Федеральные выборы в центральных СМИ

0
21

На прошлой неделе, наконец, завершился один из наиболее интригующих сюжетов развития предвыборной ситуации. Е.М.Примаков объявил о своем согласии возглавить блок «Отечество — Вся Россия». «Великий Немой заговорил», «Примаков прервал паузу», — сообщили СМИ.

Эта таинственная пауза на фоне неудержимого роста личного рейтинга экс-премьера вызвали у специалистов-политологов, психологов и даже философов живейший интерес к «феномену Примакова».

Независимая газета опубликовала статью о Примакове руководителя центра Института философии РАН Валентины Федотовой. Перечислив все симпатичные избирателям черты экс-премьера — его нелюбовь к популистским обещаниям, неконфронтационность во внутренней политике и отстаивание «национально-государственных интересов» во внешней, чувство собственного достоинства (редчайшее для российских политиков качество!), — Федотова приходит к выводу, что далеко не все эти расхожие представления могут быть подтверждены ссылками на реальные события, поступки экс-премьера, или, на худой конец, на его высказывания.

Более того, выясняется, что не так уж важно, каков Примаков в реальности. Важно, что избиратели в силу определенным образом сложившихся обстоятельств увидели в нем, что называется, воплощение своих чаяний. «Может быть, люди приняли желаемое за действительное, но основа для этого есть. Доказывать, что Примакову 70, что он не сумеет многое сделать — это не понимать феномен Примакова в его общественном значении». В.Федотова считает, что «стране нужен политик, который в глазах народа способен символически восстановить достоинство власти. Народ и конкурирующие политики увидели такого человека в лице Примакова, правы они или нет». Статья называется — «Фактор Примакова».

Другая статья на ту же тему в другой солидной газете — в Известиях — носит подзаголовок «Тоска безотцовщины» и написана не философом, а медиком, президентом Русского психоаналитического общества Ароном Белкиным. Рассуждая о причинах «беспримерного доверия», которым пользуется Примаков в обществе, А.Белкин приходит к выводу, что это чувство сродни тому, что испытывают осиротевшие дети, найдя человека, способного заменить им отца.

«Вот уже в течение полувека… мы пребываем в состоянии жестокой безотцовщины, сиротства». Ни один из российских правителей в этом веке не оправдал доверия народа: Сталин был скорее жестоким отчимом, чем отцом, Хрущев оказался слишком импульсивным и непредсказуемым, Брежнев «был чужим даже в самые лучшие времена», Горбачев сыграл в жизни страны лишь переходную роль, Ельцин «был скорее не отцом, а старшим братом, которого обстоятельства вынуждают взять на себя ответственность за младших». И вот народ-ребенок, устав от отсутствия родителей, ищет им замену и находит ее в лице Евгения Примакова.

Эту несколько экстравагантную психоаналитическую версию решения «загадки Примакова» любопытно сопоставить с тем, что говорит о нем такой известный жесткостью своих оценок политолог как Андрей Пионтковский, ведущий научный сотрудник Института системного анализа РАН, обозреватель радио «Свобода». В интервью Комсомольской правде Пионтковский признается, что популярность Примакова долгое время была ему непонятна, и разгадку он нашел, познакомившись в КП с результатами опроса на тему, кого читатели считают самым выдающимся политическим деятелем двадцатого века. «Как ни странно, это были не такие харизматические фигуры, как Ленин, Сталин, Горбачев, Сахаров, Столыпин. С громадным отрывом лидировал Брежнев. За ним немножко сзади Андропов, а намного дальше — все остальные». По мнению А.Пионтковского, популярность Примакова корреспондируется с результатами этого опроса: «Вы заметили, что Примаков с каждым днем и физически все больше походит на Брежнева? В Брежневе и его примаковской инкарнации актуализируется миф постсоветского человека о золотом веке, о спокойном застое, стабильности, колбасе за 2.20… Примаков, перефразируя известную формулу, — это самая выдающаяся посредственность нашего политического класса. Поэтому так за него и цепляются посредственности невыдающиеся».

Тем не менее, несмотря на этот суровый приговор политического обозревателя радио «Свобода», есть все признаки того, что Примаков «и дальше продолжит свое триумфальное шествие»(выражение газеты Труд) к высотам власти.

Главный редактор Независимой газеты Виталий Третьяков, пытаясь вычислить причины, по которым Примаков после долгих раздумий все же согласился возглавить блок Лужкова-Шаймиева, утверждает, что экс-премьер решился на этот шаг, получив из Кремля достоверную информацию о переносе президентских выборов с июля 2000 года на декабрь 1999. Иначе, по мнению В.Третьякова, объяснить примаковский шаг просто невозможно: не согласится же народный любимец играть роль «трамплина для прыжка Лужкова в Кремль», выиграв для амбициозного московского мэра парламентскую кампанию и сформировав для него влиятельную думскую фракцию? А вот если Ельцин переносит президентские выборы на декабрь (предлогов масса — от состояния здоровья президента до ситуации в стране), Лужков, ранее уже присовокупивший к думским выборам выборы московские, участвовать в президентской кампании не сможет. И тогда, с точки зрения общественности, Примаков будет просто обязан вступить в борьбу за президентский пост. В противном случае, по мнению Третьякова, на этом посту вполне может оказаться тот, кому Ельцин его и предназначил — нынешний премьер Владимир Путин. «По сути, перенос президентских выборов на 19 декабря — единственный шанс для Ельцина провести на свое место того человека, которого он захочет. И только Примаков в этом случае может ему помешать».

Впрочем, у Кремля немало возможностей воспрепятствовать не только реализации хитроумных планов руководителей «Отечества — Всей России», но и простому участию блока в парламентских выборах. И возможности эти предоставлены самими лидерами блока, которые, по выражению газеты Сегодня, «настолько увлеклись плетением союзов и дележом еще не завоеванных государственных постов, что несколько утратили чувство реальности и потеряли осторожность».

Как известно, первая тройка политиков из федерального списка блока — Евгений Примаков, Юрий Лужков, Владимир Яковлев — прямо в день собственной презентации объявила, что в Думу идти не собирается. Что вызвало, с одной стороны, строгое предупреждение со стороны главы Центризбиркома Александра Вешнякова, пообещавшего отдать три мандата «депутатам из вражеского стана» (газета Время MN), а с другой — бурю возмущения в прессе по поводу манипулирвоания доверием избирателей. Не помогли и разъяснения Лужкова, что «первые три фамилии в избирательном списке — это определенные символы и индикаторы того, что намерена делать политическая организация» (цитируется по газете Сегодня). Оппозиционная Лужкову газета Время MN заметила: «Фигуры-символы на выборах — вещь не новая. Только обычно политики добровольно складывали свои полномочия после выборов. В день объявления первой тройки никто никогда не заявлял, что работа депутата его не интересует».

А Новые известия окрестили эту ситуацию «политическим лохотроном»: «Что мы за электорат такой? Обожаемые политики открыто заявляют нам с экрана телевизора, что собираются нас обмануть. И понимают ведь, что это сойдет им с рук… Политики прекрасно знают, что люди у нас голосуют не умом, а сердцем. И потому особенно не церемонятся».

Впрочем, эти упреки (надо признать, небезосновательные) — по всей вероятности, не самый значительный боевой эпизод из тех, в которых предстоит участвовать в ходе предвыборной кампании блоку-гиганту. Недаром, как утверждает Интерфакс-время, Примакова всерьез пугает предстоящая предвыборная кампания, обещающая быть «беспрецедентно жестокой».

Кстати, можно считать, что первые из ожидаемых ушатов грязи уже вылиты — Павел Шеремет в субботней программе ОРТ Время фактически обвинил Примакова в том, что тот выдал Турции лидера курдов Абдуллу Оджалана в обмен на согласие турецкого правительства на размещение на Крите российских зенитно-ракетных комплексов, (стоимость коммерческой сделки по продаже ЗРК — 250 миллионов долларов). Это серьезная попытка нанести урон доселе незапятнанной репутации экс-премьера, и, конечно, это только начало. По сведениям еженедельника Интерфакс-время, следующий шаг готовятся сделать правые: они намерены «развенчать миф о том, что после 17 августа Евгений Максимович спас Россию». Как говорится, далее — везде.

Интерфакс-время уверен, что рейтинг Примакова больше расти не будет. «Ведь одно дело быть просто главным стабилизатором в обществе, кем по сути являлся Примаков-премьер, и совсем другое — быть главой предвыборного бока, который симпатичен далеко не всем».

Как и следовало ожидать, создание левоцентристского блока Примакова-Лужкова-Шаймиева заставило Кремль форсировать попытки создания правой коалиции.

Переговоры длились всю неделю, причем важная их часть прошла в кабинете премьер-министра Владимира Путина (что дало повод Парламентской газете заметить, что Белый дом превращается в предвыборный штаб правых). Во встрече участвовали глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс, глава президентской администрации Александр Волошин и экс-премьеры Виктор Черномырдин, Сергей Кириенко и Сергей Степашин. Последний и был во всей интриге вокруг правого блока центральным персонажем. Хотя по официальной версии на совещании у Путина предполагалось обудить состав нового кабинета министров и события в Дагестане, в действительности, как сообщила газета Сегодня, речь шла о создании коалиции правых сил на базе НДР. «Волошин и Путин настойчиво склоняли Виктора Черномырдина к тому, чтобы он уступил первое место в избирательном списке блока Сергею Вадимовичу, оставив за собой лидерство в НДР». По информации Сегодня, согласие Черномырдина на этом этапе было достигнуто, хотя и не без труда. Как сказал Виктор Степанович кому-то из своего окружения: «Меня уже тошнит от этих выборов, еще не начались, а уже тошнит». Правда, по сведениям Парламентской газеты, Черномырдину в качестве отступного, возможно, было обещано руководство «Газпромом».

Однако и Сергей Степашин оказался не так прост, как его привыкли представлять себе кремлевские политики. Как сообщила газета Время MN, на встречу в Белом доме Степашин приехал с переговоров с Григорием Явлинским, заключив с лидером «Яблока» предварительное соглашение о втором месте в центральном списке блока. «Для Григория Явлинского и старой «яблочной» гвардии — это верх щедрости» (Время MN).

Однако затем случилось страшное: «По слухам, правые и новый премьер в довольно жесткой форме отсоветовали экс-премьеру садиться на «яблочную диету»… Степашину было предложено возглавить НДР в коалиции с правыми»(Сегодня). В результате Степашин, сообщает газета, взял под козырек и объявил Явлинскому, что «он знает, как в Кремле выкручивают руки и ничего не может гарантировать».

Явлинский же, по свидетельству Независимой газеты, перевел это для прессы так: «Степашин — генерал, офицер, и в случае, если на него будет оказано серьезное давление со стороны Ельцина — по разным причинам, — то, по его словам, он не сможет этому противостоять, а это будет означать, что «Яблоко» будет отстранено от участия в выборах». НГ поясняет, что по новому закону о выборах, в случае, если кто-то из первой тройки центрального списка партии снимает свою кандидатуру непосредственно перед голосованием, весь блок теряет право на участие в выборах. Газета считает, что Степашин, скорее всего, «действительно не хочет ссориться с Ельциным, который его «мальчишкой привел в большую политику».

Газета же Коммерсант-daily, прокомментировала эту ситуацию так: «Для «Яблока» отказ Степашина от сотрудничества большой трагедией не станет… Степашину же его признание насчет «выкрученных рук» может стоить гораздо дороже. Ведь теперь любой блок, прежде чем приглашать экс-премьера в свои ряды, вынужден будет крепко подумать, не разойдутся ли взгляды его лидеров с позицией Кремля настолько, что последний захочет использовать описанный Степашиным метод ликвидации конкурента».

А обозреватель газеты Известия Максим Соколов даже заподозрил Григория Явлинского в фарисействе: «Если Степашин — генерал и офицер, то у генералов не принято переваливать вину на вышестоящее начальство и открывать секреты командной кухни такому собеседнику, который их немедленно разболтает. Либо Степашин — не офицер, либо Явлинский — неправдивый человек». По мнению Максима Соколова, более вероятно второе: «Ибо, собираясь через посредство своего болтуна-собеседника прилюдно обличить своего главнокомандующего в склонности к свирепому выворачиванию рук, т.е. совершить поступок бесчестный, странно было бы особо напирать, как то якобы делал Степашин, на свою особую приверженность принципам офицерской чести».

Как бы то ни было, этим интрига вокруг предвыборной судьбы Степашина, а также и вокруг создания многострадального правоцентристского блока не исчерпывается. Неудивительно: та же газета Известия так описывала 21 августа взаимоотношения правых: «Правая коалиция с Чубайсом, Кириенко и Федоровым не питает большой любви к Черномырдину, а Рыжков их и вовсе раздражает, но без них не согласится на объединение Степашин. А без Степашина — почти нереально перешагнуть 5-процентный барьер. Черномырдин с Рыжковым не хотят видеть рядом с собой Бориса Немцова, Егора Гайдара и весь его «Демвыбор». Но очень хотят Степашина. Радикальное крыло «Демвыбора» не хочет видеть Рыжкова и Черномырдина. Гайдар сказал: «У нас с НДР даже физиологические особенности разные: степень изгибаемости позвоночника Сергея Ковалева совсем не та, что у Владимира Рыжкова».

Весь этот клубок противоречий дал повод газете Сегодня не без ехидства заметить: «Может случиться, что заказ Кремля на блок-противовес «Отечеству-Всей России» останется невыполненным». Газета считает истинной причиной отказа НДР от сотрудничества с «Правым делом» «синдром Чубайса»: «В НДР понимают, что стоит принять в коалицию «Правое дело», как все ресурсы и менеджмент кампании окажутся в руках Анатолия Борисовича… С самыми непредсказуемыми последствиями для настоящего (спонсорских отношений с «Газпромом»), и для будущего (прощай, Дума!)». На сепаратные же переговоры с НДР без участия «Правого дела» не согласился лидер «Новой силы» Сергей Кириенко. Публично он заявил о нежелании создавать новую «партию власти», а «не для печати» намекнул на некие «не позволяющие принять предложение интересы» (Сегодня предполагает, что речь идет о спонсорстве «Транснефти», связанной с Борисом Немцовым).

В конечном итоге, от попытки прийти к соглашению с правыми отказался тот, ради кого, можно сказать, все и затевалось — Сергей Степашин. «С такими невестами — лучше в монастырь!», — очевидно, именно эта мысль овладела Степашиным в минувший уик-энд», — пишет Московский комсомолец. — «Экс-премьер неожиданно кинул всех правых лидеров и решил бороться за избирателей в одном-единственном питерском /одномандатном/ округе». В НДР, утверждает МК, уверены, что блок, несмотря ни на что, можно было создать — необходим был в первую очередь сильный лидер. Степашин же упустил возможность им стать: во время переговоров он «вел себя как человек, который сам не знает, чего он хочет, и постоянно менял свои решения».

Теперь перспективы Степашина в Думе (в случае, если он туда попадет) весьма туманны: «Одномандатники на Охотном ряду практически не котируются».

Владимир Рыжков считает, что в результате своего отказа возглавить правый блок, Степашин «добровольно покинул первую десятку российских политиков» (Сегодня). Тем не менее «информированный источник газеты в «Яблоке» не исключает, что 27 августа Степашин»лично пожалует на съезд к Григорию Явлинскому и попросит принять его в свои ряды».

Идет ко дну, по выражению Московского комсомольца, НДР: «На публике его лидеры еще пытаются сохранить уверенный вид, но в частных беседах сквозит полная безнадежность»: движение может рассчитывать не более, чем на 2-3 процента голосов.

Как сообщает Сегодня, после расставания с НДР Чубайс и Кириенко объявили о создании новой коалиции правых сил. В следующее воскресенье предполагается провести в Москве некое «объединительное мероприятие». «Интересно, что это будет — «Правая сила» или «Новое дело»?» Создание объединения правых неизбежно: как заметила Независимая газета, «Кремлю сейчас просто необходимо создать противовес уже раскрученному блоку «Отечество-Вся Россия».

Вне всякого сомнения, предвыборная борьба продолжится с еще большей интенсивностью. СМИ принимают в ней самое деятельное участие. Конец недели принес еще одну сенсацию. В Независимой газете было опубликовано интервью с руководителем избирательного штаба блока «Отечество-Вся Россия» Георгием Боосом, который в пылу предвыборной полемики счел возможным напомнить президентскому окружению о судьбе семьи румынского диктатора Чаушеску. На вопрос НГ, возможно ли улучшение отношений между Ельциным и Лужковым, Боос сказал: «Фактически сегодня есть противостояние между Лужковым и той группой, которая от имени Ельцина… правит страной фактически в своих собственных интересах. При таком положении подвижки к лучшему во взаимоотношениях президента и московского мэра невозможны». И следовательно, вопрос стоит просто: кто кого? «Или они нас уничтожат, или мы вынудим их отказаться от этих действий, роли, власти… Правда, есть и третий вариант: они будут сметены — волеизъявлением народа на выборах либо просто возмущенными людьми. И тогда мало не покажется. Они судьбу Чаушеску в этом случае должны будут счесть райской».

Обращает на себя внимание тот факт, что, по мнению Бооса, расправа может угрожать «президентской камарилье» не только в случае социального взрыва — бунта, «бессмысленного и беспощадного», но маловероятного, но и как следствие вполне демократической процедуры — «волеизъявления народа». Пожалуй, остается только согласиться с руководителем лужковского предвыборного штаба: это война. И похоже, война на уничтожение.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ