Федеральные выборы в центральных СМИ

0
26

Центральной предвыборной публикацией последних дней, несомненно, стало интервью Владимира Путина газете Коммерсантъ. «Великий немой» наконец заговорил: в огромной (во всяком случае, для Коммерсанта, как правило, очень экономно расходующего свою площадь) статье загадочный и.о. президента, наконец, отвечает на массу вопросов — о своих отношениях со спецслужбами и о работе с Анатолием Собчаком, о кавказской войне и о перспективах Чеченской республики, о работе с Анатолием Собчаком, о работе в правительстве и о своем преемничестве. Отвечает подробно, поясняет психологические мотивы своих поступков, рассказывает об обстоятельствах, которыми они были вызваны. Но ощущение загадки не исчезает.

Надо сказать, роль удивительных совпадений в этой судьбе необычайно высока. Например, еще школьником Путин сделал попытку заинтересовать собой «органы». Естественно, у него ничего тогда не получилось. В знаменитом «сером доме» на Литейном проспекте ему объяснили, что здесь «инициативников не берут. Однако впоследствии получилось все, как он хотел: его нашли и предложили работу.

Далее: он был вполне «успешным офицером» (вопреки всему, что писала о его служебной карьере пресса), однако, прослужив несколько лет, понял, «что будущего у этой системы больше нет». И потому вернулся из Германии не в Москву, в центральный аппарат КГБ, а в Питер, в университет.

Между тем уволиться со службы, как говорит Путин, ему удалось только со второй попытки, после путча 1991 года и с помощью Анатолия Собчака, переход на работу к которому «система», между прочим, благословила.

А после того, как Собчак потерял пост мэра («это было прямое вмешательство спецслужб и правоохранительных органов в политическую борьбу, в предвыборную кампанию»), Путину внезапно позвонил до того едва знакомый с ним Павел Бородин и предложил новую работу. Пришлось все же пришлось переехать в Москву. Путин стал заместителем управделами президента, затем — первым заместителем главы президентской администрации.

Далее начинаются события совсем загадочные: полковнику в отставке предложили возглавить ту самую спецслужбу, откуда он вроде бы с таким трудом уволился. Тут его дела пошли еще более успешно: как известно, Борис Ельцин очень скоро предложил ему пост премьер-министра, а затем назвал своим преемником.

Если рассматривать одну лишь канву событий, история эта больше всего похожа на рождественскую сказку. Но Путин подробнейшим образом рассказывает о каждой ситуации, описывает свои реакции, приводит вполне основательные мотивировки своих решений, и все начинает казаться абсолютно достоверным.

Например, назначение директором ФСБ было для него полной неожиданностью: «Вы думаете, кто-нибудь спросил, чего я хочу?.. Не могу сказать, что обрадовался. У меня не было желания второй раз входить в одну и ту же воду». А на пост премьер-министра и звание преемника он согласился уже вполне сознательно: «Я как бы внутренне для себя решил, что все, карьера на этом, скорее всего, закончится, но моя миссия, историческая миссия — звучит высокопарно, но это правда — будет заключаться в том, чтобы разрешить эту ситуацию на Северном Кавказе». Когда же Ельцин, решив уйти в отставку, сообщил об этом «преемнику», Путин вначале не выразил особого энтузиазма, заметив лишь, что ему предлагается «довольно тяжелая судьба». Но затем, поскольку Ельцин ждал ответа, «преемник» рассудил: «Судьба складывается так, что можно поработать на самом высоком уровне в стране, и для страны. И глупо говорить: нет, я буду семечками торговать».

Хочется, правда, возразить, что Путин отнюдь не торговал семечками до прихода в верховную власть. Но в целом логика его рассуждений кажется понятной, и даже появляется впечатление, что нам что-то стало известно о «железном Путине» (заголовок интервью с и.о. президента в Коммерсанте. Однако в самом конце интервью, когда читатель окончательно расслабился и чувствует себя с первым лицом в государстве «на дружеской ноге», в ответ на вопрос о том, что будет после выборов («У вас действительно есть желание все и всех поменять?»), Путин внезапно и коротко — совсем не в стиле предыдущих пространных рассуждений — отвечает: «Не скажу!»

Наваждение моментально исчезает. Почему-то сразу же становится понятно, что изложенные версии всех упомянутых событий — вещь достаточно условная, а главный кандидат на президентский пост — по крайней мере, до выборов — вполне обдуманно желает остаться «человеком из легенды».

Между тем пресловутая загадочность Путина, расплывчатость его позиции продолжают сильно занимать СМИ. А так как за несколько дней до выборов неприлично сознаваться в собственной непосвященности, особенно когда речь идет о претенденте с ТАКИМ рейтингом, пресса в избытке предлагает читателям разнообразные объяснения сдержанности главного кандидата (или расплывчатости его программных установок), а также делится своими наблюдениями за его избирательной кампанией.

Например, Комсомольская правда считает, что существует целых два потока информации, исходящих от Путина. Один из них — «мощный, широковещательный, нарочито «попсовый», т.е. рассчитанный на массовую телеаудиторию, — формируется политтхнологами, обеспечивающими победу на выборах». Эта информация сознательно лишена четкой идеологии: «ее цель — напомнить народу, кто в доме хозяин», утолить тоску избирателя по «твердой, но заботливой руке». Именно это — основа путинского телеобраза.

Другой поток (точнее — ручеек, поправляется КП) можно при желании уловить «в газетах и журналах, рассчитанных на продвинутую аудиторию». Эта информация содержится в интервью Германа Грефа, занимающегося со своей группой выработкой долгосрочной стратегии будущего президента, в заявлениях Анатолия Чубайса («твердейший, между прочим, либерал в экономике»), неизменно поддерживающего и.о., в сообщениях Евгения Ясина о создании «Либеральной миссии», где правые экономисты объединились для поддержки Путина. «Кому надо, тот поймет, а соперники явных козырей для своей пропаганды не получат». Что соперников, естественно, очень огорчает.

Путин, пишет Комсомолка, вполне разумно не подставляется под удар: «его политтехнологи решили пренебречь мнением элиты, обратившись напрямую к народу». И это беспроигрышный ход: «Народ не будет (к сожалению!) изучать экономические программы претендентов, простые люди опять проголосуют сердцем».

Похожие разъяснения дает и еженедельник Век. Отвечая на звучавшие в последнее время упреки в эклектичности программы Путина, Век апеллирует к политическому опыту Запада: «Ни один известный западный лидер, пришедший к власти в последние десять лет, не был ярко выраженным правым или левым… Умелое сочетание левых и правых идей стало в наше время залогом успеха любого политика или политической партии на Западе».

Многогранность программных установок и.о. президента объясняется существующим «общественным запросом»: «Те, кто толкует об «эклектичности» программы Путина, не хотят увидеть главного — его стремления объединить вокруг себя разный электорат, консолидировать духовно и идеологически разобщенное российское общество».

Век приводит высказывание известного политолога Вячеслава Никонова, по мнению которого Путин вполне грамотно сочетает в своей программе два основных тезиса: с одной стороны — «закон и порядок» (это, согласно КП, для широких масс), с другой — открытая либеральная экономика (для «продвинутого избирателя»).

«Это нормальная избирательная стратегия, когда политик апеллирует не к какой-то конкретной социальной группе, а ко всей нации», — считает Никонов. Другой и быть не может, если Путин намерен победить на выборах.

Соотношению «закона и порядка» с либеральными идеями в настроениях избирателей еженедельник Московские новости посвятил статью под заголовком «Чего ждет Россия от Путина?»

Опираясь на результаты опросов ВЦИОМ, эксперты МН делают ряд интересных наблюдений: с одной стороны, народ плохо представляет себе, чего ждать от Путина в случае его победы на выборах. Но с другой — оказывается, что «наименьшие надежды связывают с Путиным сторонники коммунистической модели». Именно для них он представляет наибольшую политическую загадку.

«Своим», по данным социологов ВЦИОМ, и.о. президента готовы считать сторонники как западного, так и «особого» пути развития (каков этот «особый» путь, организаторам опроса уточнить так и не удалось).

Тем не менее, эксперты МН утверждают, что наибольшую поддержку и.о. президента оказывают либералы: две трети участников опроса правой ориентации уверены, что Путин, победив на выборах, «будет делать именно то и так, как им хотелось бы».

Тем не менее в этих ожиданиях либерально настроенной части общества, в основном поддерживающей Путина, по мнению еженедельника, таится для него серьезная опасность — опасность завышенных ожиданий. От Путина, пишут Московские новости, ждут больше, чем от Ельцина: От Ельцина ждали свободы, точнее — освобождения от коммунистического диктата. От Путина ждут, что он решит задачу, оказавшуюся для первого президента непосильной — задачу соединения свободы с правовым порядком».

Понятно, что ожидания вряд ли могут оправдаться — решение проблемы маловероятно, пока российское общество остается таким, каково оно сегодня. Так что у Путина, пишут МН, два пути: пытаться обрести российскую формулу сочетания порядка и свободы, сохранив «политический контакт с широкими, причем наиболее молодыми и энергичными, слоями населения» — либо «дрейфовать в сторону… сторонников правого (рыночного) авторитаризма и левого (антирыночного) тоталитаризма — сталинского, андроповского либо какого-то другого образца». Следует помнить, однако, подчеркивают Московские новости, «что такой путь рано или поздно заводил страну в исторический тупик».

Совсем по-другому видит отношения Путина с либералами журнал Итоги, который цитирует по этому поводу «одного из теоретиков путинского штаба»: «Общество наше не дозрело до полного понимания либеральных ценностей. По-настоящему гражданского общества у нас не сформировалось. Потому необходимо более активное вмешательство государства в те процессы, который сейчас происходят в экономике, политике, социальной сфере».

Нет ничего удивительного, продолжают Итоги, что правые в большинстве своем так и не решились поддержать и.о. президента на выборах — в отличие, впрочем, от Анатолия Чубайса, который «не без оснований опасается за прочность своих позиций на посту главы энергетической монополии», а также Сергея Кириенко, «который обязан Путину своим присутствием в Думе». Показательной журнал считает позицию Егора Гайдара, «к чьему мнению прислушивается значительная часть демократической общественности»: публично лидер «Демвыбора России» так и не высказал своего отношения к Путину, «неофициально же Егор Тимурович говорит, что не видит в новом российском лидере человека, способного гарантировать демократические права и свободы».

Впрочем, как считают Итоги, Путина не волнует отношение к нему либералов: «мнением столь незначительного меньшинства можно и пренебречь». А большинству избирателей вполне достаточно того, что «Владимир Владимирович — новый человек во власти (при этом здоровый и молодой, что особенно выигрышно смотрится в сравнении с Ельциным), да к тому же еще и решительный, строгий и справедливый начальник».

Между тем газета Сегодня считает, что «имидж молодого и энергичного руководителя, скромного, но не лезущего в карман за словом решительного человека», который так точно вписался в общественные ожидания «сильной руки», в последнее время «сильно потяжелел».

Собеседники Сегодня в путинском предвыборном штабе с сожалением замечают, что Путин, став в последнее время «сам себе имиджмейкером, «несколько выпадает из сконструированного для него идеального образа». Его многочисленные поездки по стране и встречи с трудовыми коллективами в регионах живо напоминают о советских временах и кажутся полным анахронизмом, особенно на фоне «регулярно попадающих на экран репортажей с «праймериз» в США. Его заявления о готовности России вступить в НАТО «сбили с толку не только западных партнеров по переговорам, но и патриотически настроенных избирателей внутри страны». И наконец, пишет Сегодня, для общества остается открытым вопрос: «Кто кем руководит — глава государства силовыми структурами или наоборот — на фоне затянувшейся войсковой операции в Чечне?»

В другой публикации Сегодня перечисляет явные ошибки избирательной кампании Путина: например, заявление о том, что программу не стоит публиковать, «потому что на нее будут нападать». Тем самым, замечает заместитель генерального директора Центра политических технологий Борис Макаренко, Путин «раскрыл секрет своей команды». Другая ошибка — история с Бабицким, когда и.о. президента вначале заявил, что дело у него на контроле, а затем, во время поездки в Краснодар, произнес фразу о том, что «Бабицкий не работал на селе и говорить о нем он не будет». Кстати, Борис Макаренко замечает по поводу этой истории, что вряд ли Путину так уж безразличны голоса либералов: «Если бы это было так, Бабицкий оставался бы под стражей и сейчас».

Журнал Компания в статье, посвященной методам предвыборной кампании Путина, высказывает мнение, что разнообразие и даже некоторые противоречия в методах ее ведения связаны с тем, что на и.о. президента работают две PR-команды, «одна из которых тяготеет к использованию современных избирательных технологий, а другая предпочитает методы советской пропаганды». Причем явно «берет верх последняя». С точки зрения конечного результата (победы на выборах) советский стиль не так уж плох: «Не исключено, что эта часть команды Путина гораздо точнее оценивает действительность: само российское общество, возможно, еще не избавилось от стереотипов мышления «эпохи развитого социализма». 26 марта, пишет журнал, станет окончательно ясно, «все ли и всем обещано, что надо было обещать». Пока же можно отметить, что Путин «в этом… удачно перенял популистский опыт у Жириновского».

Политтехнологи в один голос говорят, что никаких особых усилий для проведения путинской кампании не требуется: ему достаточно, как выразился уже цитированный выше Борис Макаренко, «просто вести себя «по-президентски» (газета Сегодня).

Это же мнение разделяет Дмитрий Медведев, руководитель предвыборного штаба и.о. президента: «Никаких шоу в стиле кампании 96-го не будет. В подобных действах просто нет смысла». Путину достаточно «спокойно заниматься делами в Кремле и Белом доме». Избирателю, заметил Дмитрий Медведев, «ближе Путин, решающий конкретные вопросы, чем Путин водящий хороводы».

С этих же позиций Медведев разъяснил и нежелание главного кандидата участвовать в публичных дебатах: «Идти на теледебаты стоит лишь с тем оппонентом, который представляет собой реальную силу. Глупо раскручивать за счет своей популярности аутсайдеров».

К тому же у и.о. президента плохо со временем: «Остальные кандидаты целиком сконцентрировались на предвыборной кампании, для иных выборы вообще стали формой жизни, этаким modus vivendi, а Владимир Владимирович занимается этим факультативно, в свободное от основной работы время».

Медведев все же не исключил возможности участия Путина в дебатах, «если а)это впишется в его видение выборной кампании и в рабочий график президента; б)будет необходимость дополнительно разъяснить избирательность привлекательность своей программы, указав при этом на недостатки программ соперников».

Маловероятно, впрочем, чтобы такая необходимость появилась. Согласно последним социологическим данным, приведенным газетой Известия, рейтинг Путина колеблется от 59 (ВЦИОМ) до 53 процентов (Фонд общественного мнения). Другие претенденты выглядят на этом фоне значительно более скромно: рейтинг Зюганова — от 26,9 до 19, рейтинг Явлинского — от 4-х до 7-ми процентов.

Правда, ФОМ утверждает, что снижается количество тех, кто сегодня поддержал бы выдвижение Путина в президенты, «то есть тех, кто выбирает его не как меньшее из 12 «зол», поименованных в избирательных бюллетенях, а как наилучшего представителя народных чаяний».

Однако все же число «выдвигающих» Путина составляет половину от опрошенных. У других претендентов этот показатель намного ниже.

Поэтому неудивительно, что главная забота путинского штаба — это явка избирателей. Именно с этим связывают СМИ триумфальное возвращение в предвыборную гонку Владимира Жириновского, чья главная задача, как пишет газета Коммерсантъ, «привлечь внимание к выборам».

Все претенденты- аутсайдеры, как отметил Коммерсантъ, сочли нужным прокомментировать решение Коллегии Верховного суда: Константин Титов назвал его «разумным», Евгений Савостьянов призвал «защитить кандидатов от произвола чиновников», Элла Панфилова просто порадовалась второму приходу Жириновского как «свежей струе в избирательной кампании».

В наихудшем положении, как считает Коммерсантъ, оказался Григорий Явлинский, который в отсутствие лидера ЛДПР гарантированно выходил на третье место. «Теперь специально докрученный Жириновский может и потеснить вечно оппозиционного лидера «Яблока».

Впрочем, ЦИК еще имеет право подать кассацию в президиум Верховного суда. Коммерсантъ не сомневается, что «комедия должна быть доиграна до конца».

А газета Сегодня считает, что если Кремль почувствует уверенность в победе Путина уже в первом туре выборов, то «президиум ВС вернет Жириновского в исходное положение: его фамилию в бюллетене зачеркнут вручную».

Между тем Комсомольская правда еще неделю назад сообщила, ссылаясь на данные Агентства региональных политических исследований, о росте рейтинга Григория Явлинского в больших городах (15 процентов), в густонаселенных Волго-Вятском и Уральском районах (более 10 процентов), но особенно — в Москве и Петербурге (более 18 процентов).

Как утверждают социологи, наибольшую поддержку Явлинский имеет среди избирателей с высшим и неполным высшим образованием (11 процентов), избирателей в возрасте от 18 до 24 лет, а также — среди военнослужащих (13 процентов). Последнее стало небольшой социологической сенсацией.

В другой публикации та же Комсомольская правда довольно пренебрежительно замечает, что «предвыборный штаб Путина, похоже, специально отдал интеллигенцию на откуп Явлинскому: возни с ней много, а голосов мало, от силы 15 процентов».

КП утверждает, что задача Явлинского — «стать лидером российской интеллигенции, а не победить на выборах», и эту задачу лидер «Яблока» достаточно успешно решает.

Сам же Явлинский в предвыборном интервью Новой газете демонстрирует стоическую готовность к любому исходу борьбы: «Побеждает не тот, кто кажется самым сильным, а тот, кто идет до конца. Не я, так следующий, не сейчас, так позже. Жаль, что мало времени. Но такая работа». Что касается «главного претендента», Явлинский категорически не приемлет разговоров о его загадочности: «Вся политика как на ладони. Стиль ведения дел, приоритеты, цена, которую он готов платить, очевидны. Посмотрите, что происходит в Чечне. Посмотрите, что происходит в Думе. Что было с Бабицким. Что с продажей госдолга. Цирк с повышением цен на водку. Что еще особисты в армии. Начальная военная подготовка… в детском саду. Есть еще сомнения?»

С точки зрения Явлинского, Путин как преемник Ельцина — не что иное, как проявление инстинкта самосохранения прежней, устоявшейся «системы», которая, если ее продолжать укреплять, «в силу своего хищнического и непроизводительного начала развалит и уничтожит страну». Своей охранной функцией, считает Явлинский, Путин похож на Зюганова: «Между ними вообще мало разницы. Их идеи, взгляды, подходы во многом сходны. Как и у очень многих людей в той системе, в которой работал Владимир Владимирович. Она консервативна. Это не упрек, это просто факт».

О новом росте рейтинга Явлинского, на этот раз среди бизнесменов, сообщила в минувший понедельник газета Ведомости. Компания РОМИР, которая проводила опрос «среди первых и вторых лиц компаний, работающих в крупнейших городах России», утверждает, что в начале марта Явлинский получил бы 44 процента голосов бизнес-элиты.

«Сейчас Явлинский борется за место под солнцем с отчаянием человека, для которого остро стоит вопрос о политическом выживании, — пишет газета. — Во время предыдущей президентской кампании многие аналитики говорили о нем, как о кандидате с хорошими перспективами на 2000 год. А сейчас еще одно поражение может стать шагом на пути к забвению». Бросается в глаза решительность, появившаяся в высказываниях Явлинского. «Мы знаем, что делать», «Я знаю, как вывести Россию из тупика», — эти фразы лидера «Яблока» повторяются во всех его предвыборных интервью.

Ведомости приводят слова Явлинского, произнесенные им в программе «Лицом к лицу» радиостанции «Свобода». Явлинский сказал, что ставит перед собой задачу выйти во второй тур выборов.

«Путин может выиграть только сразу, — говорил Явлинский. — Если он не выиграет в первом туре, люди задумаются: а ведь он не выиграл?»

Между тем пока на второй тур реально претендует Геннадий Зюганов, но аналитики не исключают возможности победы Путина и в первом туре. А невольно помочь ему в этом может Явлинский: «Пусть многие избиратели не понимают, на что надеется главный «яблочник», но голосовать за него все равно идут». Главное же препятствие для победы и.о. президента — низкая явка избирателей. «А совестливые сторонники Явлинского хоть Путина и не поддерживают, а явку поднимают», — поясняют Ведомости.

С точки зрения Комсомольской правды, рейтинг Явлинского как лидера интеллигенции имеет уязвимое место: как известно, интеллигенция небогата, и в предвыборной кампании без финансовой помощи олигархов — В.Гусинского, М.Ходорковского, пролужковских структур — Явлинскому не обойтись. «Никакого криминала… в этом, разумеется, нет, но с морально-этической стороны позиция Г.Явлинского выглядит несколько двусмысленно». В случае, если рейтинг Явлинского «станет угрожать существующему политическому раскладу, телекиллеры немедленно вытащат этот козырный туз из рукава и напомнят, что нельзя кидаться в соседа камнями, живя в стеклянном доме. Пока же Явлинский никому не страшен», считает КП.

По информации Московского комсомольца «ОРТ снова вышло на тропу информвойны». На этот раз против Путина, которому Березовский решил напомнить о себе. Заставить и.о. президента считаться с собой хитроумный олигарх намерен началом «почти прямой агитации за голосование «против всех», чему ОРТ будет посвящать значительную долю эфирного времени.

МК называет новую тенденцию «бунтом невостребованных пиарщиков», от услуг которых Путин накануне выборов внезапно отказался. «Естественно, это было воспринято как первый шаг к разрыву, и не без основания — известно, что и.о. создает одну за другой собственные структуры, занимающиеся стратегией, тактикой и имиджем будущего президента». Поэтому «прежние друзья и решили напомнить Путину, «кто он без них». Пока, пишет Московский комсомолец, «ВВП не очень-то страшно».

Вместе с тем, как заметила в одной из своих публикаций Новая газета, «ситуация настолько неустойчива, что сознание избирателя сейчас балансирует как бы на острие. Его сделали очень подвижным виртуальные технологии, подтасовка бюллетеней, грубое манипулирование, так что равновесие можно сломать в любой момент».

Никаких особых усилий, считает Новая газета, для этого не нужно: «Достаточно одного вброса информации. Киселев или Доренко способны одним эфиром полностью дестабилизировать ситуацию».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ