Президентские выборы в центральных СМИ

0
24

Обсуждение проблем далеких президентских выборов в центральных газетах на минувшей неделе сочеталось с оживленной полемикой по поводу предстоящего голосования по импичменту действующему президенту. Тем более, что эта акция, инициированная левой оппозицией, небезопасна — учитывая многократно доказанную способность Бориса Ельцина наносить своим противникам упреждающий удар — для самих инициаторов. В прессе появились противоречивые слухи: власть и оппозиция принялись яростно обвинять друг друга в намерении отменить или перенести выборы.

Особое внимание левых вызвало выступление президента перед Федеральным собранием, особенна его часть, посвященная выборам. Пассаж о том, что «новая Россия стала возможной только благодаря выбору россиян, и только за ними право решать: идти по этому трудному пути или малодушно повернуть назад», но наблюдению Московского комсомольца, вызвал «нервный смех главного коммуниста».

МК утверждает, что слова Ельцина о борьбе с привилегиями были адресованы именно коммунистам, которые вынашивают идею о возможности продления действующим парламентариям депутатского срока без всяких выборов. Это одна из причин, по которой левое большинство Госдумы так настаивает на импичменте («даже больной Ельцин является последним препятствием на пути зюгановцев к абсолютной власти в стране»). А затем, при влиянии, которым коммунисты пользуются в регионах, в Госдуме и в правительстве, они без всякого труда смогут добиться нужного им решения на совместном заседании Госдумы и Совета Федерации — например, в связи с «критическим экономическим положением и внешней угрозой». Для начала парламентские выборы могут быть объединены с президентскими и назначены на июнь 2000 года. А до июня коммунисты, несомненно «сумеют укрепиться, как сейчас им даже не снилось».

Понятно, что для левых отставка президента — наиболее короткий путь к власти, именно поэтому Геннадий Зюганов практически в каждом своем публичном выступлении не устает напоминать о том, что импичмент должен быть объявлен. И, конечно, коммунисты напряженно ожидают ответных ходов власти и пытаются их предугадать. В то время, как эксперты КПРФ занимаются подсчетом голосов, на которые можно рассчитывать при голосовании по вопросу об импичменте в Госдуме, пишет еженедельник Московские новости, руководство Народно-патриотического союза выступает с заявлением, что Борис Ельцин «готовит государственный переворот, цель которого — отменить выборы и установить личную диктатуру». МН замечают, что, хотя подобные заявления со стороны левых стали традиционными и давно не воспринимаются как сенсация, на этот раз они стали косвенно подтверждаться. Во всяком случае, из околопрезидентских и околоправительственных кругов просочилась информация — хотя и абсолютно конфиденциальная — о готовящихся силовых действиях. Утверждают, что доклад о противоправных действиях КПРФ, который может стать основанием для запрета компартии, давно лежит на столе министра юстиции Павла Крашенинникова. Инкриминировать коммунистам есть что: партийных организации на предприятиях, созданные в нарушение федерального законодательства, экстремистские выступления на митингах и т.д. Говорят также, что Совет безопасности готов дать президенту соответствующие рекомендации. «Как уверяют чиновники администрации, Борис Ельцин считает, что запрет КПРФ мог бы эффектно завершить его политическую карьеру». Вопрос в том, решится ли президент на столь решительный шаг, и просчитаны ли до конца его последствия? По мнению Московских новостей, стоит также обратить внимание на то, как много сил и времени тратит Борис Ельцин, чтобы накануне голосования по импичменту «наладить отношения со своими некоммунистическими оппонентами». Имеется в виду Григорий Явлинский, «товарищи-демократы», соратники президента по первому периоду демократических преобразований, но прежде всего — Юрий Лужков, которого «многие кремлевские стратеги поторопились вычеркнуть из «президентского резерва». Таким образом, в последние дни президенту удалось «увеличить число тех, на кого он может рассчитывать в решительную минуту».

Кстати, о том, что Лужков вернул себе расположение президента и даже, после поездки в Париж, стал «олицетворением российской политики, альтернативной примаковской», пишет и газета Коммерсант-daily. После того, как Примаков отказался от визита в США, контакты Лужкова в Париже с западными политиками приобрели для России исключительное значение. В знак признания этого Лужков по возвращении из Франции получил от президента новое поручение, с которым и побывал в Азербайджане. Оттуда он привез российский самолет «Руслан», задержанный в бакинском аэропорту с шестью «МиГами» на борту, тем самым разрядив конфликтную ситуацию, омрачавшую в последние дни российско-азербайджанские отношения. В Баку, как и в Париже, Лужкова принимали как одного из основных претендентов на пост главы РФ, политика, в котором Ельцин видит альтернативу Примакову и своего преемника.

Еще одну возможную версию причин обострения противостояния между президентом и левой оппозицией высказывает еженедельник Век. По его мнению, поддержка, которую оказывают левым различные политические силы — «от губернаторов до потенциальных кандидатов в президенты» — вызвана общим недовольством деятельностью президентских структур, «которые в течение последних месяцев создают постоянное напряжение на российском политическом Олимпе». Большинство губернаторов, например, пишет Век не только не имеют ничего против президента, но и предпочли бы многие вопросы решать с ним лично. Однако иметь дело «с некими «приказными», действующими от имени главы государства», политической элите просто надоело. Именно этим недовольством и воспользовались коммунисты, чтобы добиться отставки президента и получить, наконец, возможность «смены курса». «В обстановке общего остервенения, — пишет Век, — кажется, что никакой компромисс невозможен. Но, может быть, редкое единение российских политикой по югославскому вопросу остудит их пыл внутри страны?..»

Перипетии политической борьбы заставляют не только коммунистов высказываться достаточно решительно. Газета Сегодня приводит слова заместителя руководителя фракции «Яблоко» Сергея Иваненко: «Мы отдаем себе отчет в том, что коммунисты рассматривают импичмент исключительно как политическое средство для захвата власти. Мы будем внимательно следить за этим и не допустим манипулирования нашими голосами в их интересах». По словам Иваненко, первоначально импичмент задумывался исключительно как «театрализованное представление, как фарс», однако изменение ситуации в стране сделало его политической реальностью. Члены фракции «Яблоко» за то, чтобы голосование по процедуре импичмента было открытым. Они надеются, что последовательное соблюдение конституционной процедуры импичмента не позволит дестабилизировать обстановку в стране.

Газета Сегодня сообщает о том, что лидер НДР Виктор Черномырдин назначил проведение съезда движения — того самого, где НДР должен предстать перед общественностью в новом качестве — на 24 апреля. «Апрельский съезд черномырдинцев призван удивить политическую публику непривычным постановочным шоу в западном деловом стиле и оставить ощущение возможности невозможного — победы на парламентских выборах 1999 года». Среди почетных гостей ожидаются Гельмут Коль и Маргарет Тэтчер. С программными речами выступят российские политики: Константин Титов («Голос России»), Борис Федоров («Правое дело»), Ирина Хакамада («Общее дело»). Варианты решения экономических проблем страны предложат банкиры Андрей Костин (Внешэкономбанк), Александр Лебедев (Национальный резервный банк), Геннадий Меликьян (Сбербанк). Словом, замечает газета, «общее впечатление… таково, что ЧВС со товарищи готовят нешуточную подножку младореформаторскому «Правому делу».

Между тем лидеры «Правого дела» на прошлой неделе предприняли акцию, которую большинство изданий оценило как чисто рекламную: речь идет о поездке Егора Гайдара, Бориса Немцова и Бориса Федорова на Балканы. Еженедельник Российские вести комментирует: «Не важно, что официальные лица говорят о миротворческом вояже Егора Гайдара, Бориса Немцова и Бориса Федорова как об их личном деле. Важно, что правые лидеры сами говорят о благословении российского президента… Не важно, что югославский вице-премьер скептически оценивает полезность встречи с народными дипломатами. Важно огласить VIP-список встреч правых лидеров, в котором значатся спецпредставитель США Ричард Холбрук, итальянский премьер Массимо Д’Алемо, американский вице-президент Альберт Гор, госсекретарь Мадлен Олбрайт и даже Папа Римский…» Российские вести считают, что видеть в акции «Правого дела» исключительно PR-трюк было бы дурным тоном. «Но вся она обставлена так, что невольно наводит на мысль в том числе и об этом».

Проблеме предвыборных PR-технологий газеты начинают уделять все больше места. Газета Время MN, например, печатает обширное интервью с Игорем Малашенко, председателем Совета директором компании «Медиа-МОСТ», одним из главных действующих лиц предвыборного штаба Бориса Ельцина в 1996 году. Малашенко утверждает, что, поскольку по сравнению с 1996 годом настроения избирателей кардинально изменились, использовать наработанные ранее приемы не удастся. Перед прошлыми выборами задача, по определению Малашенко, была скорее виртуальной и заключалась в том, чтобы активизировать группы электората, которые в принципе расположены к Ельцину, но не участвуют в выборах в силу общей инертности. «Сегодня же решения предстоит искать только в сфере реальности. Не все это понимают». Успехи предвыборного штаба Ельцина в 1996 году произвели на политическую элиту сильнейшее впечатление: как говорит Малашенко, многие «на виртуальной реальности просто помешались». В результате не только политики и государственные руководители считают, что их карьера зависит исключительно от журналистов и потому готовы общаться с прессой сколь угодно долго, но даже правительство пришло к убеждению, что «проблема не в том, что людям не платят зарплату, а в том, что телевидение об этом рассказывает». Между тем, напоминает Малашенко, мир отнюдь не виртуален, «он соткан из совершенно конкретных интересов», и чтобы «Зюганов или некто подобный» не сел в результате выборов за рычаги бульдозера, который сметет все, созданное за годы демократических реформ, «политическим технологам пора трубить предвыборный сбор».

О прошлых выборах и о работе политических технологов рассуждает в Общей газете Владимир Золотухин, «народный депутат СССР», как он себя называет. По его мнению, в том, что романтический ореол, окружавший народных избранников в годы перестройки, полностью развеялся, есть вина и современных имиджмейкеров, которые, вместо того, чтобы «помочь кандидату донести собственные мысли до избирателей», просто учат его, как себя вести, чтобы понравиться электорату, «что именно нужно говорить, а о чем не говорить ни в коем случае». К тому же после выборов власть начинает попросту игнорировать мнение граждан, и потому нет ничего удивительного, что на смену былому предвыборному энтузиазму пришла всеобщая апатия.

Совершенно иначе оценивает состояние российского общества еженедельник Век. С точки зрения Века, в бурных антизападных акциях последнего времени, ставших полной неожиданностью для властей и политической элиты, «нашла выход гигантская негативная социальная энергия, копившаяся в годы неудачных реформ». Политики гадают, в какое русло направится социальная энергия «уличного протеста» в год парламентских выборов? «С одной стороны, очень хорошо, когда нация… просыпается от летаргического сна, от безразличия ко всему, что происходит вокруг». Но с другой — «никто не даст гарантий, что если завтра ситуация внутри России обострится, то горючий материал социального протеста, освобожденный от всяческих «табу», не превратится в мощный детонатор гигантских общественных катаклизмов». Поэтому, предупреждает еженедельник, если не трансформировать пробудившуюся энергию в «некие созидательные импульсы», она может стать опасной. Однако действующим политикам это не под силу. «Пикеты и манифестации у посольств продемонстрировали: «партийные тусовки» отдельно, а протестующая молодежь — отдельно» — несмотря на то, что для появления новых харизматических лидеров трудно придумать более подходящий момент. Век, подобно другим изданиям, ностальгически замечает: «Несколько лет назад именно таким образом рождались лидеры демократического движения». Однако сегодня появление новых звезд на политическом небосклоне вряд ли возможно без помощи профессионалов, которые, впрочем, проявляют абсолютно меркантильный подход к делу: «Поиск и «раскручивание» новых лидеров — чем не задача для всевозможных центров политического консультирования и имиджмейкерских фирм? Беда только в том, что все они уже работают на конкретных заказчиков, а не на общее дело».

Проявили интерес к неожиданно бурной реакции московской молодежи на югославские события и другие издания. Еженедельник АиФ-Москва сообщает, что по официальным данным в столице зарегистрировано 29 общественно-политических объединений, большинство из которых имеют молодежные секции. По неофициальным же сведениям молодежных политических движений в городе не менее 50. Спектр их весьма разнообразен — от «группы имени Че Гевары» и молодых коммунистов до «России молодой». По утверждению еженедельника, среди столичных ВУЗов «оплотом коммунизма» считается МГТУ им. Баумана, а «цветком демократии» — РГГУ, ректором которого является Юрий Афанасьев, в прошлом известный демократический лидер». Впрочем, большинство молодых людей не доверяет ни политическим лидерам, ни политическим институтам, ни существующей избирательной системе и не желает заниматься политикой. АиФ-Москва приводит мнение первого секретаря ЦК Союза коммунистической молодежи Константина Жукова, который утверждает, что в регионах молодежь, в первую очередь студенческая, значительно более политически активна: «Они менее обеспеченны, и перспектив у них намного меньше, чем у москвичей. Ребята прекрасно это понимают, и в политику идут не от хорошей жизни».

В первоапрельском номере Известий любопытную идею высказывает известный публицист Максим Соколов. По его мнению, решить многие политические и экономические проблемы в стране помогло бы введение имущественного ценза, то есть «учреждение такого порядка, когда обязательным условием регистрации в качестве избирателя служило бы предъявление справки об уплате доходов с налога, превышающего энное количество у.е. в месяц (цифра должна подлежать критическому обсуждению». По мнению М.Соколова, «итогом стало бы соединение весомого стимула к легализации своего истинного достатка (ибо сокрытие доходов будет означать добровольное исключение из политической жизни) с принципиально новыми возможностями для избрания вменяемой власти (ибо зажиточному человеку есть что терять, кроме своих цепей, и он менее склонен к господствующему ныне протестному выбору…)» Большинство демократических стран, напоминает М.Соколов, прошли через этап ограничения избирательных прав граждан, и именно тогда были заложены определенные общественные традиции: «В массовом порядке голосуют как раз цензовые слои населения — искомый средний класс, тогда как пауперизированная часть народа к политике индифферентна». Беды России, по мнению М.Соколова, и объясняются тем, что в ней все обстоит как раз наоборот. А потому для исправления положения «ничего более подходящего, чем избирательный ценз, допускающий до выборов ту часть населения, которой не нужно чужого, но которая дорожит своим, пока не придумано». Впрочем, замечает автор, «в той мере, в какой будет сломана традиция сумасшедшего дома, при которой правительство жмется в расходах (вместо того, чтобы требовать денег), а парламент раздувает расходы (вместо того, чтобы усиленно бороться с новыми непосильными податями), — можно будет говорить о постепенном смягчении ценза и расширении избирательных прав. Как это, собственно, и происходило в странах, именуемых просвещенными, где права, впоследствии становившиеся общим достоянием, первоначально всегда предоставлялись как привилегия».

Газета Сегодня сообщает о том, что лидер НДР Виктор Черномырдин назначил проведение съезда движения — того самого, где НДР должен предстать перед общественностью в новом качестве — на 24 апреля. «Апрельский съезд черномырдинцев призван удивить политическую публику непривычным постановочным шоу в западном деловом стиле и оставить ощущение возможности невозможного — победы на парламентских выборах 1999 года». Среди почетных гостей ожидаются Гельмут Коль и Маргарет Тэтчер. С программными речами выступят российские политики: Константин Титов («Голос России»), Борис Федоров («Правое дело»), Ирина Хакамада («Общее дело»). Варианты решения экономических проблем страны предложат банкиры Андрей Костин (Внешэкономбанк), Александр Лебедев (Национальный резервный банк), Геннадий Меликьян (Сбербанк). Словом, замечает газета, «общее впечатление… таково, что ЧВС со товарищи готовят нешуточную подножку младореформаторскому «Правому делу».

Между тем лидеры «Правого дела» на прошлой неделе предприняли акцию, которую большинство изданий оценило как чисто рекламную: речь идет о поездке Егора Гайдара, Бориса Немцова и Бориса Федорова на Балканы. Еженедельник Российские вести комментирует: «Не важно, что официальные лица говорят о миротворческом вояже Егора Гайдара, Бориса Немцова и Бориса Федорова как об их личном деле. Важно, что правые лидеры сами говорят о благословении российского президента… Не важно, что югославский вице-премьер скептически оценивает полезность встречи с народными дипломатами. Важно огласить VIP-список встреч правых лидеров, в котором значатся спецпредставитель США Ричард Холбрук, итальянский премьер Массимо Д’Алемо, американский вице-президент Альберт Гор, госсекретарь Мадлен Олбрайт и даже Папа Римский…» Российские вести считают, что видеть в акции «Правого дела» исключительно PR-трюк было бы дурным тоном. «Но вся она обставлена так, что невольно наводит на мысль в том числе и об этом».

Проблеме предвыборных PR-технологий газеты начинают уделять все больше места. Газета Время MN, например, печатает обширное интервью с Игорем Малашенко, председателем Совета директором компании «Медиа-МОСТ», одним из главных действующих лиц предвыборного штаба Бориса Ельцина в 1996 году. Малашенко утверждает, что, поскольку по сравнению с 1996 годом настроения избирателей кардинально изменились, использовать наработанные ранее приемы не удастся. Перед прошлыми выборами задача, по определению Малашенко, была скорее виртуальной и заключалась в том, чтобы активизировать группы электората, которые в принципе расположены к Ельцину, но не участвуют в выборах в силу общей инертности. «Сегодня же решения предстоит искать только в сфере реальности. Не все это понимают». Успехи предвыборного штаба Ельцина в 1996 году произвели на политическую элиту сильнейшее впечатление: как говорит Малашенко, многие «на виртуальной реальности просто помешались». В результате не только политики и государственные руководители считают, что их карьера зависит исключительно от журналистов и потому готовы общаться с прессой сколь угодно долго, но даже правительство пришло к убеждению, что «проблема не в том, что людям не платят зарплату, а в том, что телевидение об этом рассказывает». Между тем, напоминает Малашенко, мир отнюдь не виртуален, «он соткан из совершенно конкретных интересов», и чтобы «Зюганов или некто подобный» не сел в результате выборов за рычаги бульдозера, который сметет все, созданное за годы демократических реформ, «политическим технологам пора трубить предвыборный сбор».

О прошлых выборах и о работе политических технологов рассуждает в Общей газете Владимир Золотухин, «народный депутат СССР», как он себя называет. По его мнению, в том, что романтический ореол, окружавший народных избранников в годы перестройки, полностью развеялся, есть вина и современных имиджмейкеров, которые, вместо того, чтобы «помочь кандидату донести собственные мысли до избирателей», просто учат его, как себя вести, чтобы понравиться электорату, «что именно нужно говорить, а о чем не говорить ни в коем случае». К тому же после выборов власть начинает попросту игнорировать мнение граждан, и потому нет ничего удивительного, что на смену былому предвыборному энтузиазму пришла всеобщая апатия.

Совершенно иначе оценивает состояние российского общества еженедельник Век. С точки зрения Века, в бурных антизападных акциях последнего времени, ставших полной неожиданностью для властей и политической элиты, «нашла выход гигантская негативная социальная энергия, копившаяся в годы неудачных реформ». Политики гадают, в какое русло направится социальная энергия «уличного протеста» в год парламентских выборов? «С одной стороны, очень хорошо, когда нация… просыпается от летаргического сна, от безразличия ко всему, что происходит вокруг». Но с другой — «никто не даст гарантий, что если завтра ситуация внутри России обострится, то горючий материал социального протеста, освобожденный от всяческих «табу», не превратится в мощный детонатор гигантских общественных катаклизмов». Поэтому, предупреждает еженедельник, если не трансформировать пробудившуюся энергию в «некие созидательные импульсы», она может стать опасной. Однако действующим политикам это не под силу. «Пикеты и манифестации у посольств продемонстрировали: «партийные тусовки» отдельно, а протестующая молодежь — отдельно» — несмотря на то, что для появления новых харизматических лидеров трудно придумать более подходящий момент. Век, подобно другим изданиям, ностальгически замечает: «Несколько лет назад именно таким образом рождались лидеры демократического движения». Однако сегодня появление новых звезд на политическом небосклоне вряд ли возможно без помощи профессионалов, которые, впрочем, проявляют абсолютно меркантильный подход к делу: «Поиск и «раскручивание» новых лидеров — чем не задача для всевозможных центров политического консультирования и имиджмейкерских фирм? Беда только в том, что все они уже работают на конкретных заказчиков, а не на общее дело».

Проявили интерес к неожиданно бурной реакции московской молодежи на югославские события и другие издания. Еженедельник АиФ-Москва сообщает, что по официальным данным в столице зарегистрировано 29 общественно-политических объединений, большинство из которых имеют молодежные секции. По неофициальным же сведениям молодежных политических движений в городе не менее 50. Спектр их весьма разнообразен — от «группы имени Че Гевары» и молодых коммунистов до «России молодой». По утверждению еженедельника, среди столичных ВУЗов «оплотом коммунизма» считается МГТУ им. Баумана, а «цветком демократии» — РГГУ, ректором которого является Юрий Афанасьев, в прошлом известный демократический лидер». Впрочем, большинство молодых людей не доверяет ни политическим лидерам, ни политическим институтам, ни существующей избирательной системе и не желает заниматься политикой. АиФ-Москва приводит мнение первого секретаря ЦК Союза коммунистической молодежи Константина Жукова, который утверждает, что в регионах молодежь, в первую очередь студенческая, значительно более политически активна: «Они менее обеспеченны, и перспектив у них намного меньше, чем у москвичей. Ребята прекрасно это понимают, и в политику идут не от хорошей жизни».

В первоапрельском номере Известий любопытную идею высказывает известный публицист Максим Соколов. По его мнению, решить многие политические и экономические проблемы в стране помогло бы введение имущественного ценза, то есть «учреждение такого порядка, когда обязательным условием регистрации в качестве избирателя служило бы предъявление справки об уплате доходов с налога, превышающего энное количество у.е. в месяц (цифра должна подлежать критическому обсуждению». По мнению М.Соколова, «итогом стало бы соединение весомого стимула к легализации своего истинного достатка (ибо сокрытие доходов будет означать добровольное исключение из политической жизни) с принципиально новыми возможностями для избрания вменяемой власти (ибо зажиточному человеку есть что терять, кроме своих цепей, и он менее склонен к господствующему ныне протестному выбору…)» Большинство демократических стран, напоминает М.Соколов, прошли через этап ограничения избирательных прав граждан, и именно тогда были заложены определенные общественные традиции: «В массовом порядке голосуют как раз цензовые слои населения — искомый средний класс, тогда как пауперизированная часть народа к политике индифферентна». Беды России, по мнению М.Соколова, и объясняются тем, что в ней все обстоит как раз наоборот. А потому для исправления положения «ничего более подходящего, чем избирательный ценз, допускающий до выборов ту часть населения, которой не нужно чужого, но которая дорожит своим, пока не придумано». Впрочем, замечает автор, «в той мере, в какой будет сломана традиция сумасшедшего дома, при которой правительство жмется в расходах (вместо того, чтобы требовать денег), а парламент раздувает расходы (вместо того, чтобы усиленно бороться с новыми непосильными податями), — можно будет говорить о постепенном смягчении ценза и расширении избирательных прав. Как это, собственно, и происходило в странах, именуемых просвещенными, где права, впоследствии становившиеся общим достоянием, первоначально всегда предоставлялись как привилегия».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ