЕ лидеры 30 стран подписали соглашение по адаптации Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). От России документ подписал министр иностранных дел Игорь Иванов.

Договор ДОВСЕ был заключен в 1990 году в Париже и вступил в силу спустя два года. Он охватывал территорию Европы от Атлантики до Урала и определял квоты стран-участниц Договора по вооружениям и боевой технике на принципах поддержания равенства. Переговоры по вопросу адаптации Договора, в котором квоты по пяти категориям вооружений были установлены на блоковой основе (между НАТО и Варшавским договором ) велись с 1996 года. В новом документе учтены требования России.

Согласно Договору, из общего уровня в 6400 танков, 11480 боевых бронированных машин (ББМ), 6415 артсистем калибра 100 мм, которые разрешено иметь России в Европе, после 1995 года РФ могла разместить в регулярных частях Северо-Кавказского военного округа не более 350 танков, 290 ББМ и 640 артсистем. Этого, как утверждали представители Минобороны РФ, было явно недостаточно. На юге России по мнению экс-начальника Генштаба генерала армии Михаила Колесникова необходимо было иметь не менее 600 танков, 2200 ББМ и 1000 артиллерийских систем.

Эти цифры, по-видимому, и утвердили в адаптированном ДОВСЕ. После Стамбульского саммита часть из этих средств она может разместить на своих закавказских базах. При этом в Грузии до 31 декабря 2000 года Россия должна уменьшить и разместить группировку до 153 танка, 241 БМП и 140 артсистем. А согласно совместному заявлению, подписанному 17 ноября в Стамбуле, Россия обязуется до 1 июля 2001 года вывести свои базы из Гудауты, а также Вазиани (примерно 30 км восточнее Тбилиси). Это будет сделано в рамкам выполнения адаптированного ДОВСЕ.

Можно по-разному оценивать достигнутое, но то, что две базы будут выведены из Грузии — это, конечно, не отвечает долгосрочным интересам РФ. Между тем МИД Грузии на это смотрит по-другому.

Советник президента Грузии по вопросам международного права Леван Алексидзе, который входил в состав грузинской делегации на саммите в Стамбуле, считает, что российские дипломаты и военные проявили на переговорах по базам «весьма конструктивный подход». «Российские коллеги согласились с нами, что функции тылового обеспечения миротворцев в Абхазии, выполняемые гудаутской базой, могут осуществляться из Зугдидского района Грузии», — сказал советник. Он категорически опроверг возможность усиления миротворческого контингента в Абхазии за счет выводимой в Россию гудаутской базы. «Контроль за выводом базы будет осуществляться инспекторами ОБСЕ самым тщательным образом», — отметил Алексидзе.

По его словам, в настоящее время эксперты ООН ведут консультации с грузинской и абхазской сторонами по выработке политического статуса Абхазии в рамках единого грузинского государства. Советник считает, что если проект политического статуса будет отвергнут Сухуми, то Грузия, согласно седьмой главе Устава ООН, потребует от этой организации оказать силовое воздействие для выполнения резолюции Совета Безопасности ООН.

Вместе с тем Л.Алексидзе подчеркнул, что Грузия не будет следовать примеру России в вопросе восстановления своей территориальной целостности и не направит свои вооруженные силы в Абхазию. «Мы за политическое решение конфликта», — сказал он.

«После саммита ОБСЕ в Стамбуле грузино-российские отношения могут существенно измениться к лучшему»,- полагает министр иностранных дел Грузии Ираклий Менагаришвили.

В интервью СМИ 20 ноября он выразил уверенность, что после достигнутого в Стамбуле соглашения о выводе до 2001 года с территории Грузии двух российских военных баз, «вести конструктивную политику, отвечающую национальным интересам обоих государств, станет гораздо проще». В связи с этим глава МИД заметил, что существовавшая до недавнего времени «неопределенность в военной области безусловно влияла и на другие вопросы» российско-грузинских отношений.

Менагаришвили подчеркнул, что достигнутое соглашение о выводе российских военных баз из Вазиани и Гудаута «не является чье-либо победой или поражением». «От этого решения выиграли обе страны», — сказал грузинский министр. По его мнению, России накладно «держать военные базы в Грузии, поскольку их содержание обходится очень дорого». В Москве, считает И.Менагаришвили, «это, видимо, уже понимают». Для Грузии же, отметил глава МИД, расположенные на ее территории российские военные базы уже не имеют значения с точки зрения обеспечения внешней безопасности. Министр сообщил, что в ходе переговоров о выводе двух российских военных баз из Грузии «готовность к компромиссам была продемонстрирована с обеих сторон». По его словам, это, в частности, проявилось при рассмотрении вопроса о дальнейшем пребывании российских войск на базах в Ахалкалаки и Батуми. «Мы могли принципиально поставить вопрос о выводе всех российских военных баз из Грузии, но не стали этого делать, а пошли на компромисс», — сказал И.Менагаришвили.

По его словам, выполнение соглашения о выводе с территории страны двух российских военных баз в Вазиани и Гудаута, а также решение об «аннулировании» в Тбилиси двух российских ремонтных заводов, на которых в настоящее время находятся более ста единиц бронетехники означает сокращение вдвое российских вооружений, находящихся в Грузии.

В свою очередь министр обороны Грузии Давид Тевзадзе заявил, что в целом доволен состоявшимися в Стамбуле переговорами с российскими коллегами. Глава Минобороны отметил, что гарантом выполнения российской стороной договоренности о выводе двух баз из Грузии является ОБСЕ, так как это соглашение было зафиксировано в адаптированном Договоре об ограничении обычных вооруженных сил в Европе.

Министр сообщил, что из четырех российских военных баз в Грузии наиболее крупными и значимыми являются базы в Вазиани и Ахалкалаки. По его словам, на российской военной базе в Вазиани расположен аэродром, способный принимать самолеты любого класса. Здесь располагаются десять боевых вертолетов, около ста единиц бронетехники. На базе в Ахалкалаки, по сведениям Минобороны Грузии, находятся до 60 единиц тяжелой техники и более 60 артиллерийских орудий. Таким образом грузинская сторона добилась того, что военная российская военная группировка на территории страны будет уменьшена. Россия увеличила и без того расширенные для нее по договоренности с ОБСЕ квоты на вооружение. И это ставит под сомнение возможности ратификации адаптированного ДОВСЕ ведущими странами мира.

Президент США Билл Клинтон уже заявил, что не представит на ратификацию в сенат американского конгресса подписанное сегодня лидерами 30 стран соглашение по адаптации Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) до тех пор, пока Россия не сократит численность своих войск в районе Северного Кавказа.

Я сделаю это только тогда, когда «российские войска будут сокращены до уровня, предусмотренного подписанным соглашением», говорится в распространенном здесь письменном заявлении президента США.

В октябре МИД РФ в полном соответствии с обговоренными обязательствами информировал всех участников ДОВСЕ, что, руководствуясь высшими интересами своей безопасности, Россия привлекла к операции по пресечению широкомасштабной террористической деятельности на территории Северо-Кавказского военного округа (СКВО) силы, превышающие установленные ДОВСЕ лимиты для флангового района. «Наши действия в регионе безусловно носят временный и вынужденный характер, отвечают общим интересам всех членов международного сообщества, противостоящих этому глобальному злу», — подчеркивалось в заявлении официального представителя МИД РФ.

Премьер Путин заверил, что Россия «восстановит все фланговые ограничения, т.е. выведет прежде всего бронетехнику после завершения антитеррористических операций в Чечне». Первый заместитель начальника Генштаба ВС РФ также подчеркнул, что «сразу же после завершения контртеррористической операции в Чечне мы выведем из региона в места постоянной дислокации вооружения и военную технику, которые превышают условия, зафиксированные в этом договоре», — подчеркнул Валерий Манилов. Вместе с тем он заявил, что на территории Чечни на постоянной основе останутся «те соединения и части, которые будут защищать интересы России на этом участке в общей системе обороны нашей страны».

Комментируя решение президента США Билла Клинтона не представлять для ратификации в сенат адаптированный договор по обычным вооруженным силам в Европе, Валерий Манилов заявил: «Я думаю, что в самих Соединенных Штатах есть политические силы, заинтересованные в прекращении конфронтации нынешнего этапа мирового развития». И эти силы, подчеркнул Валерий Манилов, могут поставить вопрос о ратификации Договора об обычных вооруженных силах в Европе американским сенатом.

Таким образом саммит в Стамбуле и подписанные там документы, касающиеся обычных вооружений в Европе, — это шаг вперед по сравнению с тем, что было. Между тем внутренние проблемы РФ на Северном Кавказе и ограничение влияния России на ситуацию в Закавказье ставят Москву в другие исторические рамки, истинное значение которых всем нам в скором будущем придется осознать по-новому.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ