Мощность минимального уровня загрузки — это страшная сила

0
15

Представляете, как удобно: берем всех гаишников и сажаем за баранку, а негаишников лишаем водительских прав. Какая благодать тот час же воцарится на дорогах! Потому как кто ж больше госавтоинспекции печется о безопасности движения?.. Смешно? Так почему же вы не смеетесь над усилиями государства монополизировать производство и сбыт спиртных напитков для наведения порядка в отрасли? По этой логике, оно вообще всем само должно заниматься. Тогда и контроль будет полным, и бюджет наполненным, и зарплаты бюджетникам заплачены. А уж сколько станет бюджетников — вся страна! Знакомая картина. Умом-то мы к рыночной экономике тянемся, а ноги все в Светлое Будущее тропу нащупывают.

И кое-где уже почти нащупали. Вот «Московский комсомолец в Воронеже» разместил на своих страницах восторженный рассказ о том, как пришел в Липецкую область ФГУП «Росспиртпром» в образе недавно созданного местного «Винторга» и «установил новые правила игры на липецком алкогольном рынке». Теперь, считает газета, всем станет по-настоящему хорошо: и федеральным властям, получающим федеральные налоги, и местным, получающим местные, и конечному потребителю, который наконец-то насладится оптимальным соотношением цены и качества.

А вот информация об том же, только из Сибири. «Известия» сообщают, что три крупнейших в Красноярском крае производителя водки — «Минал», ЛВЗ «Канский» и ОАО «Ярич» — решили объединиться в общую структуру — «Росспиртпром Сибири». «Похоже, — проницательно замечает автор, — что создание региональных объединений водочных производителей под федеральным «брендом» «Росспиртпрома» стало таким же модным и политически правильным решением, как присоединение независимых партий и течений к «Единству».

А тем временем в Вологде диву даются: что-то падают объемы производства и реализации алкопродукции. И росспиртпромотерапию рынка провели, и чужаков с него повыдавливали, а процветания как не было, так и нет. «Причины тому до конца не ясны», — призналась корреспонденту «Красного Севера» г-жа Бритвина, начальник департамента продовольственных ресурсов администрации области. И не мудрено, потому как, если уж до конца прояснять, то следует учесть, что в Светлом Будущем (как мы помним) сильно развито самогоноварение.

И тогда решили народные избранники еще раз как следует все обмозговать, для чего состоялось в Госдуме заседание Экспертного совета по вопросам законодательства в области производства и оборота алкогольной и табачной продукции. Выводы, к которым пришли депутаты, отмечает «Коммерсант», неутешительны: с ростом налоговой нагрузки на алкогольных производителей растет нагрузка «на печенку населения». При выборочных проверках попадающего на прилавки магазинов отечественного алкоголя, проведенных Минэкономразвития за десять месяцев 2001 года, было забраковано 13 процентов водки, 19 процентов вина, 16 процентов коньяка и 20 процентов пива. Что ж до импорта, то здесь некачественной было признано 87 процентов водки, 6 процентов вина, 18 процентов коньяка и 35 процентов пива. Единственным спасением от некачественного алкоголя в такой ситуации оказалось самогоноварение. «Раньше люди гнали самогон от бедности, а теперь — от боязни отравиться алкоголем из розничной торговли», — заявил вице-председатель Госкомстата Олег Рыбак.

Баста! — рванул на груди тельняшку аудитор Счетной палаты Владимир Пансков: «С нелегальным производством нужно бороться экономическими методами». Потому что «ни установление минимальных цен на водку, ни другие меры правительства результатов не дают». А вот и сами экономические методы, предложенные Счетной палатой. Следует «установить мораторий на выдачу лицензий новым алкогольным производителям и ввести новую систему налогообложения действующих предприятий, чтобы перевести их на уплату налога на вмененный доход, который бы рассчитывался, исходя из производственных мощностей завода. При этом государство должно установить минимальный уровень загрузки мощностей».

Революционность этой идеи смутила даже Министерство по налогам и сборам. Валерий Губанов, руководитель департамента налогообложения алкогольной и табачной продукции МНС предложил действовать не столь радикально: лицензии предприятиям все же давать, но с учетом «налоговой истории их учредителей».

В общем, пускай гаишники рулят, а мы уворачиваться будем!

Вопреки общеизвестной приверженности русского человека водке, потребление вина в нашей стране, по данным Национальной алкогольной ассоциации, ежегодно возрастает на 20-30 процентов. Сегодня емкость рынка оценивается в $250 млн. в год. Четверть миллиарда! Совсем неплохо для маленькой Молдовы, сумевшей вовремя воспользоваться нашим законодательным чудачеством.

Летом 2001 года соотношение импортных и российских вин в рознице резко изменилось, пишет журнал «Компания». Это произошло после вступления в силу II части Налогового кодекса, согласно которой реализация российского алкоголя может осуществляться только через акцизные склады, где бутылки оклеиваются специальными региональными марками. Но из-за отсутствия готовых акцизных складов и новых региональных марок недорогие импортные вина (в основном молдавские) потеснили с прилавков продукцию российских компаний. Импорт вина увеличился тогда почти в два раза.

В ответ наиболее предприимчивые российские предприниматели бросились скупать виноградарские хозяйства в Темрюкском районе (Краснодарский край), что позволило им создать вертикально интегрированные алкогольные холдинги. Челябинская торгово-промышленная группа «Ариант» приобрела в течение двух летних месяцев семь агрофирм, Детчинский винзавод (Калужская область) — две, ну и по одной купили московские «Мильстрим» и безалкогольный комбинат «Очаково». В результате все они получили независимую от таможенных прихотей сырьевую базу, а также шанс отыграть ситуацию на рынке. «Покупка виноградников позволит нам получить конкурентное преимущество и контролировать рынок виноматериалов, — считает гендиректор Детчинского винзавода Валерий Логинов. — Мы рассчитываем в будущем получать дополнительные доходы на разнице в стоимости сырья. С ростом курса доллара будет расти и разница в рублях между стоимостью импортного и российского виноматериала».

Кроме того ожидается, что обретение собственных сырьевых источников существенно повысит экономическую эффективность предприятий. «Норма прибыли у заводов вторичного виноделия 20 процентов, пояснил корреспонденту «Русского фокуса» Михаил Сушинцев из «Виалко». Если контролировать цикл от закупки винограда, то рентабельность повысится до 50 процентов. Наконец, если сесть на землю и контролировать весь процесс от земли до готовых бутылок, рентабельность подскочит до 100 процентов». Казалось бы, все замечательно: позиции наиболее энергичных отечественных компаний укрепились, а там, глядишь, в один прекрасный день (чем черт не шутит!) на прилавках магазинов появятся российские вина, которые можно пить.

Однако до такого хэппиэнда еще далеко. Дело в том, что с точки зрения нашего ГОСТа, нет никакой разницы между вином, сделанным из винограда и… не из винограда. Потому на той же Кубани, как отмечают «Крестьянские ведомости», сложилась парадоксальная ситуация. Соседняя Адыгея, практически не имеющая виноградников, производит вина больше, чем весь Краснодарский край! Несовершенство российских стандартов, утверждает газета, ставит натуральные вина Кубани в один конкурентный ряд с порошковыми или, как указывается на этикетках — «оригинальными» винами.

Компании, скупившие виноградники, и администрация края пытаются провести отмену ГОСТа Р51157-98, разрешающего производство нетрадиционных вин с добавлением сахара и ароматизаторов. Если такое произойдет, «оригиналам», считает «Русский фокус» придется либо становиться «натуралами», либо уходить с рынка.

Вот тогда-то и взойдет звезда отечественного виноделия. И мы согреемся в ее лучах.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ