Федеральные выборы в центральных СМИ

0
21

Закончился очередной этап предвыборной кампании — определилось число претендентов на думские мандаты. ЦИК зарегистрировал 28 блоков и предвыборных объединений, которые газета Сегодня разделила на три категории: лидеры предвыборной гонки; участники, имеющие шанс преодолеть 5-процентный барьер; очевидные аутсайдеры. С точки зрения газеты, к первой категории пока можно отнести только ОВР, КПРФ и «Яблоко», ко второй — НДР, СПС, Блок Жириновского, «Единство», а также (уже с гораздо меньшей долей уверенности) — «Женщины России» и «Движение в поддержку армии». Остальные участники гонки — фактически вне игры.

Причины, по которым явные аутсайдеры все же отчаянно борются за право участвовать в выборах, весьма просто разъясняет директор Независимого института выборных технологий Николай Кузнецов в еженедельнике Аргументы и факты: «Подавляющее большинство кандидатов элементарно наживается за счет спонсоров». Способов масса: завышаются суммы, истраченные на рекламу, тиражи листовок и рекламных буклетов и т.д. Разницу заказчики (т.е. кандидат и его штаб) кладут себе в карман. При этом довольны все: «Кандидаты, проигравшие гонку, — потому, что взяли свое еще до выборов, кандидаты победившие — потому что возьмут после них. Спонсоры — потому что с лихвой окупят потери с помощью этих победивших (умный спонсор никогда не ставит на одну лошадку)». Стоит же кампания по раскрутке партии или блока, по свидетельству того же АиФ, от 3 до 12 млн. долларов. Одномандатнику денег нужно значительно меньше — от 200 до 300 тысяч.

Журнал Коммерсант-власть утверждает, что менее всего стеснены в средствах ОВР и «Единство»: первый блок — в силу доступа к мощным московским финансовым потокам, второй — как новая «партия власти». А в целом, по подсчетам журнала, на нынешнюю кампанию будет истрачена приблизительно та же сумма, что и на парламентские выборы 1995-го года, то есть около 700 миллионов долларов.

Газета Время MN, сообщая о завершении регистрации участников выборов, одновременно выражает твердую уверенность, что все 28 блоков до 19 декабря не доживут: ЦИК намерен продолжать свои проверки, и ряды выбывших, скорее всего, еще пополнятся. Однако, замечает газета, участников кампании все равно значительно больше, чем предвыборных идей. А потому, наиболее ожесточенные схватки ожидаются не между идеологическими противниками, а между партиями, претендующими примерно на один и тот же электорат. «Иными словами, никаких кардинальных перемен в раскладе сил не произошло и на этапе регистрации».

Коммерсант-daily считает главным итогом завершившегося этапа регистрации ставшую очевидной необходимость изменения закона о выборах. Например, понятие существенного или несущественного нарушения закона явно нуждается в уточнении. На этом, в частности, настаивали сторонники Владимира Жириновского, и Центроизбирком был склонен с ними согласиться. Общее неприятие вызвало и правило о снятии всего блока с участия в выборах в случае исключения из предвыборного списка члена первой тройки или 25-ти процентов кандидатов.

Известия, сообщая о результатах жеребьевки номеров, под которыми участники выборов будут внесены в бюллетени, комментируют: «Когда в бюллетене значатся десятки партий, в том числе со схожими названиями и политическими позициями, слепая воля жребия может сказаться на результатах выборов». Согласно выпавшим номерам, список претендентов открывает Консервативное движение Льва Убожко и завершает Русская социалистическая партия Владимира Брынцалова.

Как заметил Коммерсант-daily, сильнейшие партии заняли места «почти подряд» — с 17-го по 25-е. Газета приводит слова Ивана Рыбкина, лидера Социалистической партии (выбывшей по причине исключения из списка 25-ти процентов участников): «Сформировалась могучая кучка».

По мнению Комсомольской правды, выигрышными следует считать крайние позиции — первую и последнюю, а также число, совпавшее с датой голосования, то есть на этот раз 19-е, доставшееся блоку «Отечество-Вся Россия». Однако, предупреждает КП, «не стоит тешить себя лишними иллюзиями — электорат нынче пошел грамотный, и наобум голосуют единицы».

Это оптимистическое утверждение несколько диссонирует с данными ВЦИОМ, которые приводит газета Труд. Согласно этим данным, 18 процентов участников очередного социологического опроса заявили, что определенно не будут голосовать, 10 процентов скорее всего не придут к урнам, а 15 процентов пока не приняли окончательного решения. Таким образом, под вопросом оказывается участие в выборах 43-х процентов избирателей. Ситуация более, чем серьезная, пишет Труд. Если настроение этих людей не изменится, их неявка может крайне негативно сказаться на результатах выборов. «Можно не сомневаться, что все, кто поддерживает коммунистов, 19 декабря обязательно направятся к урнам для голосования. Это люди дисциплинированные, целеустремленные…» Апатия и потеря интереса к итогам выборов отличают в основном бывших сторонников демократических реформ: «Ожидания их во многом не оправдались — у нас сегодня нет ни подлинной, развитой демократии, ни эффективного рыночного хозяйства, ни сильного государства». Чтобы исправить положение, нужно согласованное взаимодействие законодательной и исполнительной ветвей власти, нужна эффективная Дума. «Однако если почти половина россиян не придет голосовать, то эти надежды можно будет сразу же похоронить», — пишет Труд.

Как «очередное поражение демократии» оценивает настроения электората в канун выборов и еженедельник Век. С его точки зрения, «Кремль так долго «молол» своих ставленников, стараясь казаться покрупнее и повыше на их фоне, что в восприятии нации все политики измельчали до крайнего мыслимого предела». В результате — падение престижа как власти, так и оппозиции. Плюс беззастенчивые попытки манипулирования мнением избирателей «в масштабах, а главное, в формах, не снившихся никакому тоталитарному режиму КПСС». Как утверждает Век, «избирательные технологии есть сегодня словосочетание более оскорбительное для человека, наделенного чувством собственного достоинства». Можно сказать, что в итоге «Кремль не стал отменять выборы в Думу. Он сделал хуже, полностью обессмыслив их во всем, что не касается личных приобретений для депутатов, которые придут в новую Думу без борьбы и фактически без нашего согласия, потому что отчаянное безразличие безысходности согласию не равнозначно».

Примерно в таком же ключе высказывается еженедельник Итоги. Рассказывая о кандидатах в депутаты по одномандатным округам, Итоги подчеркивают, что если для крупных политических партий мажоритарные округа — лишь «приварок» к местам, полученным по партийным спискам, то «для политических лилипутов — например, для какой-нибудь Консервативной партии России Льва Убожко, — которым в жизни не преодолеть пятипроцентный барьер, это фактически единственная возможность попытаться пролезть в Думу или хотя бы просто напомнить о себе, любимом». А поскольку в одномандатном округе претендент на мандат оказывается, что называется, лицом к лицу с избирателем, здесь необходимы «харизмоносители», каковыми партии считают актеров, журналистов, спортсменов, известных предпринимателей. Именно поэтому известный журналист Московского комсомольца Александр Хинштейн, а также артисты Александр Панкратов-Черный и Наталья Белохвостикова идут на выборы под вывеской «Духовного наследия» Алексея Подберезкина, актрису Людмилу Зайцеву поддерживает «Российский общенародный союз», а Ивана Охлобыстина — движение «Кедр». Накануне выборов, пишут Итоги, всплывают многочисленные «политические утопленники» — например, экс-кандидат в президенты на выборах 1996 года Мартин Шаккум (он получил тогда 0,37 процента), «ярый борец за русский Севастополь» Константин Затулин (обоих поддерживает ОВР). Партию Льва Убожко в одномандатном округе собирался представлять скандально известный Сергей Михайлов (Михась), правда, на этой неделе появилось сообщение о том, что его регистрация в Таганроге все же не удалась. В одномандатных округах намерены попытать счастья Борис Березовский и Роман Абрамович, первый — в Карачаево-Черкесии, где его считают «главным замирителем», а второй — на Чукотке, «что можно объяснить желанием на всякий случай попривыкнуть к климату».

Во всяком случае, Итоги не сомневаются в том, что участниками выборов движет «вовсе не надежда изменить наш злой и несправедливый мир, превратить Россию в процветающее демократическое государство, а жажда власти, денег, стремление к узаконенной безнаказанности — простите, депутатской неприкосновенности».

Не менее откровенно высказывается на эту тему Общая газета в статье «Братва хочет в президиум». Газета задает риторический вопрос: «Чем, в самом деле, отличаются друг от друга «мальчики в наколках», которые косяками тянутся ныне во власть под видом предпринимателей, от «крепких хозяйственников» и «гарвардских мальчиков», которые эту власть олицетворяют?» Конечно, теоретически, пишет газета, эти две категории должны отличаться идеалами — «есть в русском языке такое старинное слово». Но об этом в современных условиях говорить не приходится. С точки зрения ОГ, различие между криминалом, рвущимся к власти и теми, кто «уже дорвался», небольшое — всего-навсего в происхождении и во внешнем виде. Вторые, естественно, лучше воспитаны и более благообразны. «Выражаясь старомодным ленинским слогом, это классовое различие. А то, что называется борьбой с проникновением криминала во власть — это их классовая борьба. Один класс не хочет пускать к рулю представителей другого класса».

Много догадок и комментариев появилось в СМИ в связи со внезапным возвращением президента из отпуска и распространившимися слухами о готовящейся отставке премьера Владимира Путина. Причем, по устоявшейся традиции, газеты, принадлежащие разным группировкам, высказались по этому поводу с диаметрально противоположных точек зрения. Независимая газета, например, предположила, что возвращение Ельцина связано, в частности, с усилением «нападок на премьера Путина пролужковски ангажированных СМИ», что «порождает внутреннюю и внешнюю нестабильность в стране».

Газета Сегодня, напротив, предположила, что возвращение президента связано с тем, что ему не нравится рекордно высокий рейтинг премьера: 29 процентов. Путин таким образом обогнал не только Зюганова с Лужковым, но даже Билла Клинтона: помнится, в начале избирательной эпопеи в один из социологических опросов была шутки ради включена фамилия президента США в качестве возможного кандидата на пост российского президента. Клинтон получил тогда, ко всеобщему изумлению, 28 процентов — больше всех остальных. Ничего удивительного, что Кремль, как утверждает Сегодня, считает сегодняшний рейтинг Путина «избыточным». В такой ситуации, как водится, в воздухе начинает витать идея о возможной отставке слишком успешного премьера.

Как заметила Комсомольская правда, рейтинг у Путина растет потому,что «людям больше нравится тот, кто делает, а не тот, кто объясняет, почему сделать это, ну, никак невозможно». Конечно, снять премьера, находящегося в зените популярности, — дело непростое. Однако здесь придется учесть и мнение Запада, озабоченного ситуацией на Северном Кавказе. Как утверждает КП, западной негативной оценкой действий российского правительства вполне могли воспользоваться в окружении президента для того, чтобы «надуть в уши» Верховному главнокомандующему о необходимости свертывания боевых действий, а попутно «срочной рокировочки». Однако, предупреждает газета, отставка Путина, который воспринимается армией как гарант последовательной военной политики и который «лично давал слово офицера не только генералам, но и среднему офицерскому составу подразделений, что приказа отступать не поступит до полного разгрома чеченских боевиков», может вызвать в военной среде непредсказуемую реакцию. КП не исключает в этом случае вероятность возникновения беспорядков в войсках. «Вполне реальным может стать сценарий введения в стране чрезвычайного положения. Россию вновь ввергнут в пучину безысходности и политического абсурда».

Газета Известия напоминает известное высказывание премьера о том, что стране «необходима новая национальная идеология», в основе которой «должен лежать патриотизм». К сожалению, замечает газета, в России подъем патриотического сознания никогда не обходился без образа врага. И сегодня рейтинг премьера СМИ называют «военным», «чеченским» — при этом благосклонное к Путину российское общественное мнение резко контрастирует с западным. (Более того, «чем сильнее Запад нажимает на Путина, тем привлекательнее выглядит премьер в глазах голосующей России».) Как пишут Известия, поддержка внутри страны пока помогает премьеру держать удар, но не очень понятно, долго ли он сумеет продержаться в столь сложной ситуации.

Как бы в развитие темы Независимая газета сообщила, что в Москве уже существует план отставки Путина. Интрига разработана сторонниками блока ОВР, но действовать решили «с Запада», используя тему «гуманитарной катастрофы». НГ пишет: «Странным образом тактические интересы московских противников Путина совпали со стратегическими интересами западных оппонентов России. Серия конфиденциальных переговоров, проведенных в последнее время, в первую очередь с американцами, и привела к образованию антипутинского союза». По сведениям НГ, на предстоящем стамбульском саммите перед президентом Ельциным будет поставлено требование: «Прекратить операцию в Чечне или прямо — снять Путина». По сведениям НГ, более понятной для Запада фигурой должен стать лидер ОВР Евгений Примакков — «фигурой предсказуемой, не агрессивной, ясной и стабильной в противовес бывшему чекисту, ястребу Путину». (Правда, Примаков — тоже выходец из спецслужб и «голубем мира» для Запада никогда не был, но об этом пока не вспоминают). Именно для обсуждения этого плана в разные страны Запада выезжали Игорь Малашенко, Сергей Ястржембский и Сергей Караганов. В результате, как утверждает НГ, план нашел у Запада полную поддержку. Однако Путину, «благодаря оставшимся связям в ФСБ», удалось быстро узнать его подробности. Что теперь предпримет премьер — убедит ли он Ельцина не ездить в Стамбул, чтобы поехать туда самому, или же попытается предпринять в Чечне некие действия, способные сделать бессмысленными навязываемые ему переговоры с чеченскими террористами — этого НГ не сообщает.

Впрочем, как отмечает еженедельник Аргументы и факты, жестко и определенно премьер ведет себя только по отношению к военному противнику. «На «большой земле» он больше похож на хитрого лиса — никого не трогает, в скандалы не ввязывается, а что у него на уме — не знает никто».

С точки зрения еженедельника Версия, между Путиным и Примаковым больше общего, нежели различий: оба они знаменуют собой новую тенденцию российской политики, называемую «поход спецслужб во власть». К этой же категории политиков, естественно, принадлежит и еще один экс-премьер — Сергей Степашин. Как считает Версия, все «послекризисные» премьеры-силовики, «не провозглашая общей идеологии, делали последовательно общее дело», а именно: они «расчетливо, холодно и жестко меняют режим государственной власти в стране». Еженедельник считает, что с этой точки зрения следует рассматривать и «путинский поход в Чечню»: это не только ответ на теракты, но и попытка восстановить федеральную власть в полном объеме и на всей территории РФ. С точки зрения Версии, поход спецслужб в политику — главный феномен выборов 1999 года. «По всему видно, что эта политическая комбинация кем-то тщательно спланирована».

Обозреватель газеты Известия Вячеслав Никонов делает попытку систематизации особенностей нынешних выборов. Прежде всего, утверждает Никонов, не правы те, что считает настоящими выборами только президентские, а парламентские — чем-то вроде черновой репетиции. Как известно, по закону за полгода до президентских выборов Думу распускать нельзя, и потому новый состав депутатов будет иметь возможность «совершенно безбоязненно» проголосовать, например, вотум недоверия правительству. Одного этого достаточно, чтобы считать предстоящие выборы значимыми и относиться к ним всерьез.

Это же, по мнению Никонова, определяет вторую особенность кампании — ее невероятную ожесточенность. Не последнюю роль здесь играют пресловутые олигархи, которым неблагоприятный исход выборов грозит крупными неприятностями: «Выяснилось, что на Западе могут не давать въездные визы, замораживать счета и даже проводить уголовные расследования. Ехать некуда, приходится оставаться в России и воевать до последнего патрона за дружественную власть».

Третья особенность нынешней думской кампании — широкое использование «грязных технологий».

Четвертая — применение нового избирательного закона, уже доставившего участникам выборов много волнений и неприятностей во время регистрации.

Пятая особенность — сокращение числа самих участников с 43-х (в 1995 году) до 28-ми. В. Никонов считает, что тем самым создается возможность получить «мультифракционную Думу». Есть надежда, что не повторится ситуация, когда КПРФ за счет партий, не набравших пяти процентов голосов, фактически удвоила количество депутатских мест.

Еще одна, шестая особенность нынешней избирательной кампании — ее деидеологизированность: о схватке между коммунистами и демократами речь практически не идет, борются между собой «группировки постсоветской элиты, различающиеся не столько идеологией, сколько степенью доступа к государственным управленческим рычагам».

И наконец, седьмая и последняя особенность выборов этого года — активность региональных элит, присутствие губернаторов во всех сколько-нибудь значимых партиях и блоках. Никонов считает эту тенденцию позитивной: «Национализация» губернаторов и «регионализация» будущей Госдумы — залог сохранения России как единого организма».

В заключение В. Никонов выражает уверенность в том, что в оставшееся до 19 декабря время список «особенностей национальных выборов» еще пополнится.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ