Федеральные выборы в центральных СМИ

0
14

Президентский рейтинг Владимира Путина достиг 62 процентов, сообщила в понедельник газета Известия. За последний месяц популярность и.о. президента выросла на 12 пунктов — «при полном отсутствии каких-то усилий со стороны его самого и его команды».

Такая динамика дала социологам повод для шуток: говорят, что если так пойдет и дальше, путинский рейтинг может вскоре перевалить стопроцентную отметку. Реально же предел путинской популярности определяют как 80-85 процентов. Утверждают, что достичь этой цифры удастся как раз к моменту голосования.

Впрочем, те же Известия сообщают, что растут и претензии к правительству — несмотря на то, что его возглавляет фаворит президентской гонки. Увеличивается число избирателей, полагающих, что правительство не справляется с экономическим кризисом, ростом цен и падением доходов населения, безработицей. Сегодня, согласно данным социологов, недовольных примерно 30 процентов. Примерно такое же количество опрошенных считает, что последние изменения в составе правительства не приведут к улучшению его работы, что они лишь имитируют активность главы кабинета.

Похоже, для Путина настает «достаточно хлопотный этап кампании, когда люди начнут требовать каких-то заметных свершений, не довольствуясь «надежным», решительным» и «многообещающим» видом популярного политика», заключают Известия.

«В наследство Путину досталась страна, которая запуталась в своих долгах», — пишет журнал Компания. Долги России, как известно, составляют более $ 120 млрд. Только процентные выплаты в ближайшие 5 лет составят на менее $ 15 млрд., то есть примерно треть всех валютных поступлений от экспорта. Самостоятельно обслуживать такую задолженность Россия не в состоянии, следовательно, придется договариваться кредиторами — МВФ, Всемирным банком, Лондонским и Парижским клубами. «Должнику придется поумерить свои геополитические амбиции и вспомнить о том, что Россия не более чем большая развивающаяся страна».

К тому же, отмечает Компания, количество экономически активного населения в России сокращается, а число иждивенцев растет. Государство просто неспособно прокормить всех нуждающихся. Поэтому «продолжать политику ельцинской России невозможно… Ресурс, позволявший государству ничего не делать более семи лет, исчерпан».

Теперь власти просто вынуждены будут проводить реформы, включая земельные, налоговые и прочие — у них нет другого выхода, считает Компания. «На смену большому, но слабому государству-старику приходит молодое, но очень жесткое. На место Бориса Ельцина пришел Владимир Путин», — пишет Компания. Статья называется «Владимир Путин как антикризисный менеджер».

Еженедельник Московские новости настроен значительно менее оптимистично. «При Владимире Путине началось вторжение силовых ведомств в экономику… Нас, судя по некоторым признакам ожидает очередная «сталинская индустриализация», направленная не на создание потенциала для конкурентоспособного производства потребительских товаров, а на милитаризацию страны», — пишут Московские новости.

Именно с этих позиций еженедельник рассматривает введение, согласно Закону о бюджете на 2000-й год, военной приемки всех нефтепродуктов, кроме экспортируемых; увеличение в полтора раза бюджетных ассигнований на оборонные закупки и такой же рост бюджета Министерства обороны; наконец, недавно установленную обязанность «Связьинвеста» оперативно предоставлять ФСБ информацию, транспортные средства, технику и средства связи, а также принимать на работу «лиц, уволившихся из ФСБ». Последнее фактически означает установление полного контроля ФСБ над телекоммуникационной инфраструктурой».

Теоретическое обоснование «новой индустриализации, по мнению Московских новостей, содержится в программной статье Путина «Россия на рубеже тысячелетий», вся экономическая часть которой, пишет еженедельник, фактически посвящена «активному и всестороннему участию государства в экономике», причем роль его отнюдь не будет сведена к «выработке правил игры и контролю за их соблюдением».

В этой связи Московские новости считают весьма сомнительной роль правых, все еще надеющихся, что «Путин разрешит им воздействовать на ход событий». В результате СПС может оказаться в ситуации, когда ему придется поддерживать, «мягко говоря, нелиберальные и нерыночные действия правительства. «Что ж, как гласит китайская поговорка, «кто выкармливает дракона, тот становится его слугой», — пишут МН.

Журнал Эксперт, рассматривая вопрос о вероятной программе деятельности президента Путина, пишет: «Второй президент России будет таким, каким она хочет видеть своего президента. Не говорит, что хочет, а хочет на самом деле». Владимир Путин, который «естественно, давно сложился как человек, начал складываться как премьер», пока и сам не знает, каким он будет президентом, утверждает Эксперт. «И подобно тому, как футбольная команда играет настолько хорошо или настолько плохо, насколько ей позволяет — или ее вынуждает — играть соперник, так и президент Путин будет учиться управлять страной настолько хорошо или настолько плохо, насколько страна этого потребует или позволит». Совершенно так же, между прочим, напоминает Эксперт, формировался восемь лет назад первый президент России — Борис Ельцин. К сожалению, его окружение оказалось далеко не идеальным партнером для обучения. «Какая доля вины лежит на этих людях, которые предельно робким, если не сервильным поведением убедили его, что президенту можно все, каждый решит сам». Важно, чтобы эта ошибка не повторилась и со вторым президентом.

Поэтому «новые люди», появившиеся в стране и заинтересованные в становлении в ней гражданского общества, «должны как можно увереннее предъявлять новому президенту свои условия, требования новой России». Эксперт поясняет, о ком идет речь: это те, кто пришел на смену «старым олигархам — прежде всего, «управленцы, менеджеры», которые «готовы играть ведущую роль в преобразовании страны». Именно они должны объяснить новому президенту, что стопроцентная продажа валютной выручки — совершенно неприемлемый «инструмент из катастрофического арсенала»; что показательная борьба с коррупцией, подобно охоте на волков — «зрелище, конечно, увлекательное, но не президентское дело ее организовывать»; что, если говорить о чеченской войне, «новая Россия должна потребовать, чтобы были предъявлены и обсуждены более дальние планы решения этой страшной проблемы, чем очередное взятие Грозного». Конечно, продолжает журнал, можно ничего этого не говорить, можно продолжить традиционную российскую игру «вы наши отцы, мы ваши дети». Не исключено, что так и будет. «Мы пока плохо знаем, чего хочет Владимир Путин, и весьма вероятно, что он и сам еще в точности этого не знает… Он может стать диктатором какого угодно толка, он может стать сознательным лидером новой России, он может стать стержнем коррумпированной бюрократической машины — ничему этому ни физических, ни политических препятствий на горизонте не видно».

Тему «твердого порядка» и «железной руки», пишет Общая газета в статье «В ожидании тирана», в последнее время обсуждают настолько подробно и заинтересованно, что «складывается впечатление, что диктатура — единственная перспектива, достойная содержательного разговора». Причем «порядок» и «сильного президента» обещают как сторонники, так и противники Путина. И те, и другие основывают свои ожидания не столько на личных качествах и.о. президента, сколько на характере «общественного запроса»: «То есть дело не в диктаторских потенциях Путина, а в том, что «нового Сталина» хочет народ. И с этим ничего не поделаешь». Народ якобы устал от безалаберного российского варианта демократии и требует навести порядок. «Получается довольно скверно. Диктатуры, слава Богу, еще нет, но она уже в предварительном порядке освящена волей народа».

Между тем, сообщает ОГ, результаты исследований ВЦИОМ не дают поводов для подобных утверждений. Предпочитая порядок, «даже если для его достижения придется пойти на некоторые нарушения демократических принципов и ограничения личных свобод граждан», народ, как выяснилось, под порядком понимает «политическую и экономическую стабильность» (45 процентов), «строгое соблюдение законов» (35 процентов), «прекращение разворовывания страны». «Ограничение демократических прав и свобод» набрало всего 3 процента голосов. «Где тут социальный заказ на Пиночета?» — спрашивает газета.

Скорее можно сказать, что «миф об общественном запросе на диктатуру имеет чисто элитарное происхождение». С одной стороны, для части элиты «жесткий авторитарный режим — это возможность реализовать свои качества и умения, невостребованной при демократической власти». С другой, этот миф отражает сегодняшние фобии представителей той части российского истеблишмента, которые «сделали свои состояния и карьеры в годы беззакония». И потому «мысль об элементарном порядке вгоняет их в ужас».

Не стоит, пишет Общая газета, «с мазохистским упоением внушать народу мысль, что он страсть как хочет в рабство». Еще опаснее — внушать эту мысль будущему президенту. «Наши лидеры и без того не расположены к самоограничению, поощрять же их дурные наклонности — верх безумия».

Эту же мысль высказывает Деловой вторник (еженедельное приложение к газете Труд): с его точки зрения, главная опасность — в том, что «Россия так и осталась страной, психологически способной воспринять культ». Именно это так ярко продемонстрировало усердие, с которым «губернаторы и разномастные партийцы, деятели искусств, истомившиеся в ожидании нового Хозяина, припали к руке свежеиспеченного кандидата».

Андрей Колесников, политический обозреватель Известий, в статье, опубликованной в Московской правде, сравнил все, происшедшее с Путиным с того момента, как он занял пост и.о. президента, со знаменитой сценой «целования колена» из романа Булгакова «Мастер и Маргарита»: «на поклон к нему и с присягой на верность выстраивается целая очередь».

В самом деле, вплоть до разразившегося на прошлой неделе парламентского скандала политологи были уверены, что предстоящие президентские выборы будут безальтернативными, а снизить рейтинг Путина может только «серьезная неудача в чеченской кампании».

Однако после того как пропутинское «Единство» заключило, по выражению газеты Ведомости, «похабный мир» с КПРФ», а «дележка думских постов произошла в новорусском стиле» (Московский комсомолец), ситуация, по-видимому, изменилась.

Как отметили Новые известия, «скандал в Думе вывел из предвыборного нокдауна кандидатов в президенты». А газета Время MN уточнила: теперь «участие и Григория Явлинского, и кого-то из ОВР — Евгения Примакова или Юрия Лужкова, вроде бы, обретает смысл». А главное — отныне «становиться в оппозицию всеобщему любимцу Владимиру Путину не так экстравагантно, как раньше».

Большинство изданий отреагировало на думский кризис довольно бурно. Исключение составила лишь правительственная Российская газета, попытавшаяся разъяснить, что, если Путин и в самом деле благословил «Единство» на альянс с КПРФ, то этим он никого «не предал, а поступил по расчету», более того, «замахнулся на объединение общества», а Примакову, Кириенко, Немцову «свои обиды следовало бы отложить в сторону и вести себя как подобает народным избранникам».

Совершенно в иной тональности высказались, например, Ведомости: «Кремль, кажется, влип. Более скандальной увертюры к работе новой Думы придумать трудно». С точки зрения обозревателя газеты Александра Беккера, «тактически Кремль проиграл. Конечно, у Путина есть теперь в Думе машина для голосования под названием «Единство». Однако он лишился интеллектуальной опоры, способной окультурить чистых, как лист, «Медведей». Понятно, что КПРФ заключила с «Единством» союз, чтобы обеспечить пост спикера Селезневу, но коммунисты ни за что не поддержат, например, Земельный кодекс с правом частной собственности на землю или, скажем, поправки к закону о банкротстве. Очевидно, что имея союзниками коммунистов, а врагами правых, Путину «трудно будет пробить 12 срочных законов, необходимых для продолжения переговоров с МВФ», пишут Ведомости.

Газета Вечерняя Москва, напротив, считает, что Путин «тактически приобрел, стратегически потерял». С одной стороны, важно, что «Дума со всеми ее организационными ресурсами не попала в руки приемлемых для большинства избирателей политических деятелей — к примеру, Примакова». Конечно, и.о.президента «пару процентов электората на этом потерял, но это при его рейтинге мелочь, на которую он вполне может пойти». Однако с другой стороны Путин сдал позиции, «так как с самого начала отошел от тактики интеллектуальной игры с оппозицией, принятой в годы Ельцина и изрядно разнежившей эту самую оппозицию… Если у меня большинство, то я ворочу, что хочу, — такого у нас действительно давненько уже не было», власть все последние годы старательно демонстрировала свой «глубокий демократизм», вспоминает Вечерняя Москва.

Комсомольская правда также считает, что президентский рейтинг после думского скандала должен понизиться, но ненамного, и стратегического ущерба Путину это не нанесет. «Ведь итоги думских выборов показали — сторонники демократической идеи в России — в меньшинстве. Мало того, они даже не способны объединиться. Следовательно, в серьезный политический расчет их пока можно и не принимать». Конечно, Ельцин пришел к власти «на демократической, антикоммунистической волне», и потому был вынужден считаться с демократами. «Путин вошел в Кремль другим, номенклатурным путем. И ориентироваться он, видимо, собирается на несколько иные политические силы».

К тому же отныне развеяны все сомнения относительно того, «что собой представляют депутаты фракции «Единство». 18 января, в день думского скандала, пишет КП, на этот вопрос был получен исчерпывающий ответ: «Это депутатское объединение представляет интересы центральной и региональной номенклатуры. Точно так же, как объединение «Народный депутат».

По мнению Новой газеты, в парламентском скандале следует выделить три момента. Первый — альянс между «Единством» и КПРФ: «Кремль оставляет Думу за коммунистами в обмен на роль спарринг-партнера и почетное второе место на выборах». Коммунисты оказались в очередной раз в предвыборной ситуации востребованы: «пара Зюганов-Путин во втором туре есть стопроцентная гарантия путинской победы».

Второй момент — очевидное лицемерие российской политической жизни, причем меньшинство лицемерит не меньше, чем большинство: «Лидеры четырех фракций (двое из которых экс-премьеры, а двое — думские лидеры «на постоянной основе»), прошедшие огонь, воду и медные трубы политических целесообзразностей всех видов… вдруг делают вид, что у них только сегодня глаза открылись, и в голос начинают кричать: «Сговор!» Хочется закрыться от происходящего на сцене программкой этого политического театра».

Третий, и, пожалуй, главный момент: события в Думе показали, что «расстановка политических сил на президентской доске не окончательна». Как считает газета, в отличие от ОВР и «Яблока», целью демарша правых (а точнее — их неформального лидера Анатолия Чубайса) было «показать Путину, что его игра еще не сыграна, что еще не конец марта». Чубайс, сумевший в 1996 году, взяв все дела в свои руки, переломить ситуацию, рассчитывал и на нынешних выборах на ведущую роль. «Как минимум на роль руководителя предвыборного штаба. Путин пока эту роль Чубайсу не дает». И потому Чубайс «руками СПС напоминает, что и.о. — это еще не президент».

Совсем иначе видит ситуацию размолвки Путина с правыми еженедельник Век. По мнению еженедельника, для и.о. президента «в силу ряда причин… оказалось более выгодным в преддверии президентских выборов дистанцироваться от Чубайса и его команды, чтобы не потерять доверие левого, центристского и националистического электоратов».

Конечно, правые считали, что они помогли власти в ходе парламентской кампании, «усилив представительство «реформаторских сил» в Кремле и сократив там присутствие строптивого «Яблока». Однако Кремль думал иначе. Там «совершенно справедливо сочли, что это они помогли правым выйти из политического небытия, предоставив и огромные информационные возможности, и широкую административную поддержку».

Теперь прежние задачи выполнены, появились новые, надобность в прежних союзниках попросту миновала, и «вникать в проблемы правых, а тем более рассматривать их требования никто не собирается».

Век даже назидательно поясняет, что «в демократическом обществе, за создание которого так радеют правые, политические партии и движения ищут себе опору в обществе, а не у высокопоставленных чиновников» и советует СПС поскорее избавляться от «сервилистской психологии «призвания на службу» и попытаться завоевать «позиции во власти с опорой на общественную поддержку».

Впрочем, в другой своей публикации Век признает, что методы Кремля «неприятно поразили своей, мягко говоря, топорностью». Зачем нужно было создавать конфликт на пустом месте, спрашивает Век, если так легко было договориться, пожертвовав совсем немногим? «Простое правило: тише едешь — дальше будешь, неоднократно себя оправдывало, и откровенная пощечина, влепленная со всей силой трем думским фракциям и одной депутатской группе вряд ли выглядит лучше, чем их спокойное и вежливое оттеснение коммунистами и «Единством» на задний план думской жизни».

Традиционно поддерживающая «Яблоко» Общая газета заявила, что «цинизм закулисного соглашения превзошел все ожидания». В результате парламентского скандала стало абсолютно очевидно, пишет газета, что «исполнительной власти нужен управляемый, ручной парламент, от которого не требуется прогрессивных идей, а нужно лишь голосовать «как надо». Кто не готов к такой роли, тому в первый же день указали на дверь».

А известный журналист Михаил Леонтьев заметил в газете Ведомости, что, возможно, «медведи» и их кремлевские воспитатели даже сразу не поняли, что, собственно, случилось. Из-за чего такой скандал? В самом деле: главная задача — обеспечить максимально управляемую Думу — выполнена. Спикером стал абсолютно лояльный Кремлю Геннадий Селезнев, а правительство взамен «получило столько комитетов, на сколько не могло рассчитывать ни при каких других обстоятельствах». Так что скандал оказался на редкость не вовремя.

С точки зрения Леонтьева причина в том, что «у администрации нашей много лет почти ничего не клеилось, а тут такие впечатляющие успехи так называемых политических технологий — голова кружится». Трудно было удержаться, чтобы не применить отработанные приемы и к решению думских задач. «Глупость ситуации в том, что блестящая технологическая комбинация провернута на поле, принадлежащем исключительно публичной политике». Леонтьев утверждает, что сделка с коммунистами «лишает пропутинскую партию политического лица или во всяком случае наносит по этому лицу звонкую пощечину».

Чем, разумеется, не могли не воспользоваться политические конкуренты Путина — «накануне выборов это их единственный политический ресурс. Таких подарков противникам обычно не делают». Ведомости опубликовали статью Михаила Леонтьева под заголовком «Медвежьи услуги».

Между тем главный редактор Независимой газеты Виталий Третьяков считает все происшедшее в Думе совершенно закономерным: «Несправедливое распределение постов в Думе! Посты в парламенте НИКОГДА и НИКЕМ не распределяются по справедливости. Они ВСЕМИ и ВСЕГДА распределяются по результатам выборов, то есть по числу депутатских мандатов. Это норма». То же и со спикером: «Всюду и всегда те, кто получает на выборах больше, ставят спикером своего депутата, а не чужого». А если кто-то имеет в парламенте абсолютное большинство, продолжает Третьяков, — как в случае «Единство» — КПРФ — сателлиты — то этот альянс «получает полное юридическое, политическое и моральное право забрать себе вообще все посты, не дав меньшинству ничего. В этом — смысл абсолютной победы на выборах». В поведении СПС, «Яблока» и ОВР главный редактор Независимой газеты видит проявление мании величия: «Они почему-то считают себя победителями выборов, а оттого претендовали (всерьез) на место спикера и чуть ли не на все главные думские посты… Надо же не только радоваться успеху на выборах, но и трезво оценивать его объем», — укоризненно пишет Третьяков.

С точки зрения газеты Сегодня, думский скандал продемонстрировал, что «с уходом Ельцина действия власти предсказуемей не стали». Конечно, пресловутая «семья» надеется «протащить на трон своего президента, который будет сидеть на крючке и после избрания».

В то же время уход Ельцина с политической сцены, по мнению газеты, создает для Путина новые проблемы. До сих пор весь негатив связывался с Ельциным, весь позитив — с Путиным: «Они играли в игру «плохой — хороший полицейский». Сейчас прежняя схема разрушена. Чтобы ее восстановить и был, утверждает Сегодня, инициирован думский кризис. «Идет поиск «плохого полицейского». Не исключено, что им в конце концов окажется сам Путин. А «семья» найдет себе нового «преемника».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ