Совет обороны определил основные направления военно-космической политики России

0
73

Концепция военной реформы по прежнему не утверждена

20 января под председательством Президента РФ Бориса Ельцина прошло заседание Совета обороны, на котором были обсуждены проблемы политики России в освоении космоса. Примечательно, что несмотря на специфичность вопроса на заседании докладчиком, помимо директора Российско-космического агентства Юрия Коптева, выступал также министр обороны Игорь Сергеев.

Как известно, военный руководитель имеет непосредственное отношение к космосу. Некоторое время он работал на Байконуре, организовывал и осуществлял запуски баллистических ракет. Став министром обороны, реформу в армии Сергеев начал с переподчинения Военно-космических сил РВСН. Он автор идеи использования выслуживших срок межконтинентальных баллистических ракет и сокращаемых шахт в мирных целях. Эта программа уже реализовывается. В конце 1997 года с нового военного космодрома близ Свободного (Амурская область) с помощью выслужившей свой срок военной межконтинентальной баллистической ракеты в космос был запущен спутник. Однако говорить о массовом использовании высвобождаемых в процессе сокращения СЯС ракет в мирных целях не приходится. Именно поэтому и состоялся, видимо, Совет обороны, посвященный определению приоритетов в военно-космической деятельности, ВПК и использованию ракет и спутников в интересах экономики.

Между тем обсуждение вопросов военной реформы на заседании Совета обороны не состоялось. 29 ноября 1997 года за закрытыми дверями под председательством Председателя Правительства РФ Виктора Черномырдина на заседании комиссии по военному строительству при Президенте РФ был рассмотрен замысел концепции военного строительства в России. Представленный документ был в основном одобрен и планировалось, что после доработки некоторых вопросов (на которые отвели недельный срок) он будет подписан Черномырдиным и представлен Президенту России. Однако прошло уже больше месяца, концепция военной реформы до конца не рассмотрена и не утверждена. Это говорит о наличии серьезных противоречий в руководстве страны на этот счет.

Некоторые силовые структуры приняли собственные концепции своего реформирования. Однако общей программы обустройства оборонного пространства РФ пока нет. Есть только наметки. Скажем, Федеральная пограничная служба должна играть главную роль в вопросах организации охраны границ, Министерство внутренних дел — в вопросах правопорядка, Федеральной службы безопасности — в обеспечении безопасности страны, Министерства по чрезвычайным ситуациям — в предупреждении и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

Рассмотренный в конце 1997 года замысел военного строительства в России, на основании которого будет подготовлена Концепция военного строительства, предполагает объединение усилий в области тылового и технического обеспечения, подготовки кадров не только для Вооруженных Сил, но и других войск. Особое внимание предполагается уделить развитию средств информационной борьбы как в мирное, так и военное время.

Предполагается уменьшить количество министерств и ведомств, имеющих в своем составе войска. На сегодняшний день таких структур 14. Предполагается, что призывной контингент будет направляться только в 5 силовых структур — ВС РФ, ФПС, ВВ МВД, ЖД войска и ФАПСИ.

Особым пунктом в планах военной реформы стоит военное образование. Именно с него начинается реальное военное строительство в РФ. Об этом так и заявил на днях государственный военный инспектор — секретарь Совета обороны России Андрей Кокошин, комментируя структурную перестройку в военной вузовской системе: «Реформирование армии и флота начинается с военного образования — одного из важнейших компонентов военной реформы. Сейчас мы только начинаем по-настоящему к ней приступать». По его словам, вопрос о количестве военных училищ и академий важен, но значительно важнее содержательная сторона военного образования — качество учебных программ военных вузов, уровень реализации этих программ.

Предметом особого внимания, по мнению А.Кокошина, должен быть вопрос о том, кто ведет занятия со слушателями и курсантами, какова квалификация преподавателей. «Именно на это обратил внимание президент России Борис Ельцин на последнем заседании Совета Безопасности России, где рассматривалась данная проблема», — подчеркнул Кокошин.

Среди стержневых направлений военного образования должно быть прежде всего то, что нужно командирам и командующим всех рангов: тактика, оперативное искусство, стратегия. В то же время все более важное значение, особенно для слушателей академий, приобретают вопросы экономики и права, сказал Кокошин. Как отметили в аппарате Совета обороны РФ, работа по реформе военного образования ведется в тесном взаимодействии с министерством обороны и Генеральным штабом Вооруженных Сил России.

По словам министра обороны Игоря Сергеева, содержание каждого военного училища требует средств, на которые может существовать развернутое соединение ВС РФ. Как известно, в ближайшие годы количество военных вузов уменьшится почти наполовину. Однако не все так просто. Сокращение военных училищ связано с политическим фактором. В училищах в лице преподавателей концентрируется военная интеллектуальная элита, которая играет важную управляющую роль в политической и социально-экономической жизни регионов. Ведь, как правило, военные училища расположены в крупных городах, многие из которых являются столицами субъектов Федерации.

Безденежье побудило подавляющее большинство кадровых военных добывать себе средства на существование на стороне. Для преподавателей военных вузов, имеющих относительно свободный график работы, здесь имелись и имеются хорошие перспективы. По данным негласных опросов, многие военные преподаватели стали крупными бизнесменами. Часть военнослужащих рвется в политики. Скажем, на выборах в Московскую думу и местные органы самоуправления столицы России баллотировались два представителя Московского высшего военного командного общевойскового училища (МосВОКУ). Ветеранская организация выпускников этого училища, из которых многие являются крупными бизнесменами, выпускает свой журнал — «Офицеры».

Анализ показывает, что большинство интеллектуальной военной элиты оппозиционно настроено по отношению к нынешней власти.

К примеру, на празднование 70-ти летия МосВОКУ со стороны руководства Минобороны РФ прибыли второстепенные лица. Между тем в президиуме торжественного собрания, посвященного юбилею училища, сидел опальный экс-министр обороны Игорь Родионов, а в зале раздавал автографы офицерам и курсантам председатель думского комитета по обороне лидер Движения в поддержку армии (ДПА) Лев Рохлин. На этом фоне поздравление Президента России коллективу МосВОКУ выглядело как насмешка. И это не прошло, видимо, мимо глаз представителей Администрации Президента РФ. Не случайно, спустя несколько дней после юбилейного совещания в прессу просочились сведения, что МосВОКУ ликвидируется. На днях Государственная Дума РФ выступила с обращением к руководству страны с предложением не расформировывать МосВОКУ. И совершенно очевидно, это военное училище станет в будущем разменной картой в политических играх.

Вряд ли, думается, в ближайшем времени концепция станет реальностью. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что по инициативе Бориса Ельцина создана рабочая группа из представителей депутатов Госдумы РФ, правительства и силовых ведомств, которые будут готовить законопроект «О военной реформе». Всем известно сколь долгим бывает подготовка законов в нижней палате парламента России. Как сказал один из участников рабочей группы депутат ГД РФ Эдуард Воробьев, в подготавливаемом документе будет отмечено, что основные мероприятия по проведению военной реформы будут осуществляться с 1997 по 2005 год. Согласно законопроекту, в ходе реформы должен осуществляться процесс перехода на добровольческую армию по контракту. Документ также уточняет полномочия органов государственной власти при ее проведении. По мнению Воробьева данный законопроект в первом чтении планируется рассмотреть только в конце января — начале февраля 1998 года.

Между тем, несмотря на почти полное отсутствие юридической базы, некоторые шаги военной реформы уже начаты. Они сведены к простому сокращению и переподчинению тех или иных войск и сил. Скажем в 1997 году штатная численность ВС РФ сокращена на 200 тысяч должностей. А с 1 января 1999 года она должна составить 1,2 миллиона человек.

В 1997 году Ракетные войска стратегического назначения, Военно-космические силы и войска ракетно-космической обороны Войск противовоздушной обороны Вооруженных Сил Российской Федерации объединены в вид войск Ракетные войска стратегического назначения, состоящие из ракетных армий, воинских частей и учреждений запуска и управления космическими аппаратами, объединений и соединений ракетно-космической обороны. Результатом интеграции явилось тридцатипроцентное сокращение численности управленческого аппарата и упразднение параллельных структур, при этом уровень боеготовности поднялся на 15-20 процентов, а за счет экономии средств на содержание сокращенной численности войск, оптимизации состава НИОКР, серийных поставок, кооперации промышленности планируется получить в ближайшее время ежегодный экономический эффект порядка 1 трлн. рублей.

Но это небольшая лишь часть того, что необходимо реформировать. В настоящий момент идет реорганизация Сухопутных войск. На основе упразднения штабных структур этого вида ВС РФ создается Главное управление Сухопутных войск. До 1 января 1999 года Военно-Воздушные Силы и Войска противовоздушной обороны будут преобразованы в вид Вооруженных Сил Российской Федерации — Военно-Воздушные Силы. В 1998 году военным округам будет придан статус оперативно-стратегических (оперативно-территориальных) командований Вооруженных Сил Российской Федерации на соответствующих стратегических направлениях.

Сейчас становится абсолютно ясным то обстоятельство, что при всей несхожести взглядов на проведение военного строительства в стране, в России отсутствует единая воля, которая бы устранила разногласия и худо-бедно двигала бы реформы в военной сфере вперед. Думается, есть здесь и другая причина — финансовая. Чтобы не задумывали реформаторы — все упирается в отсутствие ресурсов. Видимо, не случайно во время своего визита во Францию министр обороны РФ сказал, что реформа в российской армии потребует, по всей вероятности, больше времени, чем планировалось и не завершится к 2000 году. Как отметил Игорь Сергеев, это объясняется прежде всего «проблемой финансирования, ибо подготовка профессиональных специалистов требует значительных затрат».

Однако, отметил министр, указания президента России о переводе армии на профессиональную основу будут выполняться. Министр подчеркнул, что военная реформа является объективной необходимостью, а не субъективным желанием. В новых условиях, в соответствии с новыми технологиями, военная техника усложняется, и обслуживать ее должны профессионалы, отметил Игорь Сергеев.

Таким образом в России по прежнему отсутствует единая программа военного строительства. Лоскутное же реформирование тех или иных силовых структур страны ведет к неоправданным расходам и не способствует укреплению обороноспособности государства.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ