Федеральные выборы в центральных СМИ

0
15

К началу этой недели число зарегистрированных Центризбиркомом избирательных объединений возросло до 11-ти. К ранее прошедшим регистрацию ОВР, КПРФ, «Яблоку», НДР и СПС, сообщает газета Время MN, присоединились «Российская партия защиты женщин», «Конгресс русских общин и движение Юрия Болдырева», «Консервативное движение России» Льва Убожко, «Партия Мира и Единства» Сажи Умалатовой, «Российский общенародный союз» Сергея Бабурина и «Духовное наследие» Алексея Подберезкина. ЦИК продолжал «зачистку» предвыборных списков: больше всего исключенных оказалось у «Духовного наследия» — 25 человек. «Партия Мира и Единства» потеряла 8 кандидатов, «Российский общенародный союз» -19, «Консервативное движение России» — 10.

Газета, впрочем, предполагает, что в ближайшие дни усердия ЦИКа может на всех и не хватить: регистрация должна быть окончена к 4 ноября, а на очереди еще 19 претендентов. Тем не менее Александр Вешняков уже пообещал, что проверки прошедших регистрацию будут продолжаться вплоть до 19 декабря: предстоит еще подсчет средств избирательных фондов, а также затрат на предвыборную агитацию.

Решительные действия ЦИКа по принципу «Своя рука — владыка» (как выразился журнал Коммерсант-власть) уже вызвали град критических замечаний в прессе. Известный политолог Андраник Мигранян заявил в газете Труд, что новый Закон о выборах позволил Центризбиркому стать в российской политической системе «несоразмерно важным институтом», способным поставить барьер на пути любого кандидата в депутаты. Но при желании — и простить ошибку.

В самом деле, развивает эту мысль Коммерсант-власть, «что делать хорошему человеку, если он случайно забыл продекларировать $13 тыс.?» Естественно, надеяться на снисходительность ЦИКа, на то, что нарушение будет признано несущественным». Как это и произошло с Григорием Явлинским.

Гораздо меньше повезло Владимиру Жириновскому. Отказ ЦИКа зарегистрировать ЛДПР стал настоящей сенсацией. Журнал Новое время отметил, что пережив это потрясение, Владимир Вольфович «явил миру новый свой образ — законопослушного и законопугливого гражданина». Все сомнительные личности из нового списка были изъяты. Хотя сам Жириновский разъяснил в интервью Парламентской газете, что присутствие Быкова, Михайлова и Аверина в списках ЛДПР было шагом глубоко осознанным, продиктованным отнюдь не корыстью, а заботой о нуждах страны: «Большая часть экономики — теневая, большая часть талантливых бизнесменов — за рубежом, деньги — за рубежом, и все стоит в тупике. Надо или сажать их, или прощать. Принять нулевой вариант, и пусть с первого января 2000 года все работают как хотят, но платят налоги».

Тем не менее, Жириновский в течение двух дней создал новый блок с участием двух никому не известных партий — «Духовного возрождения России» под руководством Любови Жириновской и еще менее понятного «Российского союза свободной молодежи». Как пишет Новое время, вождь ЛДПР «потрясен и растерян. Границы его лояльности раздвигаются на глазах… От такого Жириновского грех отказываться».

От него и не отказываются. Как заявил журналу Профиль депутат Николай Травкин, вполне вероятно, что скандал вокруг ЛДПР — всего лишь очередная пиаровская акция: «Кремль без Жириновского не может: это самая верная и преданная партия». Действительно, фракция ЛДПР традиционно поддерживала все бюджеты, голосовала против импичмента президенту и вотума недоверия правительству. Травкин считает, что Жириновский вполне отдавал себе отчет в том, что ЦИК такой, как у него, список, конечно же, не пропустит. «Зато несколько недель это будет новостью номер один».

О том, что Жириновскому ничто всерьез не угрожало, Профилю сообщил безымянный источник в окружении президента: «Главная проблема сразу после выборов в Думу — вопрос о доверии правительству. Для этого крайне необходимо иметь в парламенте устойчивое большинство, которое не позволит объявить недоверие Белому дому на первой же думской сессии. Здесь голоса Жириновского как довесок могут быть очень кстати».

Впрочем, в ходе предвыборной кампании, тем более — в начале «этапа повальной агитации», который, по расчетам газеты Коммерсант-daily, начнется с 7 ноября, практически любое действие политиков, властей или Центризбиркома воспринимается как новая пиаровская акция. И тут встает вопрос о последствиях такого тотального пиара. Директор Института стратегии развития и национальной безопасности Игорь Олейник в Новой газете отмечает, что достаточно жесткие действия Центризбиркома параллельно с предвыборными информационными войнами делают неизбежной дискредитацию большинства нынешних политиков. В такой ситуации избиратели, как правило, решают, что голосовать им не за кого — все кандидаты замараны, — и попросту не являются на выборы. И тогда, «в условиях скучных выборов среди активных избирателей начинают доминировать представители старшего возраста и сторонники КПРФ, которая может не только увеличить свое представительство в Госдуме, но и получить в ней абсолютное большинство».

О том, что информационные битвы Кремля с Лужковым и Примаковым создают «парниковые условия для компартии», заявил в интервью еженедельнику Московские новости заместитель руководителя избирательного штаба блока ОВР Сергей Мндоянц: «Уничтожается блок в общем-то умеренных, конструктивных людей и открывается зеленая улица для коммунистов». Причина такой ожесточенности со стороны Кремля, по мнению Мндоянца, заключается в том, что окружение Ельцина, «в отличие от нас», ведет не парламентскую, а президентскую кампанию. Мндоянц уверен, что Кремль пытается воспроизвести противостояние «образца 1996 года»: коммунисты против представителя реформаторов. «Они не понимают, что на этот раз, если Зюганов выйдет во второй тур в паре со ставленником Кремля, совсем не обязательно выиграет Кремль».

А газета Время MN, напротив, предполагает, что «парниковые условия», о которых говорил Сергей Мндоянц, могут сыграть с коммунистами дурную шутку. Конечно, с одной стороны, Зюганову и его соратникам сейчас значительно легче получить доступ на телевидение, что, естественно, значительно расширяет агитационные возможности левых. С другой — компартию и без того постоянно упрекают в компромиссах с властями, а теперешнее «мягкое отношение Кремля делает образ КПРФ еще более респектабельным», что отталкивает от нее определенную часть электората и дает повод для критики левым радикалам.

Пример еще одной рекламной акции (с точки зрения СМИ) — известное письмо лидеров ОВР президенту. В письме подчеркивается, что «кампания по выборам депутатов Государственной Думы проходит в обстановке открытого вмешательства Администрации Президента… Узкая группа лиц, злоупотребляя своим положением, оказывает беспрецедентное давление на избирательный процесс» (цитируется по газете Сегодня). По мнению газеты, президенту «фактически дали понять, что его администрация наглухо изолировала Ельцина от страны». Главный вопрос, считает газета, на который Ельцину предлагают ответить: кто правит страной? И если послание Примакова, Лужкова и Яковлева проигнорируют, это будет означать «полную правоту авторов письма: страной правит не Ельцин».

Совсем иначе оценила акцию лидеров ОВР пресса, подконтрольная их оппонентам. Газета Время MN, например, напомнила, что ровно за неделю до опубликования письма Евгений Примаков отказался использовать возможность при личной встрече сообщить президенту свое мнение о работе его администрации. Кроме того, адресата попросту не было в Москве в момент отправки послания: Борис Ельцин улетел на отдых в Сочи, а в нынешней команде Лужкова, сообщает Коммерсант-daily, «предостаточно кремлевских ветеранов, которые прекрасно знают: во время отпуска окружение старается не тревожить президентскую психику подобной информацией». Из чего Коммерсант-daily делает вывод: письмо с самого начала не было рассчитано на президентскую реакцию. «Надо полагать, блок ОВР начал свою предвыборную кампанию», а его лидеры решили продемонстрировать, что «они по-прежнему вместе и заодно».

И даже обычно стопроцентно лояльная Лужкову газета Московский комсомолец неодобрительно отозвалась о попытке открыть президенту глаза на коварство его администрации после того, как именно эта администрация сумела выдержать информационную агрессию лидеров блока ОВР и даже перейти в наступление: «Довольно смешно получается. Сначала сами загоняли в изоляцию, а теперь предлагают уволить людей, которые помогли президенту выдержать штурм… Если исходить из того, что это изначально продуманная PR-акция, то нельзя не заметить, что проводить ее нужно было, по-видимому, совсем по-другому». Впрочем, признавая «неуклюжесть имиджевого хода» лидеров ОВР, МК считает, что суть письма безусловно верна. «Разве не осуществляет Администрация Президента открытое вмешательство в думскую предвыборную кампанию?.. Разве не передано фактически «руководство страной Администрации Президента и близкой к ней группе лиц», разве не становится государство «стараниями этой группы заложником их интересов»? Впрочем, все это, как верно отмечает МК, вопросы риторические.

В свою очередь газета Ведомости связывает письмо лидеров ОВР с атакой, которую президентское окружение ведет в последнее время на самое, по-видимому, уязвимое звено у своих противников — на губернатора Владимира Яковлева. По мнению газеты, блок всеми силами стремится продемонстрировать, что над ним «нависла серьезная угроза». Для такого подхода есть все основания: по мнению директора Института политических исследований Сергея Маркова, которое приводят Ведомости, «Кремль ведет страшную атаку на Яковлева». Именно поэтому представители блока решили направить в Конституционный суд иск с требованием отменить положение закона о выборах, согласно которому объединение снимается с дистанции, если из федерального списка выбывает один из участников первой тройки или более 25-ти процентов рядовых кандидатов. Как заявил один из лидеров ОВР Олег Морозов, эта статья закона нарушает избирательные права граждан. Между тем, газета считает, что обращение в КС вряд ли отведет от ОВР нависшую над ним опасность: по закону у Конституционного суда на рассмотрение обращения есть 6 месяцев, так что до выборов проблема, скорее всего, решена не будет.

Между тем, как свидетельствует газета Известия, один из авторов закона о выборах Виктор Шейнис согласен с тем, что закон несовершенен: «Мы погорячились. Хотели исключить появление в списке «свадебных генералов»… Но в итоге сложилась стандартная ситуация — хотели как лучше, а получилось как всегда». Газета напоминает также, что однажды КС уже отказался ревизовать нормы избирательного права в ходе предвыборной кампании, «считая невозможным менять правила игры во время игры».

Семидесятилетний юбилей Евгения Примакова стал поводом для целой серии публикаций о нем — причем самой разнообразной окраски. Например, Парламентская газета утверждает, что, отказавшись встречаться с президентом, лидер ОВР «дал понять всей стране, что толстые стены Кремля и сидящий за ними Ельцин не внушают ему священного ужаса». Более того, ПГ считает, что отныне Примаков «является равновеликой Ельцину политической фигурой» и даже сравнивает его с Франклином Рузвельтом, победившим на президентских выборах в США в 1932 году и сумевшим вывести страну из кризиса.

Валерий Выжутович пишет в Известиях об «очаровательной неповторимости» программы Примакова, где «все через «но». Порядок, но не репрессии. Стабильность, но не застой». Причем, подчеркивает Выжутович, Примаков придумал это не сам: «Он лишь умело поднял на знамя идею, овладевшую растерянными перед новой жизнью массами: взять из советского прошлого все лучшее, что было в нем, а худшее отбросить».

Значительно менее восторженно оценивает перспективы страны в результате осуществления программы Примакова журнал Профиль. По мнению журнала, распространенное сравнение Примакова с Дэн Сяопином — реформатором и диссидентом, человеком, «пострадавшим за народ», — не выдерживает никакой критики. Наоборот, Примаков «скорее антиДэн», поскольку за всеми разговорами о «реформировании реформ» стоит не продвижение от коммунизма к развитому рынку, как это было в Китае, а как раз движение в обратном направлении». Профиль считает, что Примакову-государственнику гораздо ближе, чем Дэн Сяопин, «южнокорейские диктаторы, которые за три десятилетия создали систему государственного корпоративного капитализма». Впрочем, если Примаков придет к власти, пишет Профиль, скорее всего, он будет «царствовать, погружаясь в думы о вечном и отвлекаясь лишь на действительно глобальные геополитические вопросы». В то время как править страной будут «молодые, циничные и беспринципные прагматики да одержимые теорией заговора разведчики».Во всяком случае, так было во времена премьерства Примакова, уточняет журнал.

Более дипломатичной на этот раз оказалась Независимая газета. По ее мнению, в обществе, которое устало от реформ и хочет «немножко застоя», Примаков реально способен сыграть стабилизирующую роль, потому что воспринимается «как своего рода связующее звено с прошлым, с Советским Союзом как с великим государством». Поэтому люди надеются, что он сумеет вернуть хоть что-то из былого величия или, по крайней мере, изменить распространившееся в мире отношение к России как к криминальному государству. Есть и другие надежды, связанные с Примаковым: мирное завершение ельцинского периода российской истории, преодоление раскола общества путем интеграции левой оппозиции «в рамки государственной машины» и т.д. Однако, замечает газета, пока нет особой уверенности в том, что Примаков «сумеет дойти до самого главного кремлевского кабинета». Для того, чтобы это все же сбылось, НГ советует Евгению Максимовичу перестать быть «спасательным плотом для тонущей лодки» ОВР.

По мнению газеты, блок, бывший ранее фаворитом предвыборной гонки, в последнее время явно сдает позиции по причине того, что его руководство, «и прежде всего Юрий Лужков», оказалось явно не готово к тому прессингу, которому ОВР подвергся в последние недели. Газета считает, что судьба блока решится в течение месяца: не исключено, что он будет разрушен «в результате предвыборного противостояния, принимающего все более ожесточенный характер». А так как Примаков воспринимается обществом как фигура совершенно самостоятельная, для него, утверждает НГ, ликвидация блока как самостоятельного предвыборного объединения вряд ли окажется потерей. Скорее наоборот: Примаков, который сейчас не может оставить своих соратников, став, таким образом, «заложником своей личной и политической порядочности», в случае распада блока может «выжать из этого максимум политических дивидендов и при этом с честью выйти из своего нынешнего положения, когда он начинает платить по политическим счетам всего ОВР в целом». Но, конечно, это возможно в случае, если ликвидация блока произойдет «в результате действий кремлевской администрации, а не в результате собственной неразберихи в ОВР».

На прошлой неделе, согласно данным Агентства регионального политического мониторинга (АРПИ), рейтинг Владимира Путина (24 процента) впервые обогнал рейтинг Евгения Примакова (20 процентов). Журнал Эксперт уточняет: данные других социологических служб, возможно, отличаются от данных АРПИ, но то, что рейтинг премьера «совершил невиданный в нашей новейшей истории скачок», не оспаривается никем. С точки зрения журнала, этот факт еще раз доказывает прозорливость «старого Ельцина», над которым все смеялись два месяца тому назад: «Пока «преемник» доказывает правильность президентского выбора». Эксперт считает, что рост рейтинга Путина свидетельствует, что «электорат России ждет новых политических сил и фигур», и уверенность, что народ устал и готов отдохнуть при «вялом и бездеятельном президенте» Примакове, ни на чем не основана. Правда, чтобы стать настоящим «преемником», одной Чечни (на которой сейчас, собственно, и держится путинский рейтинг) мало. По мнению Эксперта, необходимы радикальные решения в экономике: «от сокращения налогов до амнистии вывезенного из страны капитала». Вполне, надо сказать, четко ориентированная на определенные интересы программа. «Если Путин это сделает, значит, человек — тот. Если нет — подождем другого», — заключает Эксперт.

С точки зрения еженедельника Век, намечающееся противостояние между Примаковым, склоняющимся к стратегическому союзу с левыми, и Путиным, который делает ставку на силы, ассоциирующиеся «с консервативными и антизападными настроениями — армия, органы безопасности и т.д.», опасно для страны. Политические технологи считают, что если один политик дрейфует в сторону левых, второй неизбежно выступает в роли правого. «Это лишь усилит взаимное недоверие и вражду. Ресурсов же — финансовых, административных, политических для поддержания стабильности — у страны, по сравнению с 1996 годом, осталось немного». Век, вопреки многим другим изданиям, считает, что будущие президентские выборы могут стать повторением прошлых, «но противостоять, пусть популярному, но все же ставленнику левых, как нам видится, будет не демократ, а представитель совершенно иной генерации российских политиков».

Еще более определенно высказывается на эту тему журнал Новое время, находя, впрочем, между обоими претендентами на президентское кресло больше сходства, чем различий: «В государстве с разваленной экономикой, слабой армией и стагнирующей властью тайная полиция нередко оказывается единственной силой, способной хоть как-то противостоять хаосу… Тасуя небогатую колоду претендентов на кремлевский престол, власть и элиты останавливают свой взор на «коллективном Андропове» наших дней — Путине и Примакове». Новое время считает, что возрастные различия лишь подчеркивают их общность: «Примаков старше, хитрее академичнее, «ближневосточнее»… Путин динамичнее, современнее», но обоих отличают «сугубая информированность, искушенность, выдержка, холодные руки, горячие сердца…» По-видимому, на пути к демократии, заключает Новое время, «империя должна пройти… неизбежный этап сплошной коррупции и бандитизма». А затем появляются и те, кто призван покончить с этим — соответствующими методами. «Примаков и Путин — это наш… промежуточный финиш большого забега в демократию… Примаков и Путин — это наше все. Все, что мы заслужили».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ