К проблеме сохранности в России ядерного оружия

0
27

Как сообщили недавно средства массовой информации, утром 5 сентября в гарнизоне Белушья Губа, что на архипелаге Новая Земля, группа матросов из 5 человек, арестованных за грубые нарушения воинской дисциплины, убила военнослужащего из состава караула, завладела оружием и совершила побег. Прибыв в населенный пункт Рогачево, они в местной школе взяли в заложники 40 детей и учителей и передали требования к руководству Центрального полигона Российской Федерации о том, чтобы им предоставили самолет для вылета на «большую землю». О «ЧП» было доложено руководству Минобороны, и сразу же ситуация была взята под его контроль и контроль ФСБ.

В контакт с террористами сразу вступил начальник полигона контр-адмирал Шевченко, который предложил себя в заложники вместо детей. Преступники сначала согласились с этим, но потом свою позицию изменили и детей не отпустили. Начальник полигона оставался вместе с террористами до конца операции по их обезвреживанию, предпринимая все усилия по их сдерживанию от дальнейших агрессивных действий и убеждая отпустить заложников и сложить оружие. Спустя некоторое время после прибытия антитеррористической группы преступники силами Минобороны и ФСБ были обезврежены.

Угрожали ли действия преступников сохранности вооружения и военной техники, а также ядерных боеприпасов, находящихся на полигоне? Этот вопрос был задан экспертам, знающим проблемы бывшего ядерного полигона на Новой земле. Ответ был таков: «Нет, не угрожало. Преступление было совершено на административно-хозяйственной территории полигона. Хранение вооружения и военной техники на ЦП РФ осуществляется на специально оборудованных и охраняемых территориях, оснащенных техническими средствами охраны. С 1990 года ядерные испытания на Новой Земле не проводятся, ядерных боеприпасов на полигоне не имеется».

Существует несколько версий и комментариев данного чрезвычайного происшествия. По одной из них акция террористов кем-то была четко спланирована. Однако это не совсем так. Автору этих строк удалось побеседовать с офицерами, занимающимися расследованием данного ЧП. Они утверждают, что террористы действовали непоследовательно и противоречиво. После убийства своего сослуживца они забаррикадировались в школе и потребовали самолет для вылета в Дагестан, где у одного из преступников якобы погибли родственники во время происшедшего в пятницу террористического акта в Махачкале. Потом вдруг солдаты захотели лететь в Москву и, прибыв туда, намеревались выдвинуть какие-то требования, о которых они сами, как потом выяснилось, имели самое смутное представление.

«Дагестанская версия» не выдерживает никакой критики хотя бы потому, что информация о том, что все преступники были выходцами из Дагестана, не совсем точна. Из пяти человек, захвативших заложников, лишь трое были из Дагестана (лакец, лезгин и талаец), один ингуш из Малгабека и один молодой матрос — русский из Нарьян-Мара, хотя инициаторами убийства часового и завладения оружием действительно была «ингушско-дагестанская группировка».

Все ее члены служили на Малой Земле в одном батальоне и были посажены на гауптвахту за «вымогательство денег у военнослужащих старшего призыва». То, что «ингушско-дагестанская группировка» третировала своих сослуживцев из подразделения бывшего ядерного полигона, свидетельствует о том, что при отборе личного состава на полигон допущены явные «перегибы». Выходцы из Дагестана в некоторых подразделениях составляют здесь до 30-40 процентов от военнослужащих срочной службы.

Между тем надо признать, что Центральный полигон РФ лишь условно можно считать ядерным. Воинские подразделения проводят на полигоне лишь работы по замеру уровня радиации местности и участвуют в экологических исследованиях. В ведение 12-го Главного управления, отвечающего за ядерную безопасность в ВС РФ, полигон был включен совсем недавно — в мае месяце 1998 года. До этого он обслуживал Северный флот. Однако отбор солдат на флот совсем иной, чем на объекты, находящиеся в ведении 12-го Главка. Контингент призывников в «обычные» войска по своим морально-психологическим качествам соответствует «советским» стройбатовским меркам. Среди юношей, пришедших нынешней весной в «обычные» войска, среднее и средне-техническое образование имели чуть более 71 процента. Именно по причине невысокого — по современным меркам — уровня общеобразовательной и психологической подготовки призванных на военную службу весной 1998 года юноши, имеющие 3-ю и 4-ю категорию профпригодности (рекомендуемые условно для подготовки по тем или иным специальностям или не рекомендуемые совсем), составили 40 процентов. Это очень высокий показатель.

На ядерно-технические объекты России отбирается «элита»: подростки из благополучных семей, имеющие как минимум средне-техническое или незаконченное высшее образование. Но даже они, проходя срочную службу, не связаны непосредственно с ядерным оружием. Эти задачи выполняют только офицеры и прапорщики. Надежность такой системы не раз подтверждали регулярные проверки ядерно-технических объектов России, осуществляемые комиссиями из США.

Источники из Минобороны считают, что чрезвычайные события на Новой Земле не угрожали безопасности страны и не могли привести к несанкционированному распространению ядерного оружия в России. Однако, как утверждают источники в Кремле, американская администрация выразила серьезную озабоченность инцидентом. Среди проамериканских политиков в нашей стране уже прорабатываются идеи международного контроля за состоянием ядерно-технических объектов России. Скажем прямо: их призывы беспочвенны. Состояние объектов, находящихся в ведении 12-го Главка, соответствует международным нормам. Ядерно-технические объекты, как заверяют российские военные эксперты, находятся под постоянным и надежным контролем руководства Минобороны.

Дословно о морально-психологическом состоянии и уровне дисциплины личного состава воинских частей, подчиненных 12-му ГУ МО РФ, представителями этого главка было сказано следующее: «В войсках Главного управления принимаются меры по поддержанию правопорядка и укреплению воинской дисциплины в соответствии с требованиями приказов и директив министра обороны Российской Федерации, начальника Генерального штаба. Уровень правопорядка и воинской дисциплины обеспечивает стабильность и управляемость соединениями, учреждениями и частями Главного управления, качественное выполнение задач ядерно-технического обеспечения войск, соблюдение безопасных условий воинской службы. Абсолютное большинство офицеров и прапорщиков сознают государственную значимость возложенных задач, честно и добросовестно выполняют свой воинский долг. В соединениях, учреждениях и частях Главного управления не допущено преступлений и происшествий в ходе выполнения задач основной деятельности. Морально-психологическое состояние военнослужащих и гражданского персонала, несмотря на имеющиеся трудности, остается удовлетворительным».

На вопрос о том, возможны ли в других частях 12-го ГУ МО РФ события, которые произошли на Новой земле, был получен ответ: «В соответствии с приказом министра обороны N 280 в части 12-го ГУ МО РФ отбираются призывники, безупречные в моральном отношении, годные по состоянию здоровья к службе в спецсооружениях, имеющие необходимое образование, хорошо владеющие русским языком, 1-й или 2-й категории профессиональной пригодности к службе на соответствующих воинских должностях и уровень нервно-психической устойчивости не ниже «удовлетворительного». Правда, надо сказать, что качество призывного контингента в настоящее время оставляет желать много лучшего, но все равно мы стараемся тщательно подбирать призывников в войска Главного управления. У нас есть соответствующая система, предусматривающая поэтапный отбор призывников (изучение документов в военкоматах, работа в органах МВД, ФСБ, прокуратуры, в медицинских учреждениях, на производстве; индивидуальные беседы с кандидатами, непосредственный выбор из уже отобранных призывников). На этом изучение молодых воинов на заканчивается. К работе в войсковых частях подключаются другие специалисты: психологи, медицинские работники, органы воспитательной работы, представители прокуратуры, ФСБ. Идет не только изучение индивидуальных особенностей военнослужащих, но и тщательный отбор тех, кто способен нести службу в подразделениях охраны.

Но и тех военнослужащих, которые по заключению комиссии по профессионально-психологическому отбору попали служить в подразделения охраны, продолжают готовить по специальной программе к выполнению служебных обязанностей в составе караулов. В отношении военнослужащих, совершивших преступление на Новой Земле, можно сказать, что полигон был передан в ведение Главного управления несколько месяцев назад, и подбор военнослужащих срочной службы туда осуществлялся в последние годы по другим критериям. Это положение сейчас исправляется».

На вопрос «Какие меры безопасности предпринимаются на ядерно-технических объектах страны (особенно в отношении людей, которые на них работают) в связи с усилением нестабильности в России?» ответил представитель 12-го ГУ МО РФ: «С точки зрения обеспечения безопасности ядерно-технические объекты надежно защищены. В настоящее время принимаются дополнительные меры по оснащению систем физической защиты объектов современным техническим оборудованием. Защищенность сооружений, обученность личного состава, взаимодействие с частями других видов ВС РФ, МВД и ФСБ по вопросам охраны и отражения возможного нападения террористов находятся на достаточном уровне. Совсем недавно американскими специалистам на одном их наших объектов в рамках запланированных учений были продемонстрированы результаты подобного взаимодействия по недопущению проникновения к хранилищу ядерных боеприпасов людей, обученных проведению специальных операций. По отзывам американцев, учения достаточно убедительно показали умение наших военнослужащих противодействовать ядерному терроризму. В отношении военнослужащих, которые служат в наших соединений и частях я не могу даже допустить мысли, что результаты поступков и действий людей, имеющих дело с ядерным оружием, могут быть для нас неожиданными или непредсказуемыми. С этих позиций мы подходим к работе с людьми. Исходным для нас является скрупулезный подход к отбору офицеров и прапорщиков в инженерно-технические службы, а также всех военнослужащих в подразделения охраны. При этом мы одинаково требовательно подходим к оценке всего комплекса личностных качеств. Приоритетов, как говорится, у нас здесь нет. Поскольку для военнослужащего-ядерщика в равной степени важны как высочайший профессионализм, так и его гражданская позиция, душевное состояние и морально-психологическая устойчивость. Одним словом, надежность человека во всех его проявлениях. Именно она и является главной составляющей боевой готовности ядерной безопасности и гарантом безопасности государства в целом. Безусловно, нынешняя непростая ситуация в обществе оказывает серьезное воздействие на социальный, нравственно-психологический климат в офицерских коллективах, семьях военнослужащих. Но, думается, не надо здесь драматизировать ситуацию. Уверен: офицеры понимают всю возложенную на них ответственность, сохранили верность воинскому долгу и выполнят стоящие перед ними задачи».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ