К вопросу об узбекско-таджикских отношениях

0
42

В ночь с 3-го на 4-е ноября 1998 года в 4 часа утра антиправительственная вооруженная группа во главе с Махмудом Худойбердыевым при финансовой поддержке экс-премьер-министра Республики Таджикистан Абдумалика Абдулладжанова и других криминальных мафиозных структур, вторглась на территорию Ленинабадской области Таджикистана. Вторжение было осуществлено через населенные пункты Шахристанского и Ура-Тюбинского районов. Численность вооруженной группировки составляла около одной тысячи человек.

Разоружив правительственные блок-посты в Шахристанском, Айнинском и Ура-Тюбинском районах, боевики М.Худойбердыева убили 25 сотрудников правоохранительных органов. По состоянию на 12.00 часов 5 ноября 1998 года в результате боестолкновений между правительственными подразделениями и мятежниками погибло 39 военнослужащих и более 100 человек получили ранения различной степени тяжести. Среди них были и мирные жители. Нанесен огромный материальный ущерб многим объектам и зданиям области.

4-го ноября 1998 года правительственные вооруженные силы приступили к осуществлению широкомасштабной операции по ликвидации мятежа. В ночь с 4-го на 5-е ноября 1998 года они деблокировали здание УВД Ленинабадской области и освободили 35 сотрудников милиции, взятых в заложники.

По состоянию на 14.00 часов 5-го ноября представителями правительственных силовых структур удалось полностью очистить столицу Ленинабадской области и окружить членов вооруженной группировки М.Худойбердыева в районе областного аэропорта города Худжанда. Бандформирования были блокированы также в Чкаловске, в Айнинском и Ура-Тюбинском районах.

В городе Чкаловске штаб вооруженного бандитского формирования во главе с Махмудом Худойбердыевым и его ближайшим окружением попал в окружение. Однако Худобердыеву с группой людей удалось скрыться.

Во время боестолкновений со стороны правительственных силовых структур потери составили 39 человек, со стороны мятежников — около 50 человек. Арестованные члены вооруженной группировки М.Худойбердыева на первых же допросах показали, что проникли они в Таджикистан с территории Узбекистана. Многие из них воевали на территории Афганистана в подразделениях генерала Абдурашида Дустума. Среди трупов погибших боевиков антиправительственной вооруженной группировки М.Худойбердыева были также граждане Исламского Государства Афганистан, служившие в воинских подразделениях генерала А.Дустума.

Спрашивается, насколько официальный Ташкент причастен к мятежу? И зачем вообще надо было затевать подобное? Ответить на эти вопросы сложно. Однако факт остается фактом. В результате нападения бандитов почти сутки Ленинабадская область была полностью в их руках и официальный Душанбе не контролировал там обстановку.

Что это было: репетиция отторжения Худжанда от Таджикистана или просто бандитская вылазка? Какое-то прояснение дает здесь листовка, которую во время мятежа распространял мятежный полковник Худойбердыев. Обращает на себя само название листовки: «Заявление начальника штаба движения за всеобщий мир в Таджикистане». Таким образом уже понятно, что Худойбердыев хотя бы внешне хочет мира. Однако текст заявления противоречит этому. Худойбердыев пишет:

«Развитие событий в Ленинабадской области, в некоторых других районах Республики Таджикистан и вокруг них свидетельствует о том, что Рахмонов и его правительство не хотят мира в Таджикистане и переговорам предпочитают силовое решение внутритаджикского конфликта. По имеющейся у нас информации, Э.Рахмонов обратился за военно-технической помощью к России и другим странам СНГ. В частности, переброску правительственных сил в районы осуществляли подразделения 201 дивизии, что является грубым вмешательством во внутренний конфликт в нашей стране.

Я еще раз заявляю для тех, которые не слышат правду: я не террорист и не мятежник, мною движет одно единственное стремление к достижению всеобщего мира на нашей земле, которое невозможно без привлечения всех слоев населения, политических и региональных лидеров страны. Одновременно некоторые российские и таджикские средства массовой информации распространяют ложные сведения о ситуации в центре и районах Ленинабадской области, в том числе о якобы имеющих место в городе Худжанде перестрелках. В связи с этим я заявляю: я не забыл того, что российская 201 мотострелковая дивизия в августе 1997 года, выступив в начале в качестве посредника в нашем внутритаджикском конфликте, затем вероломно напала на наши силы. Тогда, только из желания не допустить появления жертв среди российских солдат, чья задача в Таджикистане — участие в процессе примирения, а не боевые действия против тех или иных групп населения Таджикистана, я вынужден был отступить. В результате радиоперехвата я получил подтверждение того, что российские офицеры и солдаты принимают участие в боевых действиях на стороне правительственных войск и идет переброска российской военной техники в Республику Узбекистан.

В связи с этим я заявляю: любые попытки вмешательства во внутриджикский конфликт мы будем рассматривать как агрессию, направленную против нашей страны и готовы дать отпор всеми имеющимися у нас силами и средствами. Для предотвращения такого вмешательства мы в качестве меры сдерживания выбрали следующее: нами заминирована плотина Кайраккумской ГЭС, которая в случае прорыва затопит огромные территории Центральной Азии. Горячим головам как в Таджикистане, так и во вне следует выбрать либо всеобщий мир в стране, либо миллионы жертв ради сохранения амбиций Рахмонова и его приспешников.

В то же время, я вновь подтверждаю готовность сесть за стол переговоров с правительством Таджикистана при условии прекращения любого военно-технического вмешательства. При этом я приветствую и призываю выступить в качестве посредников переговоров как отдельных политических лидеров, так и страны СНГ. Я вновь и вновь повторяю: террор никогда не был в арсенале моих действий за все время моей военной карьеры и этого я не намерен допустить и впредь. В то же время, я предупреждаю, что иного выхода у меня может не быть. Это зависит от России, Узбекистана и Рахмонова.

Полковник Махмуд Худойбердыев, 5 ноября 1998 года».

Комментируя это заявление, начальник штаба Коллективных миротворческих сил СНГ в Таджикистане генерал-майор Владимир Ковров сказал корреспонденту «Интерфакса»: «Я официально заявляю, что 201 мотострелковая дивизия, находящаяся в оперативном подчинении Объединенного командования Коллективными миротворческими силами, в боевых действиях на севере республики не участвовала. Соответственно, автомобильная, бронетанковая техника, авиация, боеприпасы в распоряжение правительственных войск не поступали. Утверждение Махмуда Худойбердыева о том, что таджикским силам помогали подразделения 201 мсд не соответствуют действительности.

Миротворческие силы как и прежде выполняют задачи, возложенные на них мандатом. Во время мятежа они усилили охрану принадлежащих им военных объектов, мест компактного проживания военнослужащих и были готовы в любую минуту действовать согласно возложенным на них задачам сугубо миротворческого характера».

Между тем почти месяц спустя с утверждениями о том, что правительственным войскам Таджикистана помогали российские подразделения выступил 30 ноября президента Узбекистана Ислам Каримов. Кроме этого на встрече с журналистами в Ташкенте он недвусмысленно обвинил российские спецслужбы, а значит и Россию, в разжигании конфликта между Узбекистаном и Таджикистаном.

С опровержением этих заявлений сразу же выступили МИД и ФСБ России. Таким образом ситуация еще более запутывается. Но налицо проблема, которая подтверждает нарождение новой конфликтной ситуации в Центральной Азии. Можно поверить Каримову, что официальный Ташкент не причастен к мятежу в Ленинабадской области. Однако нельзя утверждать о том, что в за действиями Худойбердыева не стоят крупные мафиозные узбекские кланы, заинтересованные в отторжении богатой области от Таджикистана.

Сейчас уже можно смело утверждать, что среди межгосударственных проблем, которые периодических возникают в Центральной Азии (ЦА), проблемы связанные с таджикско-узбекскими отношениями являются наиболее острыми. До какого-то времени они были как бы в тени. Однако после мятежа в Ленинабадской области и последовавшими после него взаимными обвинениями со стороны официальных лиц в Душанбе и Ташкенте стало ясно, что возможность появления новой горячей точки в регионе весьма вероятна. При этом, если раньше имели место конфликты внутреннего характера (скажем, в 1990-1991 годах в Ферганской долине Узбекистана, в 1991-1995 гг. в горных и предгорных районах Таджикистана), то после ноября 1998 года таджикско-узбекские конфликтные отношения можно охарактеризовать как межгосударственные.

В Таджикистане проживает 1,2 млн. узбеков. В Узбекистане же количество лиц таджикской национальности официально никто не знает, однако их не менее 6-7 миллионов. И в той и другой республике очень много смешанных браков, поскольку узбекская и таджикская культуры очень схожи. Официально ни в Таджикистане, ни в Узбекистане не существуют межэтнических проблем. Однако они есть и именно противоречия между узбеками и таджиками могут стать причиной возникновения в будущем горячих точек в республиках. Это связано с тем, что в Самаркандской и Бухарской областях Узбекистана в начале 30 годов проживающие там этнические таджики были записаны узбеками. В этих регионах на бытовом уровне присутствуют антиузбекские настроения. Репрессивными действиями режим Каримова пока это гасит. Однако любая нестабильность здесь может причиной конфликта. Сейчас почти полностью узбеки выведены из состава правительства Таджикистана. Аналогичная ситуация в руководстве Узбекистана.

Заметим, что выступления Худойбердыева начались после того как возобновился миротворческий процесс и в Таджикистан стали возвращаться представители Объединенной оппозиции. Обращает на себя внимание и последнее заявление бывшего премьер-министра Таджикистана Абдумалика Абдулладжанова, который обвинил нынешнее таджикское руководство в «политическом, региональном и этническом геноциде».

Заметим, что это заявление поступило в информационные агентства из Ташкента. Лидер оппозиционного политического блока «Национальное возрождение Таджикистана», экс-премьер правительства этой страны Абдумалик Абдулладжанов утверждает, что «после ноябрьского восстания в Ленинабадской области тысячи людей брошены в тюрьмы, разграблены десятки тысяч домов, сотнями исчисляются без вести пропавшие жители».

Таким образом конфликт в Ленинабадской области переходит, видимо, в новую фазу. Его разрешению не видно конца. Однако есть надежда, что после президентских выборов в Таджикистане, которые намечены на 1999 год, властное равновесие в республике все же восстановится.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ