Федеральные выборы в центральных СМИ

0
17

Политическим событием, оказавшим максимальное воздействие на развитие предвыборной ситуации в России, стал стамбульский саммит ОБСЕ.

При этом издания, относящиеся к разным политически коалициям, дают диаметрально противоположные оценки итогам саммита.

Независимая газета, например, уверена, что Россия «выстояла и победила», а Запад «понял и признал, что давить на Москву не так уж просто». Главная заслуга в этом, по утверждению НГ, принадлежит Борису Ельцину, который в Стамбуле «продемонстрировал боевую форму, по крайней мере, в зале заседания и на двусторонних встречах».

Газета Сегодня, напротив, считает, что победный тон официальных комментариев объясняется всего лишь тем, что в Кремле поняли: «избирателей накануне выборов волновать вредно». Заявление же о том, что «у России случился мощный внешнеполитический прорыв» совершенно не соответствует действительности: на самом деле, как и ожидалось, случился «прокол», и конечно, из-за Чечни — «главного участка работы Владимира Путина».

Присутствие Ельцина на саммите не исправило ситуацию, считает газета, а лишь слегка ее смягчило. И главный момент в итоговых договоренностях — согласие России на визит председателя ОБСЕ на Северный Кавказ: «Москва интерпретирует это как консенсус. Западные СМИ — как унижение России». С точки зрения газеты, российской аудитории сообщают полуправду, и последствия этого могут быть трагичны.

Газета Время MN уверена, что об итогах стамбульской встречи нельзя говорить в категориях «победа» или «поражение»: «Даже если бы Ельцин разрыдался на стамбульской трибуне и попросил у зала прощения за все, это не повлияло бы существенно на вес России в мировом сообществе. Поскольку этот вес в конечном счете определяется не адекватностью ее политиков, а количеством ядерных боеголовок, числом генералов, запасами нефти и газа и поголовьем несытых потребителей». По всем этим показателем, пишет газета, Россия по-прежнему входит в число «величайших держав мира».

С точки же зрения внутренней политики результат стамбульской встречи, утверждает Время MN, следует рассматривать прежде всего как «крупнейшую имиджевую удачу российских властей». Конечно, прежде всего это относится к Борису Ельцину: «Давно уже царь не был так убедителен, адекватен, по-хорошему зол и эффектен». Его успех, разумеется, работает и на имидж официального преемника, «обладателя небывалого рейтинга» Владимира Путина: «Тандем получается дивно как хорош — жаль, что президентские выборы не пройдут прямо в ближайшее воскресенье».

Коммерсант-daily в свою очередь сообщает, что Ельцин, уезжая из Стамбула, выдал министру иностранных дел Игорю Иванову, оставшемуся на подписание итоговых документов саммита, довольно серьезный политический аванс. «Я вам доверяю, за вами — Россия!», — сказал президент. Когда об этом стало известно, пишет Коммерсант-daily, среди российских журналистов, «привыкших к молниеносной смене самых невероятных кремлевских сценариев», сейчас же поползли слухи о том, что Иванов — это «запасной преемник». Юрий Яров, нынешний исполнительный секретарь СНГ, «даже бросился эти нехорошие слухи про Иванова опровергать». Но в конце концов, как пишет газета, «философски заметил, что «Путину еще через многое предстоит пройти…»

Газета же Известия высказала мнение, что после Стамбула внутриполитическая ситуация в России приобрела завершенность: теперь у нас есть «не только четко обозначенный внутренний враг, но и внешний, скажем так, оппонент — как бы не понимающий наших проблем Запад». При этом избиратели дружно поддерживают «чеченскую кампанию и сдержанный антизападный пафос». Это состояние «полухолодной войны», предсказывают Известия, продержится до президентских выборов. После чего начнется воссоздание отношений между Россией и Западом, причем вне зависимости от того, кто на выборах победит — Путин или Примаков. «Едва ли и тот, и другой лидер способен завести Россию в более глубокую изоляцию. Опытные политики понимают — при автаркическом режиме России не выжить».

Комомольская правда, со своей стороны, утверждает, что жесткая позиция российского руководства по отношению к Западу связана с тем, что России «почти нечего терять». Более того, если дело дойдет до настоящего разрыва отношений, не исключено, что нынешний главный претендент на президентский пост, росту рейтинга которого не устает удивляться вся центральная пресса, «легко заставит работать на себя и ту часть населения, которая настроена против Запада. А таких в нашей стране ох как немало».

КП, в числе других СМИ, задается вопросом: «Каким образом премьер-министру удается держаться в стороне от бушующих в стране информационных войн?» По мнению газеты, такую позицию можно было занять только сознательно: «То есть Владимир Путин еще до назначения сам себе сказал: я никуда не лезу, ни в какие разборки не встреваю. Найдется кому встревать, а мое дело — выиграть президентские выборы». Газета замечает, что, судя по всему, главный девиз премьера — «Не навреди себе!».

Позиция Путина «над схваткой» не осталась незамеченной и другими СМИ. Еженедельник Версты с негодованием спрашивает: «Как человек, всерьез видящий себя президентом России, может молчаливо благословлять приемы, которые используются, по сути, в его игре? Премьер, объявивший войну террористам, спокойно созерцает информационный телетеррор». Молчат по большей части и другие политики: «Просто, наверное, рады, что не их топят в море грязи». Газета между тем не исключает, что «отлаженная информационная машина по стиранию неугодных политиков в порошок» вполне может рано или поздно сработать против самого Путина. «Для этого, вопреки своим ожиданиям и уверенности в светлом политическом будущем, ему достаточно получить к своей должности приставку «экс». Такое уже в России бывало не раз».

Между тем прочность нынешних позиций премьера признали даже коммунисты. Главный редактор газеты Слово Виктор Линник напомнил, как всего три месяца назад его соратник по КПРФ, спикер Госдумы Геннадий Селезнев выразил общее мнение, заявив, что «назначение» официальным преемником — фактически смертный приговор премьеру. Оказалось, что дело обстоит не столь мрачно: премьер за минувшие сто дней сумел приобрести общественную поддержку, в том числе и со стороны левых. Как пишет Линник, «Путин производит впечатление человека, который способен внятно формулировать наши национальные интересы на данном этапе».

Большой резонанс в прессе вызвало заявление губернатора Ярославской области, одного из активных сторонников лужковско-примаковского блока Анатолия Лисицына о том, что, по его убеждению ОВР и «Единство» выдвинут единого кандидата в президенты России, и это будет Владимир Путин. В то же время Евгению Примакову, как торжествующе сообщает Независимая газета, Лисицын посоветовал активизироваться, подчеркнув, что его не устраивает «относительная пассивность», с которой экс-премьер ведет предвыборную борьбу.

НГ видит в этом демарше Лисицына убедительное доказательство того, что Путин сумел завоевать симпатии «не только населения, но и политических противников Кремля». Если эта тенденция сохранится, замечает газета, Лужков и Примаков могут потерять до выборов всех своих наиболее ценных сторонников — губернаторов, которые, обнаружив, что Примаков, на которого они было поставили, постепенно теряет рейтинг, «начинают задумываться, имеет ли смысл бросать материальные и пропагандистские ресурсы на поддержку аутсайдера».

Сам же Путин своих политических соперников отнюдь не чуждается, практикуя не только встречи с ними, но и обсуждение предвыборной ситуации в стране, ход избирательной кампании и т.д. Газета Известия считает это изощренным тактическим ходом: «Как известно, чтобы нейтрализовать врага, надо сделать его своим союзником, что и практикует Путин, соглашаясь то с экономическими, то с политическими предложениями политиков». Таким образом, утверждает газета, премьер решает одновременно две проблемы: предотвращает попытки открытой конфронтации с правительством («Ну кто будет кричать, что он против Путина после таких конструктивных диалогов!»), а кроме того, перетягивает на свою сторону «все правоориентированные, «розоватые» и центристские силы».

Если в результате достижения консенсуса, считает газета, и впрямь будет выдвинут единый кандидат от всех этих сил (которым, разумеется, будет сам Путин), «повторится ситуация 1996 года: кандидат-коммунист против кандидата-некоммуниста».

О возможности «нового Давоса» пишет и еженедельник Век, утверждая, правда, что на сей раз базой для консолидации элиты «будет не борьба с коммунизмом, а совсем другие идеи». Свидетельством того, что курс на консолидацию возможен, утверждает Век, служит прежде всего появление политического лидера, предложившего актуальную общенациональную идею — «идею защиты национальных интересов и отстаивания системы национальной безопасности перед лицом коварного и безжалостного врага, которым является международный терроризм».

Как отмечает Век, сплочение народа с помощью образа врага — политтехнология, конечно, архаичная, но все еще прекрасно работающая в России.

Однако одного героя для реализации сценария «Путина — в президенты» мало, «пьесу играет вся труппа». И вот, основной противник Путина — Юрий Лужков — внезапно заявил, что поддерживает премьера и его политику. Век сообщает, что повлиять на Лужкова сумели «крупные столичные бизнесмены, активно работающие с правительством Москвы, которые испытывают немалое волнение в связи с затянувшейся распрей Лужкова с президентской командой».

Вслед за Лужковым соответствующим образом изменил свою позицию и Примаков, который впервые за долгое время объявил о возможности своего неучастия в президентских выборах. А без Примакова и Лужкова серьезных противников у Путина на выборах-2000, по мнению Века, не будет. «Ведь Зюганова в качестве реального претендента на Кремль никто не воспринимает».

Готовы принять кандидатуру Путина и олигархи: появились слухи о том, что Березовский «вроде бы готов распродать акции «Сибнефти и вообще потихоньку свернуть свой бизнес… в обмен на стабильность и покой в виде депутатского мандата от Карачаево-Черкесии». Нефтяной магнат Роман Абрамович, по сведениям Века, «чуть ли не готовится к слиянию контролируемой «Сибнефти» с компанией «Сиданко», находящейся под контролем Владимира Потанина». То есть, как считает Век, появились признаки того, что олигархи «постепенно начинают встраиваться в новую властно-экономическую конфигурацию. На договорных, взаимоприемлемых началах». Таким образом, можно считать, что вокруг Путина образуется атмосфера наибольшего политического благоприятствования.

По мнению Общей газеты, операция по «раскрутке» кремлевского преемника движется даже слишком быстро: «Рейтинг у Путина уже такой, какой надо, и если бы выборы были сейчас, мы могли бы поздравить Путина и ФСБ с действительно блестящим успехом. Но за оставшееся до выборов «лишнее» время еще много чего может произойти».

Как утверждает Общая газета, премьер, с его характерным для сотрудников российских (советских) спецслужб ироническим отношением к закону, который всегда был для чекистов скорее помехой в их профессиональной деятельности, — отнюдь не абсолютная гарантия безопасного и безбедного будущего для Семьи, которая «неизвестно почему решила, что Путин ее «спасет и сохранит». ОГ утверждает, что Путин своей жесткостью способен скорее внушить Семье страх, и потому его политические перспективы нельзя считать вполне очевидными: «Конечно, возможности президента и его ближних уже не те, что были, но убрать Путина и уничтожить его рейтинг «семья» еще вполне в силах».

Журнал Профиль также считает отставку Путина вполне вероятной: в ней, по сведениям Профиля, заинтересован «непотопляемый олигарх» Березовский. Несмотря на то, что преемником Путин назван, и неоднократно, самим президентом, «для Березовского, кроме Александра Лебедя, преемников нет — уж так сложилось, что никто иной, по мысли Березовского не гарантирует ему беспроблемную жизнь после 2000 года».

К тому же утверждает Профиль, Путин разрушил планы чеченской компании, разработанные президентской командой. Ссылаясь на безымянного «собеседника в кремлевской администрации, Профиль пишет: «По поводу этой войны Волошин инструктировал председателя правительства, что федеральным войскам Терек переходить не следует. Путин же ослушался, сам поехал к Ельцину и уговорил президента продолжать наступление. Теперь его рейтинг растет не по дням, а по часам, к тому же он серьезно усилился в военной среде, а это и вовсе опасно».

Однако до парламентских выборов Путина убирать нельзя: еще неизвестно, к кому перейдут его сторонники — к «Единству» или к ОВР. Другое дело — после окончания парламентской кампании. Тогда, скорее всего, поводом для отставки станет именно Чечня, «не в связи с хлопотами Запада о страдающих чеченцах, а из-за потерь федеральных войск и прочих издержек метрополии в затянувшейся войне».

Березовский же, как стало известно Профилю из окружения самого олигарха, надеется не только сам попасть в Думу, но и провести в нее «более-менее весомую фракцию «Единства» и возглавить ее: «Если это получится, то Березовский, при его неограниченном влиянии на ОРТ, сделается по-настоящему незаменимым для Кремля человеком».

Что касается новой Думы, то ее перспективы пресса оценивает весьма скептически. Александр Бовин пишет в газете Известия: «Нынешние выборы — и в Думу, и президентские — имеют промежуточный характер. Они не приведут ни к радикальным переменам в политике, ни к заметной смене людей, относимых к правящим элитам». Поэтому максимум возможного на сегодняшний день — «чтобы новая Дума не была хуже старой. То есть не была более левой».

По мнению Александра Бовина, все недостатки работы нынешней Думы так или иначе связаны с наличием в ней «достаточно мощного левого крыла». Можно назвать и постоянное увеличение расходной части бюджета по требованиям левых депутатов, и непринятые законы, защищающие предпринимателей, и провал антифашистского законодательства. Не говоря уж об экзотических думских нравах, проявления которых неизменно становятся телехитами на всех каналах. «Еще одна Дума такого типа дорого обойдется России», — пишет Бовин. А потому, по его мнению, не столь важно, за кого голосовать — в сложившейся ситуации разница между, скажем, «Яблоком» и «Единством» или между СПС и «Отечеством» значительно меньше, чем думают политики. «Важно, за кого не голосовать». Таким образом, перед избирателями вновь встает все та же традиционная для России дилемма: коммунисты — или все остальные. Центристы, социал-демократы, правые — «все они лучше» левого реванша.

Чем ближе выборы, тем больше внимания уделяет пресса предвыборным технологиям, настроениям электората, рейтингам политиков. Газета Известия задается вопросом: почему данные о популярности партий и их лидеров не совпадают с результатами выборов? Политологи объясняют эти расхождения существованием «партии недовольных» — тех, кто не намерен принимать участие в выборах или не знает, будет ли голосовать. А это, ни много ни мало, примерно четверть российского электората: те, кто считает, что от их участия в выборах ничего не зависит (29 процентов «недовольных»), те, кто не верит никому из политиков (26 процентов), не решившие, за кого голосовать (15 процентов), уставшие от политики (10 процентов), заранее убежденные, что выборы будут нечестными (еще 10 процентов) и т.д. Социологи утверждают, что большая часть неопределившихся в конце концов голосуют за радикалов типа Анпилова, а остальные — в основном бывшие поклонники Лебедя, КРО и НДР — могут проголосовать за «сильную руку», которую на сегодня персонифицирует премьер Владимир Путин, и за организацию, которой он перед выборами выразит свое расположение.

Между тем в СМИ продолжается атака на Лужкова, и возможности ее, по-видимому, еще не исчерпаны. С точки зрения еженедельника Аргументы и факты, Лужков «упустил момент начала самоочищения всего московского бюрократического хозяйства». И эту возможность использовал Сергей Кириенко, который до середины ноября, по выражению АиФ, «косил под дурачка, занимаясь всякой публичной чепухой». Теперь же экс-премьер опубликовал вполне солидную и проработанную экономическую программу для Москвы.

Еще серьезнее выглядят сообщения о подготовке проекта закона о создании федерального налогового округа в Москве. Принятие такого закона, скорее всего, означало бы окончание пресловутого финансового процветания столицы, «Мимо московского городского бюджета поплывут миллиарды налоговых платежей крупнейших корпораций и структур общероссийского значения…» Есть предположения, что в этом случае Москва «превратится в помойку», и московскому градоначальнику от подобного удара уже не оправиться. АиФ сообщает, что, по слухам из лагеря противников Лужкова, «он обречен…»

Впрочем, не исключено, что предвыборная тактика окружения президента вскоре изменится. Газета Слово процитировала Бориса Березовского: «Лужкова надо сначала ввинтить в землю, а затем медленно отвинчивать. Тогда он будет рад, что еще мэром остался». А по мнению Татьяны Дьяченко, важно не переборщить и не получить обратный эффект — традиционную российскую волну сочувствия к гонимому. Поэтому, по сведениям Слова, «в принципе принято решение о том, что настала пора отпускать информационные вожжи; по Лужкову будет нанесено еще несколько сильных ударов, а потом кампания постепенно сойдет на нет».

Любопытные разъяснения причин тотального слива компромата в нынешней избирательной кампании дает газета Ведомости: все дело, по мнению газеты, в жестких нормах нового закона о выборах, ограничивающего расходы на рекламу. Как известно, избирательный фонд любого политического движения, согласно новому закону, ограничен пятьюстами минимальными зарплатами, что составляет примерно 1,6 млн. долларов. Превышение этой суммы может стать причиной отстранения движения от участия в выборах. В то же время для всех очевидно, что на выборах будут истрачены значительно большие средства. Газета поясняет: «Предвыборный блок не может расставить тысячу рекламных щитов и заявить Центризбиркому, что они обошлись ему в пять рублей. Расценки известны и легко просчитываются. Если же газетный журналист или тем более ведущий аналитической телепрограммы сообщает избирателям нелицеприятные вещи о конкурентах того же предвыборного блока, то никакой ЦИК достоверно не установит, кем это выступление заказано и по какой цене». Именно поэтому в российских СМИ дискредитация оппонентов преобладает над рассказами о собственных достоинствах кандидата. Как пишут Ведомости, «вместо любви к себе партии пытаются внушить избирателю ненависть к конкуренту».

Есть и другой косвенный, точнее — не явно оплачиваемый способ программирования избирателя — публикация рейтингов политиков и движений. Журнал Коммерсант-власть, ссылаясь на результаты работы психологов, утвердительно отвечает на вопрос: «Верно ли, что растущие рейтинги кандидата подталкивают избирателя к тому, чтобы за него проголосовать?» Поступать как все людей заставляет конформизм, присущий, согласно научным данным, примерно 40 процентам населения. Именно к этой части избирателей и апеллируют политические рейтинги. «Собственно говоря, основной психологический механизм, используемый рейтингом, — это прямое внушение, аналогичное воздействию рекламы, — пишет Коммерсант-власть. — Если регулярно повторять название торговой марки, она запоминается, и человек волей-неволей покупает «Тайд», «Сникерс» или Путина».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ