К проблеме сокращения в России наступательных вооружений

0
26

Одним из направлений внешнеполитической деятельности России является ее работа в области сокращения стратегических наступательных вооружений (СНВ). Как правило, это выполнение подписанных с США и другими странами договоров о СНВ. Договором между РФ (бывшем СССР) и США (СНВ-1), вступившем в силу в декабре 1994 года, предусмотрено сократить суммарное количество развернутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет на подводных лодках и тяжелых бомбардировщиках (БРПЛ и ТБ) до уровня не более 1600 единиц и не более 6000 единиц числящихся за ними боезарядов.

Договором также предусмотрено использование различных методов контроля за соблюдением принятых обязательств, включая использование национальных технических средств контроля, различные виды инспекций на местах (12 видов инспекций), непрерывное наблюдение на объектах по производству мобильных МБР, периодический обмен данными по СНВ, система уведомлений о состоянии СНВ.

Для России договор СНВ-1 — это большой шаг вперед по сокращению своего ядерного арсенала. Однако, помимо положительных сторон в военном плане он имеет и отрицательные аспекты. Так, по официальным данным Минобороны, слабыми сторонами Договора СНВ-1 является то, что:

1. Принят условный, а не реальный расчет ядерных вооружений на тяжелых бомбардировщиках (ТБ), что дает возможность дополнительного размещения на ТБ неучитываемых ядерных боезарядов.

2. Подлежат сокращению в России 50 % тяжелых МБР с разделяющимися частями индивидуального наведения (РГЧ ИН), составляющих основу ракетно-ядерного потенциала РФ.

3. Предусмотрены дорогостоящие процедуры ликвидации средств СНВ и дорогостоящие системы контроля выполнения Сторонами договорных обязательств (13 видов инспекций).

4. Поставлены под жесткий контроль мобильные МБР, имеющиеся только у России.

Договор СНВ-1 действует. Проводится взаимное инспектирование ядерно-технических объектов РФ и США. Так на днях американские военные специалисты проинспектировали действующую российскую базу МБР соединения Ракетных войск стратегического назначения. В пресс-службе МО РФ отметили, что эксперты США проверили достоверность информации, представленной российской стороной о количестве боеголовок на развернутых тяжелых МБР данной ракетной базы и пунктуальность выполнения положений Договора.

3 января президентами РФ и США подписан договор СНВ-2. Он является продолжением подписанного 31 июля 1991 года Договора СНВ-1 и предусматривает при этом более радикальные сокращения стратегических наступательных вооружений России и Соединенных Штатов.

Договором СНВ-2 предусматривается:

1.Сократить к 31 декабря 2002 года до уровня в 3000-3500 единиц суммарное количество боезарядов на носителях стратегических наступательных вооружений Сторон (МБР, БРПЛ и ТБ)

2. Ликвидировать к этому же сроку все МБР с РГЧ ИН. При этом Договором разрешено переоборудовать под ракеты с одним боезарядом 90 шахтных пусковых установок (ШПУ) тяжелых ракет (остальные подлежат ликвидации) и понизить количество боезарядов с шести до одного на 105 МБР РС-18.

3. Сократить количество ядерных боезарядов на развернутых БРПЛ до уровня 1700-175- единиц.

4. Засчитывать за тяжелыми бомбардировщиками реальное количество ядерных боезарядов (крылатые ракеты воздушного базирования (КРВБ) большой дальности, ракеты класса «воздух-поверхность» с дальностью менее 600 километров и ядерные бомбы), для которого они реально оснащены. На практике это будет означать установление предела для оснащения тяжелых бомбардировщиков от 750 до 1250 единиц ядерных боезарядов любого типа.

5. Переориентировать до 100 ТБ, оснащенных для ядерных вооружений, не являющихся ядерными КРВБ большой дальности, на выполнение неядерных задач. Такие самолеты не будут засчитываться в общие уровни, предусмотренные Договором СНВ-2, до тех пор пока не будут вновь переориентированы на выполнение ядерных задач.

Слабыми сторонами Договора СНВ-2 является то, что:

1.Россия лишается права иметь МБР с РГЧ, в том числе «тяжелых ракет». МБР с РГЧ составляют 55 % (3020 ядерных боезарядов (ЯБЗ) от всего состава стратегических ядерных сил (СЯС) РФ. В США МБР с РГЧ — 30 % (2150 ЯБЗ) от боевого состава стратегических наступательных сил (СНС) США.

2. В случае выхода из Договора СНВ-2 США могут оперативно оснастить ядерных боезарядов на 4500 ед. больше, чем предусмотрено договором СНВ-2. В России же после 2003 года не останется носителей, которые можно было бы переоснастить на большее число ЯБЗ.

3. Разрешается переоборудовать под новые ракетные комплексы (РК) только 90 ШПУ из 154 «тяжелых» ракет. Каждая из них заливается на 5 метров бетоном (12150 куб.метров бетона на 90 ШПУ). Стоимость переоборудования 10 млрд. старых рублей.

По мнению большинства депутатов Государственной Думы РФ шансов ратифицировать Договор СНВ-2 этим летом очень мало. Так думают даже те, кто за то, чтобы это произошло как можно скорее. Это три фракции: «Наш дом — Россия», «Яблоко» и «Регионы России» (примерно треть голосов Госдумы). Как известно, две трети членов нижней палаты пока не готовы поддержать этот договор. Это, прежде всего, коммунисты, группа «Народовластие», аграрная фракция и фракция ЛДПР.

Такая позиция парламентариев усиливается еще и внешнеполитическими факторами и в, частности, действиями и позицией администрации США. По мнению депутата Госдумы РФ Владимира Рыжкова, президент Соединенных Штатов Билл Клинтон до недавнего времени жестко увязывал свой приезд в Россию с ратификацией Договора СНВ-2. Американский конгресс ратифицировал документ, допускающий расширение НАТО на Восток, и это тоже подливает масло в огонь. Плюс сенат США, как известно, отказался от обсуждения поправок по СНВ-2, согласованных главами государств в Хельсинки, до тех пор, пока договор не будет ратифицирован российской стороной, причем без поправок, что тоже вызывает раздражение у большинства депутатов.

Здесь «медвежью услугу» оказал и Президент РФ. Борис Николаевич в Бирмингеме сказал о том, что он добьется ратификации договора СНВ-2. После этого шансы на ратификацию вообще приблизились к нулю, потому что имея парламент, где в большинстве оппозиция, делать такие заявления означает резко осложнять процедуру прохождения международных договоров через Госдуму. Вот поэтому сейчас борьба в России идет не за ратификацию СНВ-2, а за то, что хотя бы провести слушания по ратификации.

По мнению председателя парламентского подкомитета по вопросам внешней разведки Александра Венгеровского (фракция ЛДПР), с начала текущего года Соединенные Штаты резко увеличили финансирование работ по созданию оружия нетрадиционного действия на базе Ливерморской и Лос-Аламосской лабораторий, а также Управления перспективных исследований Минобороны».

Учитывая это обстоятельство, подчеркнул недавно в одном из своих интервью депутат, ратификация Договора СНВ-2 приведет к тому, что Россия, «сократив свой ракетно-ядерный потенциал стратегического сдерживания, не сможет угнаться за американцами по разработкам других видов вооружения. И произойдет это прежде всего из-за дефицита финансовых средств».

О масштабах такого дефицита, по мнению А.Венгеровского, можно судить на основании многих фактов. Один из них — это содержание свыше 50 тонн оружейного плутония без соответствующего хранения и перспектив его утилизации. По утверждению парламентария, Институт ядерной физики имени Курчатова в прошлом месяце создал технологию переработки оружейного плутония в топливо для АЭС, однако средств для этого нет. По той же причине не реализуется и российско-американское соглашение 1995 года о строительстве на базе комбината «Маяк» на Урале спецхранилища для оружейного плутония.

Другим фактором, побуждающим очень взвешенно подойти к вопросу ратификации Договора СНВ-2, является увеличение количества стран, обладающих ядерным оружием или стоящих на пороге его создания. Венгеровский полагает, что вслед за Индией и Пакистаном вскоре может заявить о своем ядерном потенциале Израиль, который, по мнению парламентария, уже имеет порядка 120 боеголовок. Близки к созданию ядерного оружия Северная Корея, ЮАР, Бразилия и Иран.

Примечательно, что пополняют ядерный клуб конфликтующие между собой страны. Мировое сообщество обеспокоено этим. Из Южной Азии не должна исходить угроза стабильности и миру на нашей планете, конфликт между Индией и Пакистаном не должен развиваться по «ядерному сценарию». Такую общую позицию заняли страны «пятерки» постоянных членов СБ ООН на встрече, состоявшейся на днях в Женеве. По ее итогам руководители МИД РФ, Великобритании, Китая, США и Франции приняли коммюнике.

Таким образом, пока перспективы ратификации Госдумой Договора СНВ-2 весьма туманны. Для того, чтобы он был хотя бы обсужден в нижней палате нужны воля и согласие все ветвей власти, а также всех политических сил страны.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ