Федеральные выборы в центральных СМИ

0
26

Все вариации предвыборной темы в центральных СМИ в основном продолжаются в рамках одной, главной проблемы: состоятся ли выборы в срок, состоятся ли они вообще, готов ли Борис Ельцин передать власть следующему президенту и способен ли он в принципе добровольно оставить свой пост?

Сколько изданий — столько мнений. Точка зрения Общей газеты высказана в статье под заголовком «Элита тяготится свои лидером, но она даст ему уйти спокойно». Газета приходит к выводу, что сегодня авторитарная власть больше не нужна ни элите, «уже получившей все, что можно, от «демократии» и приватизации», ни народу, «который тоже от всего устал и хочет одного — чтобы платили хоть какую-нибудь зарплату». Именно такими настроениями, по мнению газеты, можно мотивировать необъяснимую популярность Евгения Примакова, который одним только своим видом умел внушить обществу, что «революционная смута с ее выскочками и демагогами кончилась» и настала эпоха стабильности. Однако надежда на спокойную жизнь с премьером, напоминающим, как заметили многие авторы, «дорогого Леонида Ильича», не оправдалась. За отсутствием политической популярности внутри страны и финансового могущества, позволяющего с достоинством участвовать в решении мировых проблем, российский президент утешается единственным ныне доступным ему способом: кадровыми перетрясками в исполнительной власти. «Как для Сталина править значило кого-то расстреливать, а для Хрущева — что-то «реформировать», так для Ельцина это значит кого-то снимать и кого-то назначать». И Примаков в этом ряду, скорее всего, не последний. По мнению «ОГ», мечущийся «патриарх» «уже не только не нужен правящему слою, но и прямо для него опасен». И тем не менее никто не решится что-либо предпринять: «Обсуждаемые в интеллигентских салонах и различных СМИ сценарии переворотов, путчей, введения чрезвычайного положения — всего лишь обычные для нашего травмированного создания химеры». Элита, считает газета, будет возмущаться или убеждать президента уйти «по-хорошему» (как это делает Кириенко), но ничего не предпримет, «ожидая завершения естественного биологического процесса, как ждала в свое время аналогичного завершения сталинская элита».

Один из главных разработчиков кремлевских политических технологий, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский в интервью еженедельнику Аргументы и факты» между тем утверждает, что вариант, при котором Ельцин останется во главе государства после 2000 года, не исключен: «Если кем-нибудь будет брошен вызов революционным завоеваниям — свободе, частной собственности, безопасности страны, — то, наверное, в этих условиях и Ельцин станет вести себя очень жестко. Как у любого революционера, ощущение личной исторической ответственности за происходящее для него выше «должностных формальностей». А чтобы эта ответственность не подтолкнула президента к радикальным действиям, предупреждает Г. Павловский, нужно «дать Ельцину спокойно уйти и не играть с кризисами… Революция уйдет вместе с ним». А следующий президент займется «построением нормального, скучного государства. Кто-то должен остановить революцию, чтобы обезопасить ее плоды». По всей вероятности, эти обещания завтрашнего покоя при условия соблюдения сегодня принципа невмешательства в планы кремлевской администрации должны иметь вполне конкретных адресатов.

Очень популярна стала в последние дни белорусская тема. Когда после окончания учений «Запад-99» министр обороны Игорь Сергеев выступил с инициативой «об объединении вооруженных сил Белоруссии и России в рамках проведенных на учениях операций», несмотря на некоторую неясность трактовки (что, собственно, означает объединение «в рамках операций»?), газета Сегодня» написала, что Борису Ельцину преподнесли царский подарок — армию Белоруссии. «В идее породниться армиями есть своя логика: на экономической и административной основе объединение с Белоруссией до сих пор не получалось по причине их полнейшей несовместимости. А вот соединить два осколка бывшей Советской армии — дело куда более перспективное». А о том, что объединение с Белоруссией предполагает для Ельцина решение проблемы продления президентских полномочий по «варианту Милошевича» (возможность занять пост президента нового, союзного государства) газета «Сегодня» писала неоднократно.

С точки зрения Новых известий главное достоинство «белорусского варианта» в глазах кремлевской администрации заключается в том, что он держит в постоянном напряжении политических противников президента. Газета уверена, что идеи российско-белорусской интеграции — это скорее хорошо продуманная PR-кампания, чем реальный план действий, и прежде всего потому, что «политическая элита адекватно оценивает харизматика Лукашенко и ту опасность, которую он представляет в случае попадания в российское политическое поле». Вместе с тем возможность нервировать не только коммунистов, но и московского мэра перспективой отмены выборов используется в полной мере: «Согласитесь, психологически сложнее начинать предвыборную кампанию, не будучи уверенным, что она вообще состоится».

Независимая газета также утверждает, что президент отказался от мысли о создании полноценного Союза с Белоруссией прежде всего из боязни возможных претензий Александра Лукашенко на «российский престол», а также из-за нежелания обострять отношения с Западом. «Причем эти нежелание и боязнь интеграции выглядят настолько сильными, что президент Ельцин отклонил тот проект договора, который мог бы ему обеспечить достойную старость» — имеется в виду все тот же «вариант Милошевича». Кроме того, «НГ» утверждает, что России объединение невыгодно экономически — в отличие от Белоруссии, которая получает «доступ к российским сырьевым ресурсам и к огромному рынку сбыта». Поэтому интеграция идет в основном под давлением белорусского президента и российского парламента, «которым эти вопросы необходимы кому в политических, а кому в экономических интересах».

Газета Известия также считает, что Ельцину по всем пунктам — кроме стремления остаться у власти, — объединение с Белоруссией невыгодно: «В этом случае Россия окончательно будет низведена на уровень третьесортного государства, к тому же Ельцин взвалит на себя ответственность за все лукашенковские экономические фокусы». Не говоря уж о том, что Лукашенко может окончательно погубить имидж Москвы в глазах мирового сообщества. Впрочем, замечают «Известия», Лукашенко совсем не стремится объединяться и при этом делиться властными полномочиями: «Он хочет, чтобы его содержали».

По-видимому, именно такого рода высказывания заставили Александра Лукашенко заявить на 12-й сессии парламентского собрания РФ и РБ: «Белоруссия протягивает руку России, предлагая создание единого государства, а в эту руку из Москвы бросают камень… Неужели вы думаете, что я буду почти пять лет держать страну в подвешенном состоянии?.. Я дал распоряжение МИДу наладить самые теплые отношения с Западом». Как пишет Сегодня, Лукашенко поставил Ельцину ультиматум: или объединение состоится по минскому варианту (предусматривающему, как уже было сказано, введение поста президента Союза), или… «Насчет «или» белорусский президент откровенно блефовал: ему ли не знать, что деться некуда». Парламентарии обеих стран Лукашенко поддержали. Российские депутаты предложили даже провести выборы в союзный парламент одновременно с выборами в Госдуму в декабре 1999 года. Фактически от российского президента требуется лишь одобрить уже проделанную в его интересах подготовительную работу. Таким образом, ультиматум Лукашенко оказался весьма кстати и стал для Кремля удобным прикрытием для решения собственных проблем.

Не мог не привлечь внимание СМИ и публичный разнос, которого удостоился на прошлой неделе министр юстиции РФ Павел Крашенинников по поводу проверки деятельности КПРФ. Большинство изданий сходятся на том, что Крашенинников пострадал невинно — коммунистические структуры были проверены добросовестно и никаких серьезных нарушений обнаружено не было, — во всяком случае, если не выходить за существующие законодательные рамки. Но судя по всему, пишет Независимая газета, «президент и его команда не желают мириться с «несовершенством» законодательства. Минюст явно хотят видеть в Кремле политической полицией, а Крашенинников явно не подходит на роль «держиморды». Газета вспоминает неоднократные и многозначительные заявления представителей администрации о том, что «президент не будет безучастным зрителем предвыборной кампании». Следует иметь в виду, что главные сегодняшние оппоненты президента — «Отечество» и коммунисты. И если проблема устранения «Отечества» из предвыборного политического спектра имеет формальное решение путем назначения досрочных выборов (год с момента регистрации у лужковцев закончится как раз к 19 декабря), то с коммунистами дело обстоит сложнее. «Единственный возможный по закону вариант — если речь идет о полной и окончательной победе над коммунистами — ликвидация КПРФ через суд». Причем процедура довольно громоздкая: вначале — два предупреждения Минюста по поводу замеченных в деятельности компартии нарушений, и лишь потом — обращение в суд. «Времени (до выборов) осталось мало, и Павлу Крашенинникову придется сильно постараться, если он намерен вновь заслужить расположение президента».

Газета Время MN считает, что министр юстиции упустил прекрасную возможность доказать президенту свою исполнительность: когда давалось поручение «разобраться с партиями-нарушительницами», КПРФ имела целую сеть незаконных партячеек на промышленных предприятиях. «Однако г-н Крашенинников, вместо того, чтобы накрыть подпольщиков и взять их с поличным, напротив, трубил о планирующихся облавах на всех углах, в связи с чем сообразительные коммунисты сами трансформировали нелегальные партячейки во вполне законные образования». Впрочем, по мнению газеты, левым не стоит слишком волноваться: между высказываниями Бориса Ельцина и реальными действиями исполнительной власти — «дистанция огромного размера». В противном случае компартия была бы уже давно запрещена.

Газета Сегодня» также убеждена, что при достаточной продолжительности процедуры аннулирования регистрации партии коммунисты, благодаря президентской администрации, получат всего лишь «бесплатное пиаровское обеспечение на протяжении всей избирательной кампании и образ «гонимой режимом» партии в придачу». Сделать коммунистам такой роскошный предвыборный подарок президент, конечно, не расположен.

Еженедельник Век поясняет, что партийные ячейки запрещено создавать только на госпредприятиях, «а во всякого рода АО и ЗАО вольны делать все, что угодно, хоть коммунизм у себя строить», чем и объясняется отчасти неудача министра юстиции при выполнении поручения президента. Впрочем, утверждает «Век», в Кремле уже отказались от намерения запретить КПРФ и пришли к выводу, что гораздо более продуктивная идея — приостановка деятельности партии указом президента. Причем указ готов уже давно, и его вот-вот пустят в дело. После этого Госдума теряет треть своего состава (депутатские мандаты членов фракции КПРФ аннулируются), начинаются судебные разбирательства, в результате чего партия не успевает зарегистрировать свой федеральный список. Правда, предупреждает «Век», остается еще немало партий левого толка, каждая из которых будет счастлива взять накануне выборов под свое крыло «лишенных вывески, но не электората коммунистов».

Занялся проблемами предстоящих выборов и Сергей Степашин. Выступая на втором Всероссийском совещании органов ФСБ, премьер-министр заявил, что в стране «нарастает угроза конституционному строю. Развитие предвыборной кампании в том числе обостряет обстановку в России» (цитируется по Независимой газете). Беспокойство главы правительства вызывает сближение различных партий и объединений экстремистского толка, допускающих «возможность силового изменения конституционного строя в России». Как свидетельствует «НГ», выступление Сергея Степашина состоялось в тот самый момент, когда Борис Ельцин отчитывал Павла Крашенинникова за его просчеты в проверке деятельности компартии. И хотя премьер коммунистов прямо не назвал, сам этот факт «можно считать довольно серьезным предупреждением Компартии».

У многих СМИ выступление Сергея Степашина вызвало неоднозначную реакцию. Газета Время MN» отметила, что Федеральная служба безопасности впервые за последние годы намерена легально вмешаться в политический процесс. И хотя цели декларируются вполне респектабельные: защита избирательных прав граждан, недопущение криминала во власть, — давно известно, пишет газета, что «абстрактные идеи, будучи наугад выпущенными из кабинетов, имеют тенденцию жить собственной жизнью». Появление идеи привлечения спецслужб к борьбе против проникновения криминала в парламент, по мнению газеты, вполне объяснимо, но результат ее воплощения будет зависеть от развития ситуации. «Искушение придумать оригинальное толкование понятию «политический экстремист» будет возрастать по мере приближения выборов. Причем не только у администрации президента, но и у оппозиции. Органы, кстати, тоже могут увлечься».

А газета Новые известия прямо утверждает, что «за полгода до парламентских выборов и за год до президентских российское руководство публично известило сограждан, что период разнузданного политического плюрализма вместе с надеждами на перемены в стране подошел к концу». Что и свидетельствует, по мнению газеты, о серьезности намерений тех, кто решил во что бы то ни стало остаться у власти, пусть даже путем установления режима «управляемой демократии», главным инструментом которой становятся спецслужбы и силовики».

С другой стороны, Коммерсант-daily гораздо менее драматично оценивает факт обращения Сергея Степашина к офицерам ФСБ. По мнению газеты, премьер в большой степени решает собственные проблемы — на самом деле для него «важен один слушатель — Борис Ельцин». Так как у президентского окружения есть серьезные сомнения в том, сможет ли нынешний глава правительства обеспечить интересы «узкого круга лиц» на парламентских и президентских выборах, главная задача Степашина — доказать, что президент в мае не ошибся, остановив своей выбор на нем, а не на Аксененко. И борьба за «чистые выборы» служит прежде всего этой цели.

По большей части СМИ пишут о премьере вполне доброжелательно: еженедельник Век формулирует объективные причины, по которым Степашин фактически вынужден придерживаться осторожной тактики Примакова, вновь отказываясь от радикальных реформ: «Естественный коридор политических, экономических и социальных возможностей настолько узок, что выбирать не приходится. Без стабильности и поддержания интересов различных элитных и неэлитных групп нельзя — иначе все рухнет».

Журнал Новое время даже утверждает, что появление Степашина во главе правительства свидетельствует о начале нового этапа в жизни постперестроечной России, этапа, открывающего возможности для политических карьер «нормального, ненадрывного типа». Если вспомнить, что в начале 90-х годов губернаторами становились секретари обкомов, парламентариями — «демократы из НИИ», а министерства возглавляли «кандидаты экономических наук с опытом руководства исследовательской группой из трех человек», приход во власть человека «без серьезной советской карьеры за плечами, но уже пять лет не опускающегося ниже министерского уровня» не может не радовать. Как считает «Новое время», только теперь во главе правительства может появиться фигура, которая «не вызовет глубокого внутреннего протеста ни у старой, ни у новой элит, ни в широких народных массах».

И все же Независимая газета утверждает, что в Белом доме разговоры о возможной отставке главы правительства ведутся уже в полный голос. «Называют и сроки грядущего события — август». Как пишет «НГ», президент периодически дает понять Сергею Степашину, что во главе кабинета он — человек временный. И сам премьер не раз высказывался в таком смысле. И хотя возможные причины будущей отставки остаются для большинства наблюдателей загадкой, «все уже настолько привыкли к отсутствию логики в действиях президентского окружения, по крайней мере, в части, касающейся правительственных отставок и назначений, что удивляться очередной смене кабинета вряд ли кто будет».

Еженедельник Интерфакс-время напрямую связывает перспективы Сергея Степашина с ответом на вопрос: в состоянии ли он обеспечить президенту безопасность после парламентских выборов? Если сомнения останутся, смена кабинета произойдет в конце лета — начале осени: «должно остаться время для раскрутки нового лица».

О том, что у окружения президента есть запасные, вполне неожиданные для общества способы обеспечить свою безопасность и «преемственность власти» свидетельствует опубликованный в Новой газете» проект президентского указа о введении в стране чрезвычайного положения. По сведениям автора, известного журналиста Юрия Щекочихина, указ должен был быть подписан 13-го мая, на следующий день после голосования в Думе по импичменту, — если бы импичмент прошел. Согласно опубликованным данным, предполагалось, что Сергей Степашин станет главой Временной администрации, а Александр Лебедь — его заместителем. Как пишет Щекочихин, «когда власть бессильна сохранить саму себя — у власти один путь: сохранить себя силой. Военной силой… Но ради чего? Ради кого? Что поставлено на чашу весов? Спокойствие страны или покой семьи?»

Юрий Щекочихин уверен, что указ по-прежнему ждет своего часа. Сейчас рассматривается две возможности для введения чрезвычайного положения: кавказский («точечные» удары по базам чеченских боевиков, — в ответ, как это уже было не раз, — теракты, которые и станут непосредственным поводом для введения ЧП) и ленинский (этот вариант был подробно изложен Жириновским, который уже предложил ввиду неизбежных, как он считает, массовых волнений в случае перезахоронения тела Ленина перенести под этим предлогом и парламентские, и президентские выборы). «Надеемся на голос разума у того же Степашина. Но считаем своим долгом предупредить, куда может быть отброшена страна», — пишет Щекочихин.

Следует сказать, что тревоги «Новой газеты» относительно реакции общества на вынос тела Ленина из Мавзолея разделяют далеко не все обозреватели. Например, Леонид Радзиховский в газете «Сегодня» пишет: «Россия здорово изменилась. Радостного ажиотажа от разрушения любых храмов, уничтожения любых мощей народ сегодня не испытывает. Вместе с тем, ждать «всенародного возмущения», тем более акций протеста, не приходится… по причине разумного равнодушия, усталой законопослушности народа… Так что политический смысл «выноса Ленина из Мавзолея» на самом деле будет равен нулю». По мнению Леонида Радзиховского, эта затея может войти в историю только как «грандиозное по своей глупости шоу».

Впрочем, судя по разнообразию предвыборных материалов в СМИ сейчас, в середине лета, участники будущих избирательных кампаний не испытывают недостатка ни в идеях, ни в возможностях их реализации.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ