Efes покупает "Красный Восток"

0
22

В конце января Минфин наконец-то утвердил образцы новых акцизных марок, а «Ведомости», ссылаясь на пресс-службу министерства, сообщили о четырех подписанных приказах, определяющих перечень реквизитов, элементов защиты, а так же необходимых сведений о маркируемой алкогольной продукции. Наносимая на марки информация, говорилось в статье, будет считываться специальными техническими средствами единой автоматизированной информационной системы учета объема производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. При этом утвержден порядок, в соответствии с которым ФНС будет продавать акцизные марки нового образца производителям и вести их учет. Кроме того, из сделанного тогда же заявления Минфина следовало, что, начиная с 24 января, ФНС России может приступить к выдаче новых марок предприятиям, производящим алкогольную продукцию.

Тем не менее, вопреки оптимистичным реляциям Минфина ситуацию на рынке благополучной не назовешь. 27 января в СМИ было растиражировано сообщение агентства «Прайм-ТАСС» о том, что на складах ликероводочных заводов Московского региона заканчиваются запасы алкоголя из-за отсутствия акцизных марок нового образца. О проблеме заявили сразу несколько ведущих предприятий — группа ОСТ, «Русский алкоголь» и ФГУП «Росспиртпром». Как отмечает «Коммерсантъ», первоначально предполагалось, что Федеральная налоговая служба начнет выдавать новые акцизные марки производителям алкоголя с 31 января, однако до сих пор никто из производителей марок не получил: их выдача из-за отсутствия ряда нормативных актов перенесена на неопределенный срок.

По данным «Гудка», компании, пострадавшие от ведомственной неразберихи, готовы пойти в суд. «Мы не должны этого так оставить, — считают представители алкогольных компаний. — Мы должны предъявить иски правительству, Минфину, ФНС. Кто отвечает за то, что до сих пор не было акцизных марок? Наверное, Минфин. Мы считаем, что за полгода можно было сделать многое. Нам сейчас за 2005 год по 100 миллионов только налогов нужно заплатить бюджету. Весь январь простояли, на расчетном счету денег нет, а за свет, газ плати авансом. Нужно подавать иски. Ведь когда-то должна эта неразбериха закончиться».

Удивлен работой правительства и президент «Независимого винного клуба» Владимир Цапелик. «То, что правительство проработало закон не должным образом, совершенно очевидно, — заявляет эксперт. — Были поздно выпущены подзаконные акты. С акцизными марками все ясно — их, скорее всего, не выпустили, поэтому бизнес и не смог работать. Поэтому я считаю, что правительство должно серьезно проработать ситуацию уже в январе, чтобы дать бизнесу четкие и понятные ориентиры. Из-за неразберихи теряются большие деньги. Алкогольный рынок огромный — 12-14 миллионов долларов. И останавливать его было просто неразумно». При этом г-н Цапелик полагает, что пока законопослушные предприятия стояли, «набирал обороты теневой бизнес. Если и дальше не обращать внимания на предложения и замечания предпринимателей, государство может потерять деньги в долгосрочном плане вместе с «белым» бизнесом».

Председатель Водочной артели «Ять» Леонид Вигдорович также настроен пессимистично. «Прогнозы дальнейшего развития ситуации не самые радужные, — признался Вигдорович корреспонденту «Газеты» Кире Ремневой. — Даже если марки начнут выдавать на этой неделе, процесс будет достаточно длительным. И, скорее всего, новые марки компании будут получать в соответствии с местом в рейтинге Госкомстата. А это значит, что крупные игроки понесут наименьшие потери, а мелкие производители — самые большие». Леонид Вигдорович также считает, что кризисная ситуация на руку импортерам алкоголя, которые могли в конце года значительно увеличить закупки в отличие от производителей, у которых все-таки есть ограничения по производственным мощностям.

Еще в более сложной ситуации оказались производители шампанского. Гендиректор Северо-Западного альянса участников алкогольного бизнеса Михаил Злыдников в интервью питерскому «Коммерсанту» отметил, что если марки для крепкого алкоголя уже готовы, но их пока нельзя выдавать, то марки для производителей натуральных и шампанских вин Гознак еще не напечатал. Сами производители вин указывают, что если в ближайшие несколько недель ситуация не изменится, то выйти на прежнюю мощность они смогут лишь через полгода. «Если через неделю мы не сможем возобновить производство, то придется остановить процесс непрерывного брожения, который повлечет за собой гибель дрожжей, необходимых для производства шампанского», — заявила исполнительный директор завода «Игристые вина» Ирина Белова. По данным «Коммерсанта», на восстановление производства компании придется потратить не менее $35-60 млн.

Однако отсутствием акцизных марок проблемы алкогольных компаний не исчерпываются. Газета «Бизнес» предлагает вниманию читателей статью Василия Дмитриева «Спирту указали путь», в которой обсуждается предложение Минсельхоза ввести госмонополию на спирт. Подчеркивается, что чиновники впервые обнародовали схему работы монополии. Ведомство Гордеева предлагает создать федеральное государственное учреждение (ФГУ) с территориальными подразделениями. Производитель и потребитель спирта заключают договор купли-продажи, затем ЛВЗ направляет ФГУ требование на отгрузку. После этого ФГУ выставляет ЛВЗ счет на оплату спирта, уже включающий акциз. Затем производитель спирта отгружает партию, а ФГУ перечисляет ему деньги за вычетом акциза, который направляется в федеральный бюджет. Предполагается, что ФГУ не станет получать прибыль от посреднических операций, а финансировать учреждение будет бюджет.

Как пишет «Бизнес», предложенная Минсельхозом схема практически полностью копирует предложение Союза производителей алкогольной продукции (СПАП). Согласно схеме, предложенной СПАП, производитель водки перечисляет деньги на счет Расчетно-клирингового спиртового центра, который контролируется государством, тот выплачивает все акцизы в бюджет и производит оплату производителю спирта. После этого спиртзаводы отгружают продукцию ЛВЗ. Схема СПАП также предполагает, что все акцизы на алкоголь выплачиваются во время закупки спирта, как и предлагал Минсельхоз год назад.

Президент ТПГ «Кристалл» Сергей Зивенко считает, что новая схема гораздо лучше той, что была предложена год назад. Вместе с тем, Зивенко непонятно, зачем создавать ФГУ при Минсельхозе, хотя акцизы собирает Федеральная налоговая служба. Руководитель отдела по связям с общественностью «Синергия» Андрей Малафеев сомневается в оправданности появления посредника, замечая, что это приведет к бюрократическим проволочкам.

Нужно отметить, что у производителей алкоголя возникают трудности не только с производством, но и с продвижением продукции. В статье «Пьяные огурцы» обозреватель «Компании» Ольга Колтунова пишет, что делать рекламу алкоголя, способствующую продвижению товара и не подпадающую под санкции Федеральной антимонопольной службы, становится все сложнее: «Производители алкоголя смекнули, что рекламным роликам, неприкрыто демонстрирующим свою алкогольную «сущность», путь на телеэкраны закрыт, а ФАС провести на мякине не удастся. В телевизионном эфире начали появляться рекламные ролики, сделанные столь виртуозно, что «подкопаться» к ним практически невозможно. Телеэфир обогатился рекламой огурцов «Русский размер», льдом от «Медофф» и одеждой от «Союз Виктан».

Подчеркивается, что креативные порывы производителей алкогольной продукции созданием липовых зонтичных брендов не ограничиваются и по требованию ФАС они готовы предъявить рекламируемые товары. Так, после того, как Nemiroff представил антимонопольному ведомству банки маринованного перца и лечо, дело в отношении компании было приостановлено. Один из чиновников антимонопольного ведомства, пожелавший остаться неизвестным, комментируя создание «побочных» продуктов, признался, что «если лавирование между буквами закона «О рекламе» будет приводить к написанию книг и постановкам фильмов — это будет замечательно».

Производители пива стали жертвой стихии. Как отмечает обозреватель «Известий» Галина Паперная, затянувшиеся крещенские морозы «заморозили» продажи пива: за две недели низкой температуры потребление пива снизилось почти на четверть. «По наблюдениям прошлых лет снижение среднесуточной температуры на 1 градус по сравнению с нормой ведет к снижению продаж пива на 1 процент», — признались эксперты «Известий». — А за 10 дней нынешних холодов ежедневные продажи упали на 10-20 процентов. При этом потребление пива в последнее время и так плавно сокращается из-за новых требований, запрещающих пить пиво в присутственных местах».

Правда, весть о продаже «Красного Востока» турецкой компании Efes привнесло некоторое оживление на «смерзшийся» пивной рынок. «Бизнес» напоминает, что информация о возможной продаже «Красного Востока» появилась на рынке около года назад. Все это время к предприятию присматривались три международных пивоваренных холдинга — бельгийский InBev, южноафриканский SABMiller и турецкий Efes Breweries International (EBI). Наиболее вероятным покупателем эксперты называли SABMiller, и сделка с ним, как ожидалось, должна была завершиться осенью.

Однако 25 января Efes объявил о приобретении 92,34 процента акций «Красного Востока» за $360 млн. «Приобретение будет способствовать увеличению производственных мощностей, нехватку которых мы остро испытывали, — цитирует президента EBI Ахмета Бояджйоглу пресс-релиз компании. — Это даст нам возможность расширить географию присутствия, обеспечит сырьевую базу и увеличит объемы продаж». Расширение портфеля торговых марок, как отмечается в сообщении EBI, также существенно усилит присутствие Efes в сегменте марок низкого ценового уровня, где до настоящего момента компания была представлена слабо.

«Ведомости» подчеркивают, что браться Хайруллины надеялись выручить за свой бизнес больше средств, но опоздали. Подчеркивается, что сумма сделки вызвала недоумение у аналитиков. «Мы ожидали не менее $600-700 млн.», — призналась аналитик «Атона» Татьяна Капустина. «Сумма сделки на 46 процентов ниже сумм подобных сделок по соотношению стоимости за гектолитр», — соглашается Наталья Загвоздина из «Ренессанс Капитала».

Однако конкуренты «Красного Востока» считают цену логичной. «Она выглядит справедливой, может, даже слегка завышена. До $1 млрд. «Красный Восток» раздула пресса», — считает коммерческий директор российского подразделения SABMiller Игорь Тихонов. По его мнению, Efes приобрела только пивоваренные мощности, поскольку бренды «Красного Востока» пользуются спросом в одном Татарстане.

«Это не слишком низко для не самой прозрачной компании, которая не растет и у которой отсутствуют сильные бренды», — считает предприниматель Евгений Кашпер, в прошлом году продавший принадлежавшие ему с партнерами «Пивоварни Ивана Таранова» голландской Heineken за $500 млн. Г-н Кашпер уточняет, что за «Красный Восток» можно было выручить $700 млн., но два года назад.

Сегодня в России остался только один независимый производитель пива — «Очаково». Владельцы компании в очередной раз заявили «Бинесу», что продавать ее не планируют. «После продажи «Красного Востока» наша точка зрения не изменилась: мы не собираемся продаваться. Напротив, намерены укреплять наши позиции за счет активной работы с дистрибуцией и рекламной поддержки», — заявил «Бизнесу» гендиректор и миноритарный акционер МПБК «Очаково» Владимир Антонов.

В то же время эксперты прогнозируют, что теперь стоимость и доля рынка «Очаково» будут падать». Во всяком случае, с такими комментариями выступил в газете «Ведомости» аналитик ФК «Уралсиб» Марат Ибрагимов. В компании «Тройка Диалог» полагают, что пивной бизнес «Очаково» будет стоить около $600 млн.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ